г. Ростов-на-Дону
29 ноября 2021 09:11:59

За десять лет — из подполья в индустрию

Тату-культура в Ростове выросла в тату-индустрию, а татуировка перестала быть социальным явлением и перешла в разряд бытовых услуг, оказываемых населению.
За десять лет —  из подполья в индустрию

Сейчас в городе и ближайших окрестностях насчитывается более двадцати тату-салонов, а число самостоятельных мастеров превышает полсотни. При этом большинство представителей индустрии не отмечают ощутимой конкуренции или тесноты на рынке. Мастер-татуи­ровщик Хоттабыч, основатель одноименного салона, считает, что это связано с большим числом потенциальных клиентов и разницей вкусов:

— Очень много тех, кто готов потратить на свое тело не больше пары тысяч, а у других приоритет состоит в том, чтобы за татуировку никогда не стало стыдно. Так что конкуренции точно нет, напротив, надомные непрофессиональные мастера постоянно снабжают работой: сейчас в татуировках уже каждый второй, и очень много неудачных работ приходится переделывать.

Цены на татуировки колеблются от тысячи до десятков тысяч рублей. Определяется итоговая стоимость не по площади, а по числу «сеансов» — визитов к мастеру. Вложения в бизнес нельзя считать одномоментными — от 10 тысяч рублей до полумиллиона на старте и постоянные траты на расходные материалы, курсы повышения квалификации, поездки на фестивали.

С правовой точки зрения тату-салоны ничем не отличаются от парикмахерских — те же бытовые услуги населению. Несколько лет назад было отменено требование о наличии обязательного медицинского образования для тату-мастеров. Процесс открытия салона заметно упрос­тился, и многие мастера достаточно негативно относятся к тем, кто продолжает работать нелегально на дому. Основные претензии к «надомникам» — пренебрежение стерильностью и отсутствие профессионального роста. Один из наиболее известных и востребованных в городе мастеров Олег Шепеленко, владелец сети профессиональных студий татуировки Lucky Style, считает, что инвестиции мас­теров в собственное развитие — в интересах клиентов:

— Есть огромное количество мас­теров, которые хотят добиться таких же результатов и популярности, как у нашей студии, но они ровным счетом ничего для этого не делают, просто сидят в своих квартирах, по сов­местительству являющихся их рабочим местом. Мы считаем, что это недопустимо в наше время. Тату-бизнес ничем не отличается от другой коммерческой деятельности, так же нужно соблюдать все правовые нормы и регламенты, составлять договоры на оказание услуг, платить налоги и гарантировать высококачественный сервис.

Настороженно относится к надом­ным мастерам, предлагающим низкие цены, и владелец салона «Магнум» Денис Магнум:

— На самом деле многие известные сейчас мастера начинали работать в домашних «студиях». Но вопрос в другом: вырастешь ли ты в достойного мастера в своих четырех стенах? Здесь одного таланта недос­таточно. Если говорить о безопасности, не каждый новичок сможет ее обеспечить своему клиенту, к сожалению, далеко не всем по карману дорогостоящее оборудование для стерилизации инструментов, и многие «домушники», да и некоторые студии, этим, увы, пренебрегают.

Экономическая ситуация незначительно повлияла на работу салонов. В студии Rock-N-Roll tattoo цены были вынуждены скорректировать, но администратор Юлианна Чернышевская рассказала, что низкая цена должна, напротив, отпугивать клиента:

— Большинство оборудования, которое мы покупаем, американское. И других более дешевых аналогов не существует. То, что производят в Китае, зачастую очень спорного качества. А мы несем прямую ответственность за здоровье своих клиентов. Так что если вы видите слишком низкую цену у мастера, стоит задуматься, с каким оборудованием он работает.

В «Наколошной № 1» кризис стараются не замечать. Салон работает уже больше двух лет, в ближайшее время откроется второй. Мастер Мэнсон рассказал, что упор делается на постоянных клиентов:

— Чтобы обойти этот кризис, стараемся найти индивидуальный подход к каждому и общаться так, как будто уже 100 лет знакомы.

Анна Иванова, представитель салона Hard Rock tattoo, отмечает, что кризис породил нехорошую ситуацию в тату-индустрии, когда многие люди, даже те, кто не умеет толком рисовать, идут в татуировщики, предполагая, что в этой сфере крутятся большие деньги. От таких дилетантов страдают клиенты.

В тату-индустрии самой эффективной рекламой остаются рекомендации знакомых. Успех салона во многом зависит от конкретных мас­теров. Сейчас главным препятствием для развития является валютный курс — профессиональное оборудование и расходные материалы сильно выросли в цене. Но, по мнению собеседников N, это не влияет на популярность тату-культуры.

Просмотров: 9139

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В городе
image
16-летний пианист Сергей Давыдченко получил возможность выбрать новую квартиру. Юному дарованию будет выделена жилплощадь из резервов губернатора Ростовской области. С этой просьбой к Василию Голубеву обратился художественный руководитель конкурса Grand Piano Competition Денис Мацуев.
В городе
image
Основатель проекта Shrike Armoury Намтар Энзигаль рассказал N, как ростовская мастерская вышла на международный рынок доспехов для исторического средневекового боя. Небольшая домашняя мастерская за год выросла до производства, включающего несколько разных цехов. На данный момент Shrike Armoury специализируется на изготовлении титановых доспехов, щитов и тренировочного снаряжения для полноконтактных единоборств, турниров по ИСБ (историческому средневековому бою), бугуртов и средневековых фестивалей. В англоязычных соцсетях общее количество подписчиков превысило тысячу человек, а цены на продукцию составляют сотни долларов.
В городе
image
Глава администрации Ростова-на-Дону Алексей Логвиненко рассказал об отдельных направлениях развития города. В прямом эфире телеканала «Дон24» он, в частности, обозначил перспективы застройки Театрального спуска, строительства школ и больниц.
В городе
image
В «ДонЭкспоцентре» 27 октября открылась продовольственная ярмарка «Ростов Гостеприимный». По наблюдениям корреспондентки N в этом году она разместилась компактно, значительная часть участников - небольшие производители сыра, вина, сладостей в поисках прямых контактов с покупателями.