г. Ростов-на-Дону
24 сентября 2021 10:01:05

Чет и нечет поселка Чертково

После ужесточения Украиной пропускного режима для граждан РФ въехать в соседнее государство можно только по загранпаспорту и только через международные пункты пропуска. Такой порядок существенно усложнил жизнь 350 жителям приграничного поселка Чертково, чьи дома оказались отрезаны от территории РФ. Чертковцы обратились к Правительству РФ с просьбой признать их положение чрезвычайным и помочь в решении ежедневных житейских проблем.
Чет и нечет поселка Чертково


Привокзальная площадь наполняется людьми, слева от входа в вокзал растет шеренга торговок, разложивших товар прямо на асфальте. Торговки — в основном пожилые женщины — россиянки и украинки, пришедшие в Чертково из украинского Мелового по соседнему переходному железнодорожному мосту. С российской стороны у схода с мос­та стоит вагончик погранслужбы. К нему спускается очередь — с полсотни человек. Такой же (но уже украинский) пост организован и на другой стороне моста.

— Сейчас по мосту можем ходить только мы, украинцы, — объясняет пожилая женщина в теплом цветас­том халате, представившаяся Тосей. — А раньше ходили и россияне, было выгодно всем: у нас продукты дешевле, у россиян денег больше, они по выходным по мосту спустятся, а там сразу рынок. И нам было хорошо — покупатели сами приходили.

По словам главы Чертковского поселения Алексея Нестеренко, еще более существенные проблемы принес новый порядок 350 чертковцам, гражданам РФ, которые с 1991 года живут на территории РФ, с трех сторон окруженной Украиной.

— Вон те зеленоватые здания — элеватор, — Алексей Нестеренко показывает рукой в сторону характерного комплекса, до которого на глаз километра три с лишним. — За ним — КПП, через который теперь должны ходить россияне по загранпаспорту. Забор, который тянется вдоль железной дороги, — это не обозначение границы, это сама «железка» поставила: движение здесь интенсивное, поезда идут чуть ли не каждые четверть часа, не дай бог еще кто-то под поезд попадет.

Параллельно забору тянется знаменитая улица Дружбы Народов: четная сторона расположена в РФ, нечетная — территория Украины, граница идет по середине проезжей части. Середину каждый водитель определяет самостоятельно — никакой разметки на дорожном полотне нет. Улица заканчивается за вокзалом, там же заканчиваются одноэтажные российские дома, граница сов­падает с железнодорожным полотном, потом опять появляются два российских жилых пятна. Там расположены четыре многоквартирных дома: в свое время они были построены на территории отчуждения МПС, сейчас эти дома так и обозначают МПС-10, МПС-12, МПС-49 и МПС-50. Живут в этих домах 116 человек, или 36 семей.

Алексей Нестеренко говорит, что пройти к этим домам жильцы еще могут (перейдя железную дорогу там, где нет синего забора), а вот подъезда для «скорой помощи», пожарных машин и других спецслужб нет. Точнее, есть, но только через международный КПП, с необходимостью делать крюк в несколько километров и въезжать на территорию Украины.

В сопровождении двух пограничников мы поднимаемся по крутой (в человеческий рост) железнодорожной насыпи, переходим через рельсы. Тропинка виляет среди сухих редких кустов, ныряет под столб, через дворы выводит к дому МПС-49. Через дорогу от дальнего торца — частное домовладение с серым забором. За домом метрах в десяти магазин «Хлiб», но, чтобы купить там хлеба, жителям дома МПС-49 нужно перей­ти на другую сторону улицы, то есть незаконно пересечь границу, за что по российским и украинским законам полагается суровое наказание — от штрафа до административного арес­та.

С другой стороны дома идет ряд сараев, некоторые переоборудованы в летние кухни. Из одной такой кухни-сарая выходит пожилая женщина. Представляется Натальей, ей 73 года. В доме МПС-49 жила с мужем с момента его постройки, с 1960-х годов. В марте она в числе других подписала обращение к Правительству РФ с просьбой о помощи. В Чертково тогда приезжал губернатор области Василий Голубев, встречался с жителями. В итоге были предложены три варианта решения проб­лемы.

Первый — переселить людей в так называемый маневренный жилой фонд, который нужно будет построить за государственный счет. Но в таком случае жильцы потеряют приватизированное жилье, а права на приватизацию в новых домах не получат.

Второй способ — оказать финансовую поддержку 36 семьям, чтобы они сами приобрели жилье. По подсчетам правительства Ростовской области, это обойдется региональному бюджету в 51 млн рублей. В среднем на семью выходит по 1,4 млн рублей. Чтобы получить эти деньги, жильцы должны будут продать свои квартиры, в чем они — жильцы домов МПС — не уверены: на рынке избыток предложения, а их дома проблемные.

Третий вариант — признать ситуацию чрезвычайной на государственном уровне и выдать людям государственные жилищные сертификаты, на которые они смогут приобрести новое жилье.

Наталья говорит, что и третий вариант их семью не устраивает:

— Сказали, что сертификаты будут выдавать из расчета 30 тысяч рублей за квадратный метр той площади, которой мы располагаем сейчас. У нас квартира в 40 квадратов, в ней живут дочка с мужем и двумя детьми. Я в кухоньке (утепленный и облагороженный сарай. — N) обитаю, чтобы им не мешать. Мы сможем получить сертификат на 1,2 млн рублей. На эту сумму в лучшем случае мы сможем купить однокомнатную или двухкомнатную хрущевку, в которой нужно будет жить впятером...

Наталья говорит, что уезжать она никуда не будет. Не собирается покидать родное село и другая жительница дома МПС-49 Елена Иващенко. Помимо финансовых она называет и другие причины:

— У моего мужа в Меловом мать, брат, мы привыкли жить вместе, одной семьей. Пока мы здесь живем, мы можем общаться с родственниками, для нас это важно. Чтобы все бросить и уезжать, должна быть какая-то серьезная опасность. А тут все спокойно — войны нет.

По мнению и Натальи, и Елены, идеальным решением проблемы был бы возврат ситуации в те недавние времена, когда был мир и жители двух приграничных сел свободно ходили друг к другу через границу. 

Просмотров: 35425

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В городе
image
В краеведческом музее показывают живых экзотических насекомых. Выставка «Насекомые джунглей» дает возможность рассмотреть заморских членистоногих лучше, чем в их родной среде обитания. В террариумах обосновались жители тропических и субтропических лесов.
В городе
image
Соосновательница общественного движения «Городской патруль» Елена Хатламаджиян рассказала N, как активисты добиваются сохранения зеленых насаждений в парке «Дружба», борются за увеличение озеленения в парке Островского и других акциях, направленных на повышение комфорта жизни ростовчан. По словам собеседницы N, то, что хейтеров у нее много, свидетельствует об эффективности движения.
В городе
В Донской государственной публичной библиотеке открылась выставка архитектурных проектов, ставших победителями Всероссийского конкурса «Концепция жизненного пространства в социальных моделях будущего». Все работы создавались исходя из идеи: один человек — одно жизненное пространство.
В городе
image
Актеры Петр Костряков и Александр Соловьев развивают культуру уличного театра в Ростове. Устраивая перформансы и разгуливая на ходулях, они проверяют город на готовность к экспериментам. Основанный артистами театр «Сюрледон» успел показать себя на фестивале уличных театров в Альметьевске и побывать на фестивале живых статуй в Голландии. Толпа человечков на ходулях, с ярким гримом и в колоритных костюмах прогуливается по Ростову — это уличный театр «Сюрледон» экспериментирует с новыми идеями. У него нет репертуара в привычном понимании, здания и зрительного зала. Театральное действо разворачивается прямо на улице, нарушая городскую обыденность.