(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: "R-A-220321-7", renderTo: "yandex_rtb_R-A-220321-7", async: true }); }); t = d.getElementsByTagName("script")[0]; s = d.createElement("script"); s.type = "text/javascript"; s.src = "//an.yandex.ru/system/context.js"; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, "yandexContextAsyncCallbacks");
г. Ростов-на-Дону
28 октября 2020 21:23:34

«Мощность “ДонБиоТеха” может быть увеличена»

Вадим Варшавский, гендиректор компании «ДонБиоТех», несмотря на несколько судебных споров с «ЛУКОЙЛом-Ростовэнерго», начал строительство завода по переработке 250 тыс. тонн зерна и производству около 100 тыс. тонн лизина марки biolys в год. уже вбиты первые сваи, подведены железнодорожные пути. По словам Вадима Варшавского, в скором времени строительство будет развернуто в полном объеме
«Мощность “ДонБиоТеха” может быть увеличена»

Вадим Варшавский развивает Ростовский электрометаллургический завод (РЭМЗ): в первом полугодии его выручка составила 8 млрд руб., на нем планируется наладить выпуск кирпича. Параллельно г-н Варшавский контролирует в Ростовской области Русский агропромышленный трест (РАПТ). Вступление в ВТО дорого обошлось двум свинокомплексам компании: сохранить их удалось с трудом. Г-н Варшавский собирается построить в Миллерово еще один свинокомплекс, что позволит увеличить объемы производства РАПТа на 30%.

N: — На какой стадии находится строительство завода по глубокой переработке зерна в Волгодонске?

В.В.: — На сегодняшний день акционеры проекта проинвестировали 1,2 млрд руб., до 1 сентября Россельхозбанк открыл кредитную линию в размере 500 млн руб. Вся кредитная линия равна 169 млн евро. Мы построили железнодорожные пути, уже вбили первые сваи. Скоро собираемся развернуть строительство в полном объеме, когда на площадке будет работать 200–300 человек. Сейчас ведем переговоры с поставщиками оборудования.

Мы отстаем от первоначальных планов примерно на год в том числе и потому, что компания Evonik Industries, которая является технологическим партнером проекта и хочет добиться совершенства при производстве лизина марки Biolys, все это время отрабатывала технологии. Мы будем производить продукт, без которого не может работать ни животноводство, ни птицеводство. На разработку этих технологий потребовалось несколько десятков миллиардов рублей. «ДонБиоТех» — производственная компания, право на продукт принадлежит Evonik Industries.

N: — Как распределяются доли между партнерами?

В.В.: — 95% принадлежит «Русферм Лимитед», в которой 51% у российской стороны и 49% у Evonik Industries. 5% владеет Россельхозбанк.

N: — Вы владеете 51%?

В.В.: — Моя жена является бенефициаром, я — гендиректор компании «ДонБиоТех».

N: — Каковы ваши взаимоотношения с «ЛУКОЙЛом-Ростовэнерго»?

В.В.: — У нас пять судебных процессов во всех инстанциях. Один из них связан со спором вокруг железной дороги. Прямо посередине нашего земельного участка располагались действующие железнодорожные пути, по которым осуществлялось снабжение Волгодонской ТЭЦ-2 реактивами. Мы предлагали «ЛУК­ОЙЛу» раличные варианты долевого участия в строительстве новой дороги в обход участка, но нам отказали. На нас подали в суд. Суд установил, что мы правомерно купили участок. Для нашего производства железнодорожные пути не так уж и нужны, тем не менее, понимая социальную ответственность, мы за свои деньги перенесли дорогу, хотя у «ЛУКОЙЛа» были альтернативные пути для поставки реактивов. Это обошлось нам в 40 млн рублей. Нам оказывают всю необходимую административную поддержку руководство области, мэр Волгодонска. Мы получаем много писем от жителей города, которые тоже нас поддерживают. Думаю, что благодаря всем этим факторам мы построим завод. Собаки лают, а караван идет. Неприятно, что все это отнимает много времени. Я вынужден объясняться. Мы наняли юридическую компанию, отвлекаем от работы технических специалистов, которым приходится тратить рабочее время на поездки в Ростов и хождение по судам. Мы хотим добиться от «ЛУКОЙЛа» возмещения ущерба в размере около 2 млн рублей. После того как в июле прошлого года был подписан договор с компаний, мы сразу же перечислили ей 35 млн рублей. Деньги нам вернули, но через несколько месяцев. Мы хотим, чтобы нам выплатили проценты за использование денежных средств. Нас к этому обязывают и немецкие партнеры.

N: — Как развивается РАПТ?

В.В.: — РАПТ производит около 30% всей выпускаемой в Ростовской области свинины. Когда страна вступила в ВТО, мы пережили страшную вещь: понесли очень большие убытки и еле уберегли свинокомплексы. Акционеры компании ежемесячно дотировали предприятия. Со вступлением в ВТО цена резко обвалилась и практически сравнялась с операционной себестоимостью производства. При этом нужно было платить проценты по кредитам. Но проблема заключалась еще и в том, что мясо некому было продавать. Производителям колбасы неважно, где и какое мясо закупать, главное — чтобы было дешевле, поэтому они предпочитали импортную свинину. Нам был нанесен очень серьезный ущерб, мы были на грани того, чтобы потерять все. Спасибо руководству области и министру сельского хозяйства за то, что нам выделили около 400 млн руб. субсидий. Я был противником вступления в ВТО на тех условиях, на которых мы вступили, это прежде всего касается аграрного сектора. И слава богу, что президент 6 августа принял решение об ограничении импорта. Все, и ваши коллеги-журналисты в частности, называют его продовольственным эмбарго, но это не так. Президент разъяснил, что, принимая это решение, правительство исходило в первую очередь из интересов национальной безопасности. Я надеюсь, что это решение даст нашей стране возможность перейти на полное самообеспечение свининой.

N: — В связи с ограничением импорта не собираетесь ли вернуться к первоначальным планам по строительству 4 новых свинокомплексов?

В.В.: — Мы собираемся построить еще один новый свинокомплекс — в Миллерово, уже подали заявку в банк. Это позволит нам нарастить объемы производства на 30%. Он будет запущен через 1,5 года. В Ростовской области дефицит свинины, и благодаря новому комплексу мы сможем его снизить.

Что касается строительства остальных комплексов, пока мы не готовы это делать. К тому же я думаю, что рынку это не нужно. Большой прорыв сделала компания «Мираторг», снимаю перед ними шляпу. Они создали большое количество свиноводческих и птицеводческих предприятий и сейчас занимаются крупным рогатым скотом. Я считаю, что наша ниша — это Рос­товская область, мы хотим занять 50–60% на этом рынке, и пока нам этого достаточно.

N: — Не так давно вы заявляли, что собираетесь до 80% производимой продукции перерабатывать на площадях Донской мясной компании. Удалось ли это?

В.В.: — Пока мы перерабатываем 50–60%, хотим дойти до 100%. Мы видим постоянно растущий спрос на нашу продукцию под брендом «Донская мясная компания». Особенность рынка в Ростовской области заключается в том, что здесь есть много небольших мясоперерабатывающих предприятий, с которыми трудно конкурировать. Кроме того, здесь есть могущественная компания «ТАВР», которая за 10 лет работы сотворила чудеса и заняла глобальное место на рынке Ростовской области и Краснодарского края. Мы тянемся за ними: планируем в этом году выйти на продажу 4 тыс. тонн мясных изделий в год. «ТАВР», насколько я знаю, производит 40 тыс. тонн.

N: — Свинокомплексы защищены от АЧС?

В.В.: — Конечно, мы первые, кто прошел через эту беду. В 2010 году мы потеряли много денег, а главное — животных. Было очень печально, когда их убивали. Изучать механизм занесения африканской чумы нам приходилось с колес. Но мы получили большой опыт и переделали проекты. В частности, вынесли выдачу животных за пределы комплексов. В сами комплексы не пускают никого, кроме работников, даже я не смогу туда попасть.

N: — Как сейчас развивается производство вина в ОАО «Янтарное»?

В.В.: — Успешно, в 2011–2012 годах мы модернизировали предприятие, вложили огромные деньги. Оно производит не только вино, но и сельхозпродукцию, мы имеем хорошие урожаи зерновых, фруктов. Там всеми процессами руководят женщины. Рождение чего-то нового и хорошего — всегда дело рук женщин, они генерируют любовь и теплоту.

N: — Какие активы и компании входят в группу «ЭСТАР»?

В.В.: — Группы компаний «ЭСТАР» как таковой не было. Был набор заводов.

N: — РЭМЗ и «Ломпром-Ростов» — ваши предприятия?

В.В.: — Не могу прокомментировать.

N: — Проходила информация, что РЭМЗ готовят к продаже.

В.В.: — Никто ничего не собирается продавать, наоборот, мы активно развиваем завод. Он очень хорошо работает, все показатели выросли на 25–30%.

N: — По данным «СПАРК-Интерфакса», выручка предприятия в 2013 году незначительно снизилась — на 1,47 млрд руб.

В.В.: — 9 месяцев 2013 года заводом управлял «Мечел», и цены упали. За первое полугодие этого года мы уже выручили около 8 млрд руб. Сейчас мы впервые запустили площадку по переработке шлаков. Будем производить здесь кирпич. Работает прокатный стан мощностью 550 тыс. тонн арматуры. Мы повысили работникам зарплату, у нас большие планы. Завод — один из лучших в России в своей подотрасли.

N: — Как работает «Ломпром-Рос­тов»?

В.В.: — Очень хорошо. Это уникальное предприятие, оно рассчитано на 1 млн тонн заготовки и переработки лома черных и цветных металлов в год. Площадки по сбору лома для него находятся в Ростовской и Саратовской областях, Подмосковье и других регионах. «Ломпром» обслуживает не только Ростовский, но и Волгоградский электросталеплавильный завод. Его годовая выручка составляет 10–12 млрд руб. Благодаря наличию этой площадки нам удалось повысить производительность РЭМЗа на 30%.

N: — Какова ваша долговая нагрузка?

В.В.: — Не могу прокомментировать.

N: — Какой из ваших бизнесов в Ростовской области вы считаете основным?

В.В.: — «ДонБиоТех». Я считаю, что этот бизнес имеет большое будущее. И мы уже предварительно обсуждали с немецкими коллегами, что заявляемые мощности могут быть увеличены и возможен выпуск еще одного продукта. Пока не могу его назвать, надо подождать, пока будет принято окончательное решение.

Просмотров: 882

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Крупные компании
image
ООО «НордЭнергоГрупп» выкупило допэмиссию акций ПАО ТКЗ «Красный котельщик» на 650 млн рублей, номинальной стоимостью один рубль. Благодаря этому уставной капитал ТКЗ вырос в 3,3 раза, до 904 млн рублей.
Крупные компании
«СПАРК-Интерфакс» ежегодно выявляет российские компании, демонстрирующие в течение многих лет высокие темпы роста. Результаты очередного ежегодного обзора еще раз показали, что развитие феномена быстрорастущих компаний (БРК) имеет определенные закономерности.
Крупные компании
image
Собрание акционеров ПАО «ТАНТК им. Г. М. Бериева» приняло решение о выпуске допэмиссии, которая увеличит его уставный капитал на 22 млрд рублей. Размещение акций пройдет по закрытой подписке в пользу ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация».
Крупные компании
image
В Ростовской области заработал новый логистический центр Ozon. Он сможет хранить 8 млн товаров и обрабатывать до 80 тыс. посылок в день. На Дону центров такого масштаба нет ни у одной торговой интернет-платформы. Более крупный центр только начал строить в этом году Wildberries в Краснодаре. При этом в Ростове уже развернулись все лидеры отечественной интернет-торговли.
Реклама на сайте и в газете
Заказать