г. Ростов-на-Дону
13 Июля 2020 00:51:10

«Фокусируемся не только на продукте, но и на технологиях»

По словам Дмитрия Бартошевского, совладельца ООО «Программные технологии», его компания решает сложные задачи разработки геоинформационных технологий, поэтому ценится на рынке США и Канады.
«Фокусируемся не только на продукте, но и на технологиях» Дмитрий Бартошевский, Программные технологии
ООО «Программные технологии» — крупнейшая в Ростовской области ИТ-компания, состоящая из коллективов программистов в Таганроге и Ростове, расширяет свою деятельность на рынке Северной Америки. Компания разрабатывает технологии для крупной американской компании, а также выпускает собственные продукты-приложения. В России спрос на геоинформационные системы, помогающие повышать эффективность бизнеса, находится в зачаточном состоянии.

N: — По объемам выручки в 2018 году ваша компания заняла первое место среди ИТ-компаний Ростовской области. Какие услуги и в каких сферах наиболее востребованы?

Д.Б.: — Наша сфера деятельности — разработка геоинформационных систем (ГИС). Прежде всего мы работаем на рынке США и Канады. Это самый большой рынок ИТ. Наш бизнес разделен на 2 части. Первая — разработка на заказ. Наш крупнейший клиент, с которого началась история компании, — это Esri, мировой лидер в области ГИС. С Esri мы ведем постоянное сотрудничество, помогаем им разрабатывать ГИС-продукты. Наш фокус в области программирования на заказ — разработка не приложений, а технологий, например геокодирования, маршрутизации.

Вторая часть бизнеса — собственные продукты—приложения, а именно картографические решения для бизнеса. Например, визуализация мест расположения заказчиков, клиентов, конкурентов. С учетом рыночного потенциала, который тоже можно визуализировать, посмотрев, где находятся люди с высоким доходом, бизнес может принять эффективное решение.

Мы находим нужные специфические данные, лицензируем для включения в собственный продукт.

N: — К какой сфере относятся ваши клиенты, какая информация их интересует?

Д.Б.: — Это может быть индивидуальный предприниматель, занимающийся чисткой бассейнов. Ему надо увидеть на карте своих клиентов, чтобы их объехать. К нам также обращаются и достаточно крупные страховые компании, банки. Им нужна визуализация на карте своих клиентов, страховых случаев, группировка клиентов по каким-то признакам. То есть наши клиенты — бизнес разного масштаба.

Наш продукт продается по подписке. Компании платят определенную сумму в год за каждого пользователя (минимум $ 500). Мы постоянно обновляем данные, расширяем пользовательский интерфейс.

В зависимости от задач бизнеса кто-то пользуется нашим продуктом довольно часто, другие редко. Это не бухгалтерская программа, которая нужна каждый день.

N: — Как завязалось сотрудничество с американцами?

Д.Б.: — Все началось в начале 1990-х годов, когда американский бизнесмен Билл МакНил решил разработать ГИС для узких бизнес-задач, и услышал, что в России хорошие программисты. Через личные связи он вышел на ТРТИ, в результате чего уже независимо от института было организовано совместное предприятие. Хотя я и был учредителем и реально управлял компанией, но мне было всего 25 лет, поэтому мы решили назначить президентом компании заведующего кафедрой информатики Леонида Самойловича Берштейна.

Первый продукт был BusinessMAP, который распространялся на CD-дисках. Данные о всех улицах США надо было уместить на один диск. С тех времен мы начали фокусироваться не только на конечном продукте, но и на технологиях. Потом BusinessMAP стал одним из продуктов Esri — эта американская компания купила бизнес нашего партнера.

N: — Почему не работаете на российском рынке?

Д.Б.: — Размеры рынка несопоставимы, поэтому мы фокусируемся на США. Это не значит, что мы отказываемся от каких-то возможностей, если они появятся на российском рынке. За все эти годы их было немного. Например, мы разрабатывали картографический продукт для «X-фактора», бывшего конкурента 2GIS. Однако в целом российские компании не доросли до мысли, что их цель — оптимизация бизнеса. У нас далеко не у каждого бизнеса эффективность стоит на первом месте, часто им надо просто выжить. Хотя, конечно же, ситуация постепенно меняется. Та же Esri продает свои продукты на российском рынке. Их клиенты — это обученные специалисты, разбирающиеся в картографии. В основном это нефтегазовый и государственно-муниципальный секторы. В частности, Кадастровая палата Ростовской области пользовалась их продуктами.

По поводу распространения наших собственных продуктов включения в планы развития РФ пока нет. Для того чтобы расширяться в другие регионы, недостаточно просто начать продавать. Вся ценность продукта не просто в картографической подложке, а в специфических данных об этих географических регионах.

N: — Если у вас появится клиент в Таганроге или Ростове, вы технически будете готовы выполнить заказ?

Д.Б.: — Есть набор данных, который критично иметь в самом продукте. В частности, те же демографические данные по России, информация о дорожной сети со всеми ограничениями. У нас их нет. Это дополнительные затраты, которые придется понести, чтобы поддержать продукт в этом регионе. В США доступность этой информации выше, лучше качество данных. В РФ все это сложно и зарегулировано.

N: — В РФ отношения с госорганами сложнее, чем в США?

Д.Б.: — Да, в США отношения с госорганами, предоставляющими нужную нам информацию, проще. Есть и коммерческие поставщики информации. Возможно, и в РФ есть такие поставщики, но у нас не было цели их искать. Мы малый бизнес, не можем делать все сразу. Сначала нам надо освоить североамериканский рынок. Хотя идеи по поводу выхода в другие регионы у нас есть.

N: — На вашем сайте сообщается, что вы бесплатно обучаете студентов в течение 1-2 лет? В какие суммы это обходится?

Д.Б.: — На эти цели мы тратили около 700 тыс. рублей в год, сейчас пересматриваем нашу стратегию касательно кадров. Склоняемся к выбору более зрелых программистов, расходы на подготовку будут сокращены. С одной стороны, от года к году мы видим снижение уровня подготовки молодых специалистов, с другой — для решения наших задач нужны квалифицированные кадры. Мы разрабатываем высокотехнологичные решения.

Пик хорошей подготовки кадров пришелся на 1990-е — первую половину 2000-х годов. Тогда приходили подготовленные специалисты даже без опыта работы, самостоятельно развивались. Если сейчас такая молодежь появляется, мы их берем, но не в таких количествах, как раньше. Всего в 2018 году приняли одного-двух новых специалистов.

N: — Сколько платите своим сотрудникам, чтобы удержать в компании?

Д.Б.: — Мы стараемся платить конкурентные зарплаты, выше, чем у большинства конкурентов в регионе, а также ориентируемся на зарплаты в столице с учетом разницы в стоимости жизни. Например, middle-разработчик может получать у нас 120-160 тыс. руб.

N: — Вся тройка лидеров среди софтверных компаний Ростовской области из Таганрога. Это объясняется хорошей кадровой базой?

Д.Б.: — Безусловно, это тоже. Но главное — их основатели, а если это филиалы, то руководители филиалов — выпускники местного вуза. Здесь кузница кадров как рядовых работников, так и предпринимателей.

N: — Отечественные программисты конкурентнее иностранных?

Д.Б.: — Это очень большое усреднение. В целом выпускники 1990-х и 2000-х были в среднем более конкурентны и более сильны. На те годы и приходился отток в другие страны. Однако с тех пор и зарплаты в России подросли. Сейчас у оттока специалистов больше, наверное, политические, инфраструктурные корни. Программисты в нашей компании очень конкурентны, нас ценят за то, что мы способны решать сложные задачи. С нами работают не потому, что здесь зарплаты ниже, а потому что непросто найти людей, которые решают такие задачи, организовать их в команду.

N: — Какие направления работы на вашем рынке развиваются быстрее, а какие затухают?

Д.Б.: — Конечно, быстро растут web-разработки, разработка мобильных приложений. Не могу сравнить это с темпами роста в нашей области, но спрос на ГИС тоже растет, это становится более доступным для бизнеса с точки зрения цен и технологий. Востребована в целом бизнес-аналитика (например, панель управления бизнесом, на которой отображаются все ключевые индикаторы бизнеса в реальном времени), а картография — это один из способов визуализации.

Динамично развиваются инженерные задачи, связанные с искусственным интеллектом, хотя там много неоправданных ожиданий.

Быстрое развитие идет в разработке дронов, но не в России.

N: — Есть ли конкуренция на рынке между донскими ИТ-компаниями?

Д.Б.: — За заказчиков мы не конкурируем, за разработчиков тоже, поскольку нужны разные знания и навыки, используются разные языки программирования. Конкуренция есть в сфере web— и мобильных разработок.

N: — Как меняются ваши финансовые показатели: рентабельность, выручка?

Д.Б.: — Наша рентабельность очень сильно зависит от курса доллара и динамики зарплат, поскольку это большая часть наших издержек. Наибольшее давление мы испытываем со стороны рынка труда. Мы вынуждены увеличивать оплату труда, чтобы быть конкурентными, иметь лучшие кадры. У нас офисы в Таганроге и Ростове, поэтому ищем кадры там, но есть прецеденты переезда работников из Сибири. Будем и в будущем привлекать специалистов из других регионов.

N: — В 2018 году темп роста вашей выручки был на уровне 13%, а у компании, находящейся на второй строчке рейтинга, — 67%. Не опасаетесь, что вас скоро сместят с пьедестала почета?

Д.Б.: — Конечно, это может произойти, в конце концов это разные бизнесы. Они работают с большим количеством заказчиков. Мы работаем стабильно, долгосрочно с одним крупным заказчиком, а также развиваем свой продукт.

N: — Почему в 2017 году получили убыток?

Д.Б.: — По поводу 2017 года мне сложно ответить, но мы постоянно инвестируем в собственные продукты, маркетинг, продажи. На финансовый результат также оказало влияние изменение курса доллара.

N: — Использует ли ваша компания стороннее финансирование?

Д.Б.: — Нет. Мы вкладываем собственную прибыль в разработки наших продуктов. На данный момент нам этого достаточно.

Просмотров: 4667

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Инновации
image
IT-компания из Таганрога INOSTUDIO в пандемию увеличила доходы, что позволяет ей планировать 20-процентный рост по итогам года. Руководство объясняет это тем, что два года назад компания перешла на холакратию — систему управления без начальников, а также накопленным ранее опытом удаленной работы.
Инновации
ПСБ разработал и внедрил уникальную систему персональных предложений клиентам, основанную на анализе их поведения.
Инновации
image
Ростовский филиал «Ростелекома» предложил администрации Ростова в рамках проекта «Умный город» модернизацию остановочных комплексов, оснащение их медиаэкранами, информационными сервисами и системой видеонаблюдения.
Инновации
image
Ростовчанин Максим Олейников со своей компанией WayBot Robotics вошел в пятерку победителей конкурса «Старт-1» Фонда содействия инновациям. Его роботы-логисты уже сданы в аренду доставочной фирме «СДЭК» и тестируются ростовским «Леруа Мерлен»
Реклама на сайте и в газете
Заказать