г. Ростов-на-Дону
29 июля 2021 16:02:09

Кому таинственность не к лицу

Ученые Южного научного центра РАН провели экспедицию в приграничную с Украиной территорию области и позвали журналистов по ее окончании, обещая рассказать подробности. В действительности конкретные задачи и результаты поездки остались тайной. Журналисты довольствовались впечатлениями («У беженцев тяжелое моральное состояние», «В лагере «Дмитриадовский» нам не понравилось, но не будем об этом») и пустыми упаковками для еды, маркированными Министерством обороны США.

Председатель Южного научного центра РАН Геннадий Матишов показывает фотографии заполненному коллегами и журналистами залу: «Вот беженцы, вот временный лагерь, вот я и танк». Заверяет присутствующих, что данные их научной экспедиции ни в коей мере не противоречат информации правительства области о положении дел. Торопится сказать, что полностью поддерживает политику президента относительно Украи­ны. Упоминание чиновников не проходит даром: в течение 40 минут участники экспедиции рассказывают обо всем и ни о чем: «Мы встречались с ополченцами: очень дружелюбные люди», «“Правый сектор” наступает», «Временные лагеря хорошие, но впереди осень и зима», «Нам очень помогли главы администраций». В зале чувствуется единение, кажется, прозвучали все нужные кодовые слова. Зловеще зеленеют на полу упаковки для американской полевой еды, найденные учеными на приграничной территории. Где-то в середине светской беседы о будущем беженцев и чувствах ученых я все-таки спрашиваю о целях экспедиции, собранном материале, результатах. Оказывается, о результатах говорить рано. Упорствую: пытаюсь узнать о социологической выборке, вопросах, задаваемых беженцам.

Океанолог Геннадий Матишов раздосадованно отвечает:

— Девушка, какая выборка? Я вам как ученый говорю, это вообще не имеет значения, мы вот коллегу из Южного федерального университета не взяли в экспедицию, потому что он тоже предлагал сделать ее. И вообще, попробуйте, как мы, под пулями походить, съездите туда!

Отрицание одного из основных инструментов социологического исследования могло бы стать моим личным открытием вечера, но дальше стало еще интереснее: ученые не готовы говорить о материале, который собрали в ходе экспедиции. Почти заговорщическим тоном ученый сек­ретарь и заведующий лабораторией социальных и экономических исследований Южного научного центра РАН Дмитрий Котеленко говорит: «Мы не хотели бы сейчас об этом говорить».

Удается выяснить только то, что материал войдет в будущую книгу г-на Матишова, а экспедиции носят постоянный характер, определенный государственной программой.

То, что цели ньюсмейкеров и журналистов в общении между собой зачастую лежат в разных плоскостях, — довольно общее место, но странно видеть в этой роли ученых, которые в отличие от тех же чиновников могут просто не проводить бессмысленные пресс-конференции.

Понять можно: все мы люди, и ученые тоже. Сложно не поддаться соблазну и промолчать, когда одну страну лихорадит в прямом смысле, а другая проявляет такую неистовую эмпатию на государственном уровне, что она сама по себе могла бы стать отличным поводом для исследования. Но нехватки в хоровом воспевании действий власти нет, а единодушие так велико, что подозрительно. Мне всегда казалось, что коллективные и публичные «одобряю» власти — примета советского времени, причем не лучшая. От этого становится немного грустно: по-настоящему ученых всегда уважали за их упорный и благородный труд. А гражданская позиция усиливала это чувство только тогда, когда они, как и в науке, рис­ковали и шли против. Допускаю, что я была слишком впечатлительным ребенком, когда читала об Андрее Сахарове.

Просмотров: 6178

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Своими словами
image
В Ростове социальная инфраструктура драматически не поспевает за жилищным строительством. Но власти продолжают выдавать все новые разрешения на строительство высоток в переуплотненных районах, как будто не видят связи между пуском в эксплуатацию новой тридцатиэтажки и перегруженностью школ и детских садов.
Своими словами
image
Самокат с электроприводом пришел в нашу повседневность внезапно и неотвратимо, как Бузова во МХАТ. Разбавил рутину эмоциями, отменил скучные тротуары. Тротуары теперь тоже проезжая часть. Привыкаем. Тренируем быстроту реакции. Пока без потерь. Но есть нюансы.
Своими словами
image
Формирование ростовской агломерации было бы неплохо начать с создания единой информационной системы движения пассажирского транспорта. А то стоишь на остановке и думаешь, а не перестал ли уже ходить здесь, к примеру, 85-й автобус.
Своими словами
image
Администрация Ростова в рубрике «Спрашивали — отвечаем» в своем инстаграм-аккаунте опубликовала формальный ответ, не затрагивающий существа дела. Эта форма ответа нигде не желательна, но особенно гротескно выглядит в соцсети, которую обычно используют как витрину, чтобы показать товар (или услугу) лицом.