г. Ростов-на-Дону
02 марта 2021 04:14:02

Ковидникам нужно помочь с логистикой

Я никогда не была ковид-диссиденткой. Носила маску, дезинфицировала руки, но все равно заболела. На своем опыте могу сказать, что заслуживающая доверия информация для пациента в буквальном смысле вопрос жизни и сохранения здоровья. Но ее поиск часто долог, противоречив и вообще не лучший досуг для человека с высокой температурой и пневмонией.
Ковидникам нужно помочь с логистикой

Выздоровление проходит, почти идеально совпадая с известной схемой принятия ситуации: отрицание — гнев-торг — депрессия и принятие.

Первая стадия была похожа на непонимание: я мучительно пыталась выяснить, чем я заболела. Она плавно перетекла в стадию не гнева, но досады, когда врач оптимистично заявил: «Это пока не ковид». А про дискомфорт в области грудной клетки сказал: «Это остеохондроз». После того как через несколько дней напрочь пропало обоняние и по телефону доктор согласилась со мной, что «это может быть симптом», торг стал неизбежен.

Предчувствие, что это ковид, было сильным, но врач из поликлиники честно сказала, что направление на тестирование дают беременным, пожилым с симптомами ОРВИ, госпитализируемым и тем, у кого есть заключение компьютерной томографии о вирусной пневмонии. Направлений на КТ тоже не дают.

Я знала, что в случае резкого ухудшения ситуации можно вызвать скорую, но было страшновато, что на такой стадии болезни проявлять любопытство может быть уже поздно. Начала искать в интернете, где сдать тест и сделать КТ в частной клинике. Это было началом «депрессии». Я получила несколько десятков адресов. В некоторых центрах мне ответили, что «с больными не работают». Вспомнила об официальных источниках. На сайте минздрава — ничего. На сайте мэрии информация подробная, но устаревшая.

КТ пришлось подождать пару дней, но зато сразу многие вопросы прояснились, в том числе с тестом. В поликлинике, узнав о двусторонней пневмонии, меня предупредили, что теперь нужно тщательнее соблюдать режим изоляции.

Еще была масса забавного. Например, постановление Роспотребнадзора о соблюдении мной строгой изоляции с напоминанием об ответственности, в том числе уголовной, за возможное заражение третьих лиц я получила в вотсап спустя почти 4 недели с начала болезни. А на вопросы о том, как и где я могла заразиться, отвечала по телефону, вспоминая о событиях полуторамесячной давности.

Окончательной стадией выздоровления стало принятие происшедшего, напоминающее стокгольмский синдром. Наш последний вотсап-диалог с муниципальным доктором. Я: «Пришел ли результат второго теста и что я должна теперь сделать?» Доктор: «Пришел, но я не успела его посмотреть, у меня после приема 17 вызовов, закончу и займусь вашим вопросом». Этот ответ я получила почти в 19 часов. Окончательно скатившись в сентиментальность за время лечения, я просто посочувствовала доктору, который работает с нами — ковидниками.

В условиях пандемии мы живем почти полгода. За это время невозможно до конца решить глобальные вопросы, но почему нельзя создать элементарную информационную систему? К сожалению, совет оставаться дома и вызывать врача далек от универсального решения проблемы. Для заболевшего нужна структурированная информация о том, какие медучреждения могут оказать помощь в диагностике. Она бы избавила пациентов от самостоятельного выстраивания логистики, решая, где сделать КТ, а где тест. Да, за деньги. Но рассуждать о социальных гарантиях лучше, будучи здоровым и живым.

Кстати, вместо напоминания о штрафах за не ношение маски в общественных местах, полезнее была бы информация о стоимости услуг КТ и платных тестах, которые могут понадобиться в случае болезни всей семье. Вполне сопоставимые цифры.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ
Своими словами
image
История моих друзей, тяжело заболевших в конце апреля, продемонстрировала, что взгляды ростовских медиков на пандемию сильно отличаются от того, что транслируют областные власти. По мнению властей, мы уже больше месяца находимся в серьезной опасности, под запретом вся общественная жизнь, но медики не торопятся выявлять заболевших вирусом на ранних стадиях и ждут, пока сложные ОРВИ потяжелеют, и даже в этом случае не настроены делать тесты на COVID-19.
Своими словами
image
Каждый день минувшей недели я наблюдала, как люди вокруг либо впадали в панику, либо в отрицание существующих опасностей в связи с пандемией коронавируса.
Своими словами
image
Распространение коронавируса сопровождается не только дефицитом и фобиями, но и всплеском инициатив, авторами которых становятся общественные активисты, политические деятели и органы власти. Возможно, часть из них могла бы стать алгоритмом реагирования в любой кризисной ситуации на будущее.
Просмотров: 4371

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Своими словами
image
В Ростове огласили приговор Анастасии Шевченко. Ее дело — первый в России случай преследования за сотрудничество с нежелательной организацией. Способ определения нежелательности непрозрачен, а история преследования Анастасии вряд ли добавит чести ее гонителям.
Своими словами
image
Бедность Ростовской областной филармонии бросается в глаза. Ее основной коллектив — Ростовский академический симфонический оркестр — мог бы стать одним из символов города, но для этого недостаточно таланта музыкантов и энтузиазма художественного руководителя, нужны средства на развитие. Мировая практика показывает, что симфонический оркестр не может быть самоокупаемым, позаботиться о его развитии должны город и регион, в котором он находится.
Своими словами
image
Грубое давление властей на школы в условиях накаляющейся политической обстановки выявляет ряд этических проблем, которые учебным учреждениям придется решать в ближайшее время.
Своими словами
image
Самым нашумевшим событием прошлой недели стал последний фильм Алексея Навального, выпущенный после его ареста в аэропорту по прилете в Россию. Содержание фильма разошлось на мемы, а в студенческих и школьных столовых в разговорах постоянно проскакивала фамилия оппозиционного политика и блогера. Вместо внятных объяснений происходящего молодежь получила внеплановые экзамены на 23 января.