г. Ростов-на-Дону
25 Февраля 2020 02:50:18

Банкир обвиняется в растрате

Завершено трехлетнее расследование по делу экс-руководителя Ростовского филиала Россельхозбанка Юрия Волохонского. Обвинение изменилось: мошенничество переквалифицировали в растрату, обвинение в организации преступного сообщества снято за неимением доказательств. Кроме того, предъявлены обвинения в отмывании денежных средств и преднамеренном банкротстве. После того как прокуратура утвердит обвинительное заключение, дело будет направлено в суд. По мнению следствия, банкир не должен был перекредитовывать клиента, у которого не хватало средств расплатиться в срок. По мнению адвоката Юрия Волохонского, перекредитование высокорисковой сельхозотрасли неизбежно.
Банкир обвиняется в растрате


Размер ущерба, который, по версии следствия, причинил Россельхозбанку (РСХБ) его бывший топ-менеджер, оценивается в сумму около 1,4 млрд рублей. Правда, следствие не учитывает средства, которые были возвращены банком в ходе процедур банкротства предприятий-должников. Сам банк их учел, и размер его иска — 900 млн рублей. В РСХБ отказываются комментировать ситуацию до суда. Эксперт отмечает, что вменяемые Юрию Волохонскому преступления совершаются с прямым умыслом, поэтому правоохранительным органам будет сложно доказать его вину, тем более что в процессе кредитования были задействованы многочисленные работники банка, применялись многоуровневые системы контроля, исключающие самостоятельное принятие решения. Завершено следствие по делу экс-руководителя Ростовского филиала Россельхозбанка Юрия Волохонского — об этом сообщил адвокат г-на Волохонского Борис Кожемякин и подтвердили в Главном управлении МВД России по Южному федеральному округу. Помимо г-на Волохонского среди обвиняемых — 6 бывших сотрудников банка и два предпринимателя. Следствие длилось 3 года. Сейчас с делом знакомятся обвиняемые, после этого оно поступит в Прокуратуру по ЮФО для утверждения обвинительного заключения, прокуратура должна будет принять решение о направлении дела в суд.
Сегодня Юрию Волохонскому предъявлены обвинения в растрате, отмывании денежных средств и преднамеренном банкротстве. Ранее выдвигавшееся обвинение в организации преступного сообщества снято за неимением доказательств, обвинение в мошенничестве переквалифицировано в уже упомянутую растрату. — Объектом следствия была т. н. перекредитовка: банк выдавал кредит, коммерсант не мог его погасить и договаривался с банком о выдаче кредита аффилированному предприятию, чтобы за счет этих средств осуществлять выплаты по первому кредиту, — пояснил следователь по особо важным делам СЧ ГУ МВД России по ЮФО Сергей Животов. — В этой схеме было задействовано порядка 20 фирм, бенефициарами которых являлись два предпринимателя. Всего было получено 43 кредита, из них 23 остались не погашены. Ситуацию с непогашенными кредитами мы квалифицировали как хищение. Первоначально следствие предполагало, что действия были совершены мошенническим путем — это статья 159 УК. Однако в ходе расследования стало ясно, что эти средства обвиняемые не использовали для личного обогащения, в результате мы пришли к выводу, что здесь речь идет о хищении средств путем растраты — то есть присвоение средств осуществлялось в пользу третьих лиц — это статья 160 УК. Отмечу, что в инструкциях РСХБ и ЦБ прописано, что если заемщик неплатежеспособен, необходимо обращаться с исковыми заявлениями в суд, вначале — о взыскании долга, а затем — о банкротстве предприятия. Признаки статьи 174 («Легализация (отмывание) денежных средств») мы нашли в том, что обвиняемые перечисляли кредитные средства на погашение предыдущих кредитов, в то время как в кредитном договоре заявляли, что происходят закупка зерна, поставка металлоизделий и т. д. Кроме того, обвинение предъявлено по ст. 196 («Преднамеренное банкротство»), поскольку вышеперечисленные сделки привели к увеличению неплатежеспособности бизнеса. В своих показаниях обвиняемые признают, что перекредитование было, однако они расходятся в оценке своих действий со следствием. В своем интервью N в феврале прошлого года Юрий Волохонский так объяснял свою позицию по поводу «перекредитовки»: — Коммерсант (партнер банка, тоже входит в число обвиняемых. — N) управлял рядом сельхозпредприятий, занимался производством подсолнечного масла, растениеводством. Одновременно он был инвестором ряда предприятий — проблемных заемщиков нашего филиала, выплачивал кредиты по ним. В банке зачастую использовалась такая практика: чтобы не банкротить задолжавшего заемщика, мы подыскивали инвестора, который, используя свои и заемные средства, выкупал у нас бизнес вместе с долгами и отвечал по его обязательствам. Таким образом нам удавалось спасать сельхозпредприятия от разорения и решать проблему «плохих» кредитов. Мы придерживались правила, что лучше попытаться провести санацию хозяйства, найти более успешного хозяина, чем тупо банкротить. К сожалению, в данном случае сложилось так, что инвестор по не зависящим от него обстоятельствам не справился со своими обязательствами. Но чаще всего эти решения были удачны. Конечно, жаль, что в РСХБ при почти 85-процентном размещении кредитного портфеля в одну отрасль — сельское хозяйство — не было инструментов урегулирования проблемных долгов, какие появились у банков в период кризиса, таких как «Сбербанк Капитал». Он берет под контроль все бизнес-процессы предприятия-должника, в то же время бывший хозяин имеет возможность выкупить этот бизнес назад. При этом проблемная задолженность выводится с баланса банка, появляется возможность провести реструктуризацию без необходимости создавать резервы, как этого требует Центральный Банк. — Мы категорически отрицаем все обвинения и считаем их искусственными, — заявляет адвокат Юрия Волохонского Борис Кожемякин. — Наша позиция по этому поводу такова: средства выдавались под залог и объем залогового имущества на момент выдачи кредитов всегда покрывал размер выданных кредитов. В то же время мы признаем, что всегда есть определенный процент невозвратных кредитов, особенно у банка, который работает с высокорисковой отраслью — сельским хозяйством. Кредит не возвращается потому, что засуха, или, наоборот, ливни, африканская чума свиней, или еще какая-нибудь напасть. Однако тут нужно отметить, что в бытность Юрия Волохонского руководителем Ростовского филиала РСХБ объем проблемных кредитов филиала не превышал 1% от всего объема кредитной массы. При этом ростовский филиал входил в тройку лучших филиалов РСХБ по объему кредитного портфеля. Если за каждый проблемный кредит сотрудников банка будут сажать в тюрьму, у нас не останется банкиров вообще. Размер ущерба оценивается следствием в сумму около 1,4 млрд рублей. При этом в гражданском иске потерпевшего — РСХБ — заявлена сумма 900 млн рублей. По словам Сергея Животова, сумма гражданского иска меньше, поскольку в результате процедур банкротства предприятий-заемщиков часть долга была погашена. Однако следствие не обязано учитывать этот факт, уточнил он. — Задача банка — изучать платежеспособность предприятия, выдавая деньги, — поясняет г-н Животов, — а г-н Волохонский и его сотрудники выдавали кредиты для того, чтобы неплатежеспособный заемщик мог погасить кредит. Обвиняемый заявляет, что через 5 лет заемщик мог полностью рассчитаться по кредитам, но непонятно, как бы это произошло, если на момент выдачи кредита предприятие уже было неплатежеспособным. Г-н Кожемякин придерживается иного мнения: — Без документов о результатах реализации залогового имущества сельскохозяйственных фирм по итогам процедуры банкротства невозможно установить размер ущерба по невозвращенным кредитам. Разумеется, мы будем просить следствие истребовать эти документы из арбитражных судов. Сама процедура банкротства отдельных фирм, фигурирующих в обвинении, свидетельствует о том, что это были реальные субъекты хозяйственной деятельности, обладающие на момент получения кредитов соответствующим имуществом, которое служило залогом. В РСХБ отказались от комментариев. — Вменяемые Юрию Волохонскому преступления совершаются с прямым умыслом, поэтому правоохранительным органам будет сложно доказать его вину, — отмечает адвокат Роман Яньшин, — тем более что в процессе кредитования были задействованы многочисленные работники банка, применялись многоуровневые системы контроля, исключающие самостоятельное принятие решения. Невозможно оценить перспективу, не ознакомившись с материалами дела, но уже то, что в ходе расследования произошли переквалификации и частичное прекращение уголовного преследования, говорит о последовательной позиции самого обвиняемого и его защитника. Думаю, что судебной перспективы это дело иметь не будет. Если приговор и будет, то только в отношении лиц, непосредственно получавших кредиты. «Многотомник» Юрия Волохонского

По данным ГУ МВД России по ЮФО, дело Юрия Волохонского насчитывает 698 томов по 250–300 страниц каждый и включает всю банковскую документацию по всем проблемным кредитам.

— Уголовные дела экономической направленности всегда объемные, поэтому количество томов еще ни о чем не говорит и виновность г-на Волохонского не предрешает, — отмечает адвокат Роман Яньшин. — Тем более следствием отрабатывался целый период деятельности филиала Россельхозбанка, была изъята банковская документация.

Мог ли банкир создать преступное сообщество?

Юрий Волохонский был заключен под стражу 24 декабря 2009 года, 7 апреля 2010-го вступили в силу изменения в статью 108 УПК РФ, согласно которой было запрещено содержать под стражей лиц, обвиненных в преступлениях в сфере предпринимательской деятельности. Однако г-на Волохонского оставили под стражей, поскольку 21 июля ему было предъявлено обвинение в организации преступного сообщества (это тяжелое преступление, не подпадающее под действие апрельского запрета). В результате банкир был освобожден под залог лишь кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 10 марта 2011 года.

Адвокат г-на Волохонского Борис Кожемякин усматривает в этих действиях работников Следственного комитета признаки составов преступления против правосудия:

— Обвинение по ст. 210 УК РФ было абсолютно надуманным и искусственным. В деле имеются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 299 УК РФ, — привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, соединенное с обвинением лица в совершении особо тяжкого преступления, и ч. 2 ст. 301 УК РФ — заведомо незаконное содержание под стражей. Однако добиться уголовного преследования следователей чрезвычайно сложно. Решение о возбуждении дела принимает руководитель следственного органа СК РФ по Ростовской области. Шансы для принятия такого решения «стремятся к нулю»: для этого необходимо изучить 698 томов дела… нужно доказать умысел следователя, а не его халатность или некомпетентность и т. д. Так что если с подобным заявлением мы и обратимся, то это будет форма протеста против произвола, конформизма и безответственности следствия.

Г-н Кожемякин затруднился предположить, зачем следствию потребовалось сажать в тюрьму г-на Волохонского. — В РФ недостаточно практики по применению статьи 210 УК («Организация преступного сообщества») к экономической деятельности, — отметил следователь по особо важным делам СЧ ГУ МВД России по ЮФО Сергей Животов. — У нас было 9 обвиняемых, эта преступная группа существовала порядка 3 лет, т. е. многие признаки подходили под статью 210 УК. К сожалению, в действующем законодательстве граница между ОПС и ОПГ не очень точная. Говорится, что преступное сообщество предполагает более высокую степень сплоченности. Но нигде не сказано, как определить эту высокую степень. В ходе расследования, изучив материалы и посовещавшись с прокуратурой, мы пришли к выводу, что не хватает оснований для введения этой статьи.

— Не стоит обвинять в заключении под стражу только лицо, проводящее предварительное расследование, так как решение принимал суд, — отмечает адвокат Роман Яньшин. — Сроки содержания под стражей были продлены на основании возбуждения уголовного дела по ст. 210 УК РФ, так что привлечь следователя к уголовной ответственности за это вряд ли получится.

Любовь Кононова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Скандалы, ЧП
30 января в Зернограде простились с трагически погибшими депутатом Законодательного Собрания Ростовской области Андреем Васильевичем Алабушевым и его супругой Ольгой Ивановной Алабушевой. Церемония прощания прошла в аграрном научном центре «Донской», которым долгие годы руководил Андрей Алабушев.
Скандалы, ЧП
Ростовский областной суд по сути освободил из-под домашнего ареста бывшего заместителя губернатора по ЖКХ Сергея Сидаша, отклонив апелляцию прокуратуры на решение Ленинского суда. Этот суд Ростова на прошлой неделе отказался также продлить домашний арест экс-министра строительства Ростовской области Николая Безуглова.
Скандалы, ЧП
Ленинский районный суд Ростова назначил меру пресечения в виде домашнего ареста на 2 месяца главе управления по информационному сопровождению и взаимодействию со СМИ городской администрации Марии Давыдовой, ее подозревают в превышении должностных полномочий.
Скандалы, ЧП
image
Череда возбуждения уголовных дел, задержаний и арестов чиновников началась в области в феврале. Помимо масштабности она необычна тем, что общество далеко не ко всем действиям силовиков отнеслось с пониманием и одобрением. Много споров вызвали аресты архитекторов, не было единства в реакции на арест министра здравоохранения Татьяны Быковской. Задержание главы пресс-службы мэрии Марии Давыдовой вызвало открытое недоумение у большинства. Два уже состоявшихся судебных решения — с итоговыми штрафами в 50 и 100 тыс. рублей, выглядят как откровенный фарс.