г. Ростов-на-Дону
16 января 2022 21:33:47

Нет ему сноса

В самом известном ростовском символе лихих девяностых — уродливом шестиэтажном здании на углу пер. Семашко и ул. Московской, больше известном как гиперларек экс-депутата Заксобрания Олега Бояркина, — кипит жизнь. Со стороны пер. Семашко под его крышей уже работают встроенные лавочки. Судя по интерьеру, который виден в окнах, ремонт заканчивается на всем первом этаже и кое-где уже монтируется торговое оборудование. Значит, скоро откроют.

История началась в 1997 году, когда ЗАО «Росвнешпром», владельцами которого являлись родственники и сподвижники тогдашнего депутата областного Заксобрания Олега Бояркина, был предоставлен участок для работы цветочного рынка. Через некоторое время компания получила разрешение на строительство па­вильона из легковозводимых конструкций. Однако вместо него появилось огромное здание. Самовольное строение входило в охранную зону памятника архитектуры — Торгового дома Максимова, одного из старейших многоэтажных зданий в Ростове. Прошла череда судебных процессов. Несколько раз здание перепродавалось. В итоге в июле 2005 года областной Арбит­ражный суд вынес решение о сносе гиперларька.

Вышло постановление мэра Рос­това, которым городской Департамент строительства назначался заказчиком на разработку проекта производства работ по демонтажу этой постройки. В ходе конкурса был выбран проект ПСК «Ростовгипрошахт». Мэрия обещала выделить на снос 1 млн рублей.

Однако страсти со сносом по необъяснимым причинам утихли, и в феврале 2007-го Олег Бояркин на основании постановления мэра Рос­това получил в аренду земельный участок для завершения строительства торгового комплекса. Молниеносно последовавшее за ним распоряжение департамента имущест­венно-земельных отношений разрешило приватизацию участка площадью 847 кв. м из расчета цены выкупа 278,9 тыс. руб. На тот момент это было почти в 100 раз ниже рыночной стоимости земли.

— Ситуация анекдотическая, — комментировал тогдашние события Александр Кожин, председатель рос­товского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. — Законы, документы, решения суда, постановление о сносе — все есть. Есть даже проект сноса, выполненный на бюджетные деньги! А дом как стоял, так и стоит.

В том же 2007-м ситуацией заинтересовалась прокуратура, пообещав взять ее под свой контроль. Но с того же года Олег Бояркин находится в международном розыске, а юридический статус строения становится весьма загадочным.

В начале 2010 года заместитель мэра Геннадий Ананьев пообещал, что гиперларек будет убран.

В 2011-м прошел слух, что гиперларек все-таки снесут. Ростовская епархия и областное правительство решили привести Соборную площадь в первозданный вид, очистив ее от уродливых новоделов.

Больше того, в февральском интервью 2013 года «Городу N» мэр Ростова Михаил Чернышев заявлял, что гиперларек снесут. Если не удастся добиться решения суда о сносе здания как аварийного, мэрия, по словам Михаила Чернышева, готова была «предлагать собственнику выкупную цену по изъятию строения как имущества». Но, видно, что-то снова пошло не так.

Судя по всему, десятилетие ожидания сноса этого незаконно построенного здания с очень спорным архитектурным решением, вероятно, закончится. Но если так, то гиперларек надолго останется символом слабой власти, с которой всегда можно «договориться». Хотя кое-что еще можно исправить. В 2004 году N писал, что гиперларек вполне мог бы стать музеем дикого капитализма, здание можно признать памятником архитектуры «смутного времени» и украсить мемориальной доской.

Просмотров: 12195

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Своими словами
image
Мы живем в странное время, когда чаще не строим (создаем, разрабатываем, осмысливаем) новые планы, тот самый хрестоматийный «образ будущего», а все время переделываем, корректируем, вносим изменения в то, что уже когда-то договорились им считать.
Своими словами
image
Этой улице не повезло минимум дважды: ее давно назвали именем Ленина, а недавно смонтировали рядом с ее проезжей частью многочисленные мусорники. Теперь жители близлежащих домов имеют возможность ежедневно «хвалиться харчами» перед проезжающими по ней ростовчанами и гостями города.
Своими словами
image
Я сменила девять лет назад не только район, но и город проживания, но вот «прикрепиться» к поликлинике никак не соберусь. При всем богатстве цифровых услуг этот ритуал нужно выполнить лично — прийти, заполнить бумаги, отнять время регистратора, занятого теми, кому прямо сейчас нужен врач.
Своими словами
image
Все любят играть. А еще больше выигрывать. Получать скидки, призы и прочее. На том и строит свои, как сейчас принято говорить, программы лояльности крупный бизнес. Силами всех своих наемных менеджеров хочет стать как минимум близким и понимающим контрагентом, как максимум — едва ли не родным. Почему же я все чаще уклоняюсь от этих дружеских объятий?