г. Ростов-на-Дону
03 марта 2021 21:15:16

О помощи в «ручном режиме»

Последствия наводнения, обрушившегося на Ростовскую область, были довольно быстро ликвидированы. Радует, что жителей вовремя эвакуировали, электро- и газоснабжение восстановили. Власти пообещали пострадавшим выплатить по 50–100 тыс. рублей на домовладение. Однако сможет ли государство всегда защищать обездоленных, которые с высокой степенью вероятности опять могут попасть в аналогичную ситуацию?

На днях мне довелось услышать, как две старушки обсуждали наводнение.

— Бедные люди, такая напасть на них навалилась, — причитала одна. — Хорошо, хоть помогут им, не оставят в беде.
— А зачем им помогать? — возражала вторая. — Они не знали, что весной затапливает низины?
— Так это же ведь простые люди, а не богачи, — объясняла свою сердобольность первая.
— Ну а зачем строиться у самой воды, места мало что ли? — не сдавалась вторая.

И действительно, зачем архитекторы планировали развитие территории в таких опасных местах? Почему казаки 150 лет назад умели строить свои дома в Старочеркасской в расчете на наводнение, а наши современники будто бы не подозревают о такой возможности и чуть что уповают на государство?

Летом 2010 года многие страны Европы пережили серьезное наводнение, в результате которого погибли десятки людей. В новостных лентах мелькали сообщения не только о разрушениях, жертвах и действиях спасателей, но и такие, как «Наводнение на юге Франции обойдется страховщикам в 700 млн евро». Речь шла об одном округе и городе, где предстояло возместить ущерб 45 тысячам клиентов, поскольку объявление территории зоной стихийного бедствия позволяет клиентам страховых компаний получить 100-процентное возмещение.

В Румынии, где стихия уничтожила около 250 домов, люди были не так ответственны. Тогда президент страны пообещал пострадавшим, что государство обеспечит их стройматериалами, хотя новые дома им придется строить в других районах. Кроме того, он заявил, что в будущем помощь будут получать только те, кто застрахует свое имущество.

Еще с 1968 года в США предусмотрено обязательное приобретение страхового полиса теми, кто финансирует строительство или модернизацию домов, расположенных в зоне возможных наводнений. Во Франции обязательное страхование от наводнений введено в 1982 году и уже несколько раз оправдало себя на практике. Там, где нет обязательного страхования объектов недвижимости от природных катастроф, оно активно поддерживается государством. К сожалению, страхование в нашей стране пока не на европейском уровне. Если страховщики будут выплачивать ущерб пострадавшим от наводнения так же, как и клиентам ОСАГО, т. е. пытаясь обмануть при малейшей возможности, то власть рискует стать совсем непопулярной в народе. Покуда в этой сфере процветает хаос и не налажены адекватные механизмы регулирования, властям приходится действовать методами «ручного управления». А бизнес и население в таких условиях продолжают строительство на затопляемых территориях, уверенные в том, что правительство будет предоставлять им помощь и фактически страховать риски, которые они создают.

Просмотров: 6592

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Своими словами
image
В Ростове огласили приговор Анастасии Шевченко. Ее дело — первый в России случай преследования за сотрудничество с нежелательной организацией. Способ определения нежелательности непрозрачен, а история преследования Анастасии вряд ли добавит чести ее гонителям.
Своими словами
image
Бедность Ростовской областной филармонии бросается в глаза. Ее основной коллектив — Ростовский академический симфонический оркестр — мог бы стать одним из символов города, но для этого недостаточно таланта музыкантов и энтузиазма художественного руководителя, нужны средства на развитие. Мировая практика показывает, что симфонический оркестр не может быть самоокупаемым, позаботиться о его развитии должны город и регион, в котором он находится.
Своими словами
image
Грубое давление властей на школы в условиях накаляющейся политической обстановки выявляет ряд этических проблем, которые учебным учреждениям придется решать в ближайшее время.
Своими словами
image
Самым нашумевшим событием прошлой недели стал последний фильм Алексея Навального, выпущенный после его ареста в аэропорту по прилете в Россию. Содержание фильма разошлось на мемы, а в студенческих и школьных столовых в разговорах постоянно проскакивала фамилия оппозиционного политика и блогера. Вместо внятных объяснений происходящего молодежь получила внеплановые экзамены на 23 января.