г. Ростов-на-Дону
21 января 2022 20:07:05

Может, «людоедский» закон разбудит милосердие?

Политические битвы после принятия «закона Димы Яковлева» сходят на нет. Какие бы оценки ни давали этому шагу российской власти, понятно, что она не отступит. Из негатива можно попытаться извлечь хоть какой-то позитив, а именно мобилизовать власть и общественность на помощь организациям, давно и без поддержки занимающимся проблемами сирот.

«Закон Димы Яковлева», подписанный президентом в ответ на американский «акт Магнитского», породил разногласия не только внутри российской элиты. Рядовые граждане жарко спорят о том, правы ли власти, жалеют детей-инвалидов и собираются митинговать против «людоедского» закона. В хоре разгневанных голосов почти незамеченным оказалось заявление Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, сделанное после новогодних праздников. «Мы готовы работать с детьми-инвалидами, мы готовы взять государственный дом сиротский, детский дом для инвалидов под свой покров и приложить все силы к тому, чтобы воспитывать в таком доме детей», — сказал Патриарх журналистам.

Церковь показала пример, пожалуй, самого продуктивного неполитического подхода к проблеме: если нельзя изменить политическую волю в отношении «детского» закона, надо постараться сделать так, чтобы помочь детям-инвалидам на деле.

В Ростовской области есть дома-интернаты, в которых живут дети с ограниченными возможностями. К счастью, есть и благотворительные фонды, которые помогают таким интернатам. Волонтеры везут туда памперсы и подарки, а оттуда — страшные истории о жизни маленьких страдальцев, всю жизнь обитающих в казенных домах. Слушая эти истории, понимаешь, что для них главная проблема — даже не бытовая неустроенность или недостаточный медицинский уход, а почти полная изоляция от общества. Причина очевидна: общество, то есть все мы — здоровые и успешные, ничего не хочет знать о таких детях.

Как известно, не бывает чего-то стопроцентно негативного или абсолютно позитивного. Кажется, так получается и с «детским» законом: он преследует свои политические цели, но невольно может помочь сделать так, чтобы судьба несчастных детей вдруг попала в поле зрения российской общественности. О маленьких инвалидах вспомнили и заговорили, и для местной власти, бизнес-сообщества и просто неравнодушных граждан самое время поддержать эту самую незащищенную социальную группу. Может быть, найдутся спонсоры для азовского или зверевского домов-интернатов или власти выделят гранты для поддержки волонтерских благотворительных организаций. Или в качестве эксперимента хотя бы один сиротский дом будет передан под попечение Русской Православной Церкви. Может быть, если получится окружить воспитанников заботой и любовью, то этот опыт распространится дальше.

Хочется надеяться и на то, что страшная история маленького мальчика по имени Дима, погибшего за океаном, не только послужит политикам, но и сделает всех милосерднее, как-то облегчит жизнь тех, кому, несмотря на рост благосостояния россиян, по-прежнему больно, горько и одиноко.

Просмотров: 9430

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Своими словами
image
Мы живем в странное время, когда чаще не строим (создаем, разрабатываем, осмысливаем) новые планы, тот самый хрестоматийный «образ будущего», а все время переделываем, корректируем, вносим изменения в то, что уже когда-то договорились им считать.
Своими словами
image
Этой улице не повезло минимум дважды: ее давно назвали именем Ленина, а недавно смонтировали рядом с ее проезжей частью многочисленные мусорники. Теперь жители близлежащих домов имеют возможность ежедневно «хвалиться харчами» перед проезжающими по ней ростовчанами и гостями города.
Своими словами
image
Я сменила девять лет назад не только район, но и город проживания, но вот «прикрепиться» к поликлинике никак не соберусь. При всем богатстве цифровых услуг этот ритуал нужно выполнить лично — прийти, заполнить бумаги, отнять время регистратора, занятого теми, кому прямо сейчас нужен врач.
Своими словами
image
Все любят играть. А еще больше выигрывать. Получать скидки, призы и прочее. На том и строит свои, как сейчас принято говорить, программы лояльности крупный бизнес. Силами всех своих наемных менеджеров хочет стать как минимум близким и понимающим контрагентом, как максимум — едва ли не родным. Почему же я все чаще уклоняюсь от этих дружеских объятий?