г. Ростов-на-Дону
17 мая 2021 13:43:11

«$ 150 млн мы уже заработали»

Столичный бизнесмен Леонид Маевский, ставший нынешней осенью владельцем керамического холдинга «ЮниТайл», сократил долги компании в 2,5 раза и увеличил прибыль на 23%. По его словам, компания, стоившая до сделки минус $ 200 млн, сегодня может быть продана за $ 150 млн. Но сейчас г-н Маевский планирует не продажу холдинга, а его развитие, в том числе за счет сделок слияния и поглощения
«$ 150 млн мы уже заработали»



Этой осенью компания Леонида Маевского «Бизнес-Оценка» заключила мировые соглашения с банками — кредиторами «ЮниТайла», часть долгов была выкуплена, часть реструктурирована. По словам г-на Маевского, долговая нагрузка была снижена в 2,5 раза. По мнению нового собственника «ЮниТайла», у предприятия хорошие перспективы: объемы строительства жилья в целом по России понемногу прирастают, рынок плитки растет в год на 10–12%. В 2011 году прирост прибыли «ЮниТайла» составил 23% благодаря тому, что новая команда управленцев пересмотрела систему продаж и производства в пользу более маржинальных продуктов и в результате увеличила загрузку мощностей. N: — Охарактеризуйте положение дел в «ЮниТайле».

Л.М.: — На сегодняшний день ситуация такова: у «ЮниТайла» была задолженность перед пятью банками — ЮниКредитом, РОСБАНКОМ, МДМ, ВТБ и Сбербанком. Мы управляем компанией с марта прошлого года. Часть долгов выкупили с дисконтом, реструктурировали задолженность. Сейчас долговая нагрузка снижена в 2,5 раза, у нас осталась задолженность только перед Сбербанком. Мы заплатили все налоги. В 2011 году прирост прибыли по сравнению с предыдущим годом составил 23%. На предприятиях Ростовской области в июне мы повысили зарплату на 17%.

«ЮниТайл» — это хорошее, действующее предприятие. У нас простаивал только завод в Питере («КВАРЦ». — N). Там стоит новейшая итальянская линия по производству плитки. С момента установки она проработала 3–4 месяца, и тут начался кризис, склад был затоварен, завод остановили. Я поставил туда руководить своего товарища, сейчас он там наводит порядок железной рукой. В марте следующего года планируем запустить производство.

N: — В сентябре, комментируя заключение мирового соглашения между «ЮниТайлом» и кредиторами, вы сказали, что «ЮниТайл» сохранил свою долю рынка керамической плитки и керамогранита: 23–26%. Как вам это удалось?

Л.М.: — Мы пересмотрели систему продаж и систему производства в пользу более маржинальных продуктов, это обеспечило хорошую загрузку мощностей.

N: — Вы планируете продавать «ЮниТайл»?

Л.М.: — Нет, сейчас планируем развивать. А дальше будет видно. В целом перспективы у предприятия хорошие. Объемы строительства жилья в целом по России понемногу, но прирастают. У нас рынок плитки растет в год на 10–12%, мы поставили перед собой задачу расти выше рынка. В этом году прирост получился за счет того, что мы хорошо загрузили линии по производству керамогранита.

N: — Очертите вашу долгосрочную стратегию.

Л.М.: — Она есть, но я не хотел бы рассказывать о ней конкурентам. Главная задача — увеличить долю рынка.

N: — Может, раскроете хотя бы один-два основных пункта?

Л.М.: — Доля рынка расширяется либо слияниями, либо поглощениями. (Улыбается.)

N: — А как планируете развивать Маркинский кирпичный завод?

Л.М.: — На этой неделе я просидел на заводе двое суток. Он выпускает 5,5 млн шт. кирпича в месяц. Останавливать производство нельзя — его можно либо ускорить, что ухудшает качество, либо притормозить, но это приведет к росту себестоимости. Усилить позиции завода на рынке мы можем только с помощью гибкой ценовой политики. Мы это умеем делать.

У завода все хорошо. Думаю, имеет смысл выделить его в отдельный холдинг и посмотреть, какие предприятия можно прикупить.

N: — Прежний собственник тоже планировал увеличивать объемы производства кирпича, но за счет строительства еще одного завода.

Л.М.: — Это не имеет смысла — уже построено достаточно заводов. Вы сами понимаете: планируя новый проект, нужно знать ситуацию на рынке и просчитывать, можно ли извлечь из нее выгоду.

В Шахтах я останавливался в трехзвездочной гостинице («Кава ди Пьетра», входит в холдинг «ЮниТайл». — N). Она очень приличная, только есть одно «но» — в ней 17 номеров. Когда подсчитываешь издержки, понимаешь, что она никогда в жизни не окупится. Гостиница такого уровня должна иметь минимум 150 номеров, тогда при загрузке в 50% она сможет окупиться. Если загрузка будет больше, она будет приносить прибыль.

N: — Расскажите о ваших партнерах, владеющих долями в «ЮниТайле».

Л.М.: — Когда я заходил в этот бизнес, то говорили, что я это «для кого-то купил», «суды закончатся, и появится другой хозяин», но это не так. После того как «ЮниТайл» перешел в мою собственность, первым приказом я назначил себя гендиректором, чтобы не было никаких вопросов ни на предприятии, ни вовне, а вторым приказом назначил исполнительного директора, который будет фактически управлять производством. Им стал серьезный управленец Александр Бурдин, которого я забрал у Олега Дерипаски. Для Дерипаски он построил завод в Армении, выстроил алюминиевый бизнес в Сибири. Он очень амбициозный, молодой, умный, с великолепным образованием. Сейчас он вникает в дела.

N: — Однако в прошлую нашу беседу по телефону вы сказали, что помимо вас в бизнесе «ЮниТайла» участвуют партнеры. Кроме того, недавно столичная пресса писала о том же.

Л.М.: — Вы неправильно поняли. Возможно, я говорил о моей команде, которая пришла со мной на предприятие. Партнеры у меня есть в моей основной компании «Бизнес-Оценка», в которой я владею 80%.

N: — Планируете сотрудничать с банками для развития «ЮниТайла»?

Л.М.: — А зачем? Мы можем финансировать деятельность из собственных средств: из одного бизнеса берешь, в другой перекладываешь.

N: — А можете рассказать о ваших других бизнесах?

Л.М.: — Могу, но не хочу. (Смеется.) Знае­те, я бывший подводник, и у подводников есть такой анекдот:
— Товарищ командир, а вы за границей были?
— Были, но не всплывали.

N: — Каких инвестиций уже потребовал «ЮниТайл»?

Л.М.: — Сейчас предприятие не требует инвестиций: оборудование новое, оно нормально зарабатывает, достаточно было только решить проблему с долгами. Средства для решения этих проблем я вынул из собственного кармана. Сейчас реструктурированный долг «ЮниТайла» — около 2,6 млрд рублей. Выручка предприятия по итогам года будет в районе 5,8 млрд рублей, EBITDA составит 1,2 млрд.

N: — В 2011 году вы говорили, что капитализация компании увеличится в 2–3 раза в течение 2–3 лет...

Л.М.: — Она уже увеличилась. До реструктуризации долгов компания стоила минус 200 млн долларов. Как только она вышла из кризиса, ее цена выросла.

N: — А насколько выросла?

Л.М.: — Давайте считать. Если EBITDA 1,2 млрд, а компания стоит 6 EBITDA, значит, стоимость компании составляет 7,2 млрд. Вы отнимаете долг 2,6 млрд — получается 4,6 млрд рублей. Грубо говоря, 150 млн долларов мы уже заработали.

N: — Как вы познакомились с Лазарем Шауловым?

Л.М.: — Нас познакомили, когда у него начались проблемы. Попросили помочь. Вы знаете историю о том, что его бизнес собирались распилить на отдельные части и продать. Помимо этого существовала угроза заведения уголовного дела по статье «Мошенничество в особо крупных размерах», которая не предполагает условного наказания.

Сейчас Лазаря нет в России, он уехал в марте прошлого года.

Не только кризис виноват в том, что произошло с «ЮниТайлом». Были системные просчеты. Даже если бы 2008 года не было, ситуация, в которую он попал, была неизбежна. Не может предприятие иметь такую большую долговую нагрузку. Представьте, что случится с небольшой страной, у которой долг равен 50 ВВП.

N: — Помимо выплаты вами долгов «ЮниТайла» были другие условия сделки с г-ном Шауловым?

Л.М.: — Нет. Мы договорились о том, что я рассчитаюсь с долгами, после этого «ЮниТайл» переходит в мою собственность. Самостоятельно рассчитаться с кредиторами г-н Шаулов не мог.

N: — По данным мирового соглашения, которое утвердил Арбитражный суд Рос­товской области, у вас уникальная ставка по реструктурированному кредиту — 8% годовых. Как у вас получилось добиться этого?

Л.М.: — Эти условия были выгодны и нам, и банку.

Просмотров: 2048

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Крупные компании
image
АО «Элис Фэшн Рус» открывает трикотажную фабрику и выкупает землю под строительство автоматизированного распределительного центра. Фабрика откроется в июне в СЖМ. Это третья производственная площадка компании в Ростовской области. В этом году численность работающих составит 120 человек, затем будет увеличена. За счет новой площадки компания планирует сократить объем заказов, отшиваемых на стороне, улучшить качество продукции. Рядом планируется построить собственный логистический центр площадью 8 тыс. кв. м. По мнению эксперта, из-за подорожавших стройматериалов такой проект обойдется не менее чем в 160 млн рублей.
Крупные компании
image
На «Атоммаше» в Волгодонске сделают колена для главного циркуляционного насоса (ГЦН). Оборудование предназначено для 5-го и 6-го блоков индийской АЭС «Куданкулам».
Крупные компании
image
Таганрогский котлостроительный завод «Красный котельщик» спроектировал и изготовил для одной из самых крупных тепловых электростанций России две группы подогревателей высокого давления ПВД-550 особой конструкции — с боковым подводом пара.
Крупные компании
image
В федеральный топ-15 производителей мяса вошли три работающие на Дону компании: «Ресурс», «Агрокомплекс им. Ткачева» и «Дамате».