г. Ростов-на-Дону
11 Июля 2020 01:18:18

«Около 150 наших бабушек и дедушек имеют “внуков и внучек по переписке”»

Ростовчане подхватили идею московского волонтерского движения «Старость в радость» и взяли шефство над 6 областными домами престарелых.
«Около 150 наших бабушек и дедушек имеют “внуков  и внучек по переписке”»

Директор транспортной компании «Южная Экспедиция» и руководитель региональной группы фонда «Старость в радость» Марина Шкребец рассказала N о поездках к одиноким старикам, половина из которых высматривает в волонтерах своих родственников.

N: — Как получилось, что вы уже два года этим занимаетесь?

М.Ш.: — Я для себя до конца не сформулировала, почему захотела заниматься помощью именно пожилым людям. Возможно, это способ побороть свой собственный страх перед старостью. До сих пор есть ощущение, что эта тема во многом вытеснена из общест­венного поля. Когда волонтер сразу нескольких фондов предлагает своим друзьям выбрать между помощью детям, животным и пожилым, большинство предпочитает первое или второе. Иногда позиция формулируется жестче: раз отказались от них, сами виноваты. Допустим, но когда ты идешь по улице и видишь человека, попавшего в яму, суть уже не в том, как он оказался там, здесь начинается твой выбор — помочь или нет. Около года общалась с основателями всероссийского фонда «Старость в радость», решила, что хотела бы развивать у нас в области это движение. Они предлагали мне подумать, собрать для начала костяк команды. В 2012 году командой стали моя семья и друзья. Было человек 10. Сейчас постоянных волонтеров у нас около 30. В правилах фонда не спрашивать, как пожилые люди оказались в этих учреждениях. Но по нашему опыту это 50/50: те, у кого никого нет, и те, кто имеет детей, внуков. И я не знаю, кому из них тяжелее. Когда мы приезжаем, те, у кого кто-то есть, конечно, высматривают своих. На мой взгляд, существование домов престарелых — это пятно на нашем обществе.

N: — Сколько домов престарелых в области курирует фонд? Как устроена работа?

М.Ш.: — Дружим с 6 — в селе Новый Егорлык, станице Мечетинской, поселке Каменоломни, Большой Орловке, Семикаракорске, Зернограде. В станице Ольгинской мы помогаем палате сестринского ухода. Там достаточно тяжелая ситуация: мало персонала, нет горячей воды. Покупали им бойлеры, обогреватели и теплые одеяла. В каждом из домов престарелых мы бываем по 5–6 раз в год. Начиналось все с праздничных концертов и подарков, но потом поняли, что временные отрезки между ними достаточно большие, теперь по возможности собираемся на выходных просто так: рисуем, играем в шахматы и шашки, несколько раз с нами ездили профессиональные парикмахеры и устраивали настоящий день красоты. Но главное для пожилых людей — это все-таки общение, которое прерывает их бесконечный «день сурка». Уделить каждому хотя бы по 5–10 минут — наша задача. Около 150 наших бабушек и дедушек имеют «внуков и внучек по переписке» — им пишут письма, они отвечают на них.

N: — Как проходят встречи? Тяжело ли это эмоционально?

М.Ш.: — Вначале ты приезжаешь и хочешь всех забрать домой, позже концентрируешься на конкретной помощи, которую можешь оказать. У нас есть правила посещения домов престарелых: нельзя спрашивать о прошлом, обещать и делать замечания персоналу. Важно относиться к бабушкам и дедушкам как к равным. Тогда они раскрываются, общаются и делятся. В итоге это доставляет всем радость и массу положительных эмоций.

N: — Сложно было наладить контакт с руководством домов престарелых?

М.Ш.: — Мы посещаем учреждения, в которых живут по 30–60 человек. Первое время нас спрашивали, не сектанты ли мы, за какую партию агитируем. Не верили, что люди просто так могут приехать в свой выходной день за 200 км от Ростова. Постепенно ситуация выровнялась. Хотя есть, конечно, дома престарелых, куда нас категорически не пускают под предлогами карантина, эмоциональной неус­тойчивости пожилых людей («Вы их растормошите, а они потом плакать будут сутки» или «Они вам пожалуются на невкусные котлеты, вы выложите в интернет, а мы потом лишимся постов»). С одним домом престарелых мы вроде бы договорились отпраздновать 8 Марта. Пока ехали, что-то изменилось, нас не пустили, в итоге передавали цветы и подарки через забор.

N: — Подарки на собственные средства покупаете?

М.Ш.: — В большинстве своем волонтеры сами скидываются, кто-то не может поехать и спрашивает, что нужно купить. На этот Новый год компания «Нестле» предоставила 300 комплектов сладостей. Автомобильный дилер «Модус» помогал нам: несколько раз предлагал свои автомобили для поездок в область. Транспортная компания, в которой я работаю, в прошлом году из Абхазии привезла по нескольку ящиков мандаринов на каждый дом престарелых. В этом году не получается, поэтому сейчас как раз думаем, как бы нам их купить на 300 человек. Спектакль для бабушек и дедушек уже готовит частный театр «Человек в кубе».

Просмотров: 11847

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В городе
image
Ростовский экскурсовод и градозащитник Геннадий Крольман во время режима самоизоляции начал вести канал на YouTube «Садовая-кленовая», полностью посвященный архитектуре и истории Ростова. У него уже 486 подписчиков, а планка просмотров доходит до девятисот.
В городе
В июне 2020 года , по данным Яндекс.Метрики, сайт «Города N» посетили более 60 тыс. человек, максимальная ежедневная аудитория составила 6027 читателей. Тираж бумажной версии — 4000 экземпляров.
В городе
image
На Братском кладбище в Ростове открыли обновленный мемориал воинам советско-финской войны 1939-1940 годов («Зимняя война»). В рамках акции «Память победы» была восстановлена часть утерянной ограды и изготовлено 16 гранитных мемориальных плит. Именно столько бойцов захоронено в братской могиле.
В городе
image
Ростовский фудблогер Зарема Хаджиева за три года сумела нарастить аудиторию своей страницы zarema.rostov в Инстаграме c 350 до 2,2 млн подписчиков. Сейчас она занимает третье место в рейтинге самых популярных российских фудблогеров в Инстаграме и второе — в топ-10 аккаунтов Ростова, по данным сервиса AdinВlog.
Реклама на сайте и в газете
Заказать