г. Ростов-на-Дону
02 августа 2021 12:35:19

Дом Емельянова в Ростове по-прежнему открыт для непрошеных гостей

По мнению участников ростовского общественного движения «Мой фасад», разрушение объектов культурного наследия (ОКН) можно остановить, если строже соблюдать правила консервации таких зданий и активнее искать инвесторов, которые приведут их в порядок.
Дом Емельянова в Ростове по-прежнему открыт для непрошеных гостей Дом на Б. Садовой, 94, не законсервирован даже «по-ростовски». Две двери открыты.
Дом Емельянова в Ростове по-прежнему открыт для непрошеных гостей Со стороны ул. Шаумяна есть забор и ворота с колючей проволокой, но разбиты все окна — и дворовые, и фасадные.

«Мой фасад» с апреля 2020 года пытается добиться консервации доходного дома Емельянова (второе название — дом Сариевых) на Б. Садовой, 94. Это памятник архитектуры в стиле модерн. Здание построено в 1914 году. Дом признали аварийным и расселили в начале 2000-х. Его судьбу многие годы пытаются решить местные власти, бизнес и общественники.

Взлом двери в доме Емельянова обнаружила Елена Чернышева, координатор движения «Мой фасад» и руководитель спецпроектов фонда «Внимание» (соучредитель — известный урбанист Илья Варламов). Об этом она сообщила в комитет по охране объектов культурного наследия Ростовской области. Сначала ей ответили, что объект нельзя осмотреть из-за режима самоизоляции (это было в конце мая 2020 года). В следующем, августовском, письме комитет подтвердил, что центральный вход с Б. Садовой нужно закрыть, и об этом уведомили горадминистрацию (управлению казной Ростова принадлежат пять нежилых помещений в доме Емельянова. — N). Но, судя по фото от 9 июня 2021 года, вопрос не решен. На Садовую выходят две двери, и обе открыты.

Вообще, для консервации аварийного ОКН недостаточно закрыть двери. Необходимые меры перечислены на сайте администрации в отчете о рейде по расселенным аварийным домам. Из материала ясно, что помещения должны быть недоступны посторонним. Поэтому закрываются двери, окна, периметр ограждается сигнальной лентой, размещаются предупреждения о запрете. На самом деле требований больше. Например, в технологическую карту консервации аварийных расселенных ОКН, принятую правительством Петербурга, включены уборка мусора, при необходимости ремонт крыши, демонтаж отваливающейся штукатурки, разбор аварийных участков, антисептическая, противопожарная обработка конструкций и многое другое. Пока объект не законсервирован даже «по-ростовски». Со стороны ул. Шаумяна есть забор и ворота с колючей проволокой, но разбиты все окна — и дворовые, и фасадные.

— Консервация — это требование федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ», — говорит Елена Чернышева. — Аварийный ОКН должен в безопасности дождаться реставрации. Открытое здание привлекает маргиналов и мародеров. Чем хуже его состояние, тем труднее найти инвестора. Еще немного — и красивейшие ростовские дома станут безнадежными руинами. ОКН в Ростове рушатся и горят из-за организационных недочетов. Нет должного контроля за консервацией, и это серьезная проблема.

Ночью 23 ноября 2020 года дом Емельянова загорелся. Огонь охватил 450 кв. м. На пятом этаже обрушились перекрытия. МЧС считает виновниками асоциальных граждан, которые курили или грелись у костра внутри здания. Все это есть в обращении Елены Чернышевой в облпрокуратуру. Надзорный орган поручил решение вопроса горадминистрации. Во всяком случае, оттуда пришли ответы. Их смысл можно передать так: муниципальные площади законсервированы, но у ОКН есть другие собственники, и их помещения открыты. По закону все совладельцы отвечают за консервацию. Помещения в доме Емельянова принадлежат муниципалитету, частному лицу и организации из Великобритании. Решение проблемы — это выигранный суд и доведенное до конца исполнительное производство. В материалах СМИ таких примеров мало, и все ответчики — резиденты РФ. Тем не менее в данном случае и суд, и, если надо, исполнительный розыск жизненно важны, учитывая опасность все еще открытого здания. Оно примыкает к жилым и нежилым строениям. Во время ноябрьского пожара из соседнего дома эвакуировали более 120 человек.

Александр Кожин, председатель совета Ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, говорил N, что даже в законсервированном доме Емельянова несколько лет назад кто-то срезал кованые перила, которые представляли художественно-историческую ценность. Вернуть их не удалось.

Елена Чернышева согласна, что консервация — это только первый шаг в спасении ОКН. Главное — скорее начать восстановление. Ростовские власти дважды пытались продать объект (новый собственник обязан его реконструировать). Пять муниципальных помещений выставлялись на аукцион по отдельности. Цена почти с нуля (объекты выставлялись по схеме «лот за рубль») росла до десятков миллионов рублей, и покупатели, боровшиеся за разные лоты, отказывались от сделки. Теперь город намерен действовать иначе. На следующие торги он выставит свою долю одним лотом, для этого оформили единый техплан, объект поставили на единый кадастровый учет. По мнению ДИЗО, это может решить проблему. Бизнес-сообщество и урбанисты напоминают, что цель инвесторов — получение прибыли. Восстановление аварийного ОКН сложно сделать рентабельным. Елена Чернышева в качестве позитивного примера приводит успешный опыт Томска. Там погибающие ОКН не продают, а сдают в льготную аренду на 49 лет с условием восстановления. На все работы отводят 7 лет. Землю отдают внаем за одну тысячную (0,1%) цены в течение всех 49 лет. За строение нужно платить цену аукциона, но только до согласования проекта. Потом арендатор получает скидку 90%. Эта ставка (10% от цены торгов) действует, пока идет восстановление. После приемки инвестор будет ежегодно платить по 1 руб. за все здание. Похожая программа аренды есть и в Ростове, но ОКН на Б. Садовой, 94, она не подходит. По документам это многоквартирный дом (закон запрещает передавать его в аренду), и муниципалитет не единственный собственник.

Власти считают, что все под контролем

Из ответа ростовской администрации на обращение Елены Чернышевой в облпрокуратуру: «Управление казной города Ростова-на-Дону информировало департамент имущественно-земельных отношений города Ростова-на-Дону, что доступ в муниципальные помещения в здании по ул. Б. Садовая, 94, расположенные на первом этаже, закрыт. Кроме муниципального образования правообладателями объекта культурного наследия являются также третьи лица. Свободный доступ в здание осуществляется через помещения первого этажа, находящиеся в частной собственности. В силу Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры)», если объект культурного наследия принадлежит нескольким правообладателям, работы по его сохранению выполняются всеми собственниками. <…>

Вопрос об ограничении доступа третьих лиц в указанное здание находится на постоянном контроле администрации Кировского района города Ростова-на-Дону. Так, в ноябре 2020 года, а также в январе 2021 года силами администрации Кировского района были проведены мероприятия по ограничению доступа в здание по ул. Б. Садовая, 94.

Вместе с тем занесение открытого огня (пожар 23 ноября 2020 года. — N) могло быть осуществлено неограниченным кругом лиц, в том числе лицами без определенного места жительства».

Просмотров: 4428

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В городе
image
К 80-летию начала Великой Отечественной войны специалисты региональных архивов опубликовали рассекреченные постановления и планы местных властей, фотографии и плакаты 1941 года. Все они показывают, как Дон готовился дать отпор фашизму.
В городе
image
25 июня выйдет в обращение почтовая марка, посвященная бывшему директору «Роствертола» Борису Слюсарю. Сегодня завод носит его имя.
В городе
image
В Железнодорожном районе Ростова, на Профсоюзной, 51 открылась новая детская поликлиника.
В городе
image
9 июня в Ростове прошла акция «Очистим наши улицы». Активисты закрашивали ссылки на интернет-ресурсы, связанные с распространением наркотиков и психотропных средств.