Сегодня 19 января 2020 года

Погода в Ростове -2°


23.12.2019 00:09

«Заказные дела — это примета нашего времени»

Екатерина Кравченко
«Город N» №50 (1358), 24 декабря 2019

«Заказные дела — это примета нашего времени»

Прежде чем суд вынес оправдательный приговор бывшему гендиректору ростовского КБ «Кредит Экспресс» Михаилу Колмыкову, он 11 месяцев провел в СИЗО. Уголовное преследование началось после того, как он предоставил правоохранительным органам информацию о сомнительных операциях через фирмы-однодневки в московском филиале банка на сумму около 10 млрд рублей. Его обвиняли в том, что он незаконно вывел из банка 28 млн рублей.

N: — Вы помните первые дни в СИЗО? О чем тогда думали, что чувствовали?

М.К.: — Я был готов к тому, что меня отправят в СИЗО. В суде представитель владельцев банка, не стесняясь, во время перерыва звонил кому-то и говорил, что надо «решать вопрос с Колмыковым, ситуация выходит из-под контроля». Вскоре, перед очередным заседанием суда, меня арестовали, до 10 вечера допрашивали. Я понял, что подключены серьезные ресурсы и на свободу меня не отпустят. Когда попал в СИЗО, думал, что я прав, что правда должна восторжествовать. Я знал банк «Кредит Экспресс» изнутри и понимал, что крах его не за горами. Очень надеялся, что это произойдет, пока я нахожусь в СИЗО, и ведется следствие. Отзыв лицензии у банка и неприятности у заказчиков моего дела лишили их возможности влиять на ход следствия. Если бы крах не случился, мне бы дали реальный срок и отмотать все назад было бы уже практически невозможно.

N: — Какие люди окружали вас в СИЗО?

М.К.: — Обыкновенные. За решеткой есть неписаное правило: о деле, по которому сидишь, не спрашивать. Со мной в камере сидел очень харизматичный мужчина. Чтобы как-то понизить градус напряжения и угнетенности, он придумывал загадки. Мы их разгадывали всей камерой. Все сопровождалось шутками. Пока сидел, делал записи о жизни в СИЗО, о быте, нравах, понятиях. Исписал две тетради. Хочу выпустить книгу в жанре нон-фикшн. Все-таки второе образование я получил в Литературном институте им. М. Горького.

N: — Испытывали ли вы какое-либо давление, пока находились под стражей?

М.К.: — Давление я испытывал со стороны следствия. Когда мое дело было предано широкой огласке, меня пытались склонить к признанию вины. Говорили, что если я не признаю вину по ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями». — N), то мне прикрутят «Мошенничество». Предлагали оправдать по нереабилитирующим обстоятельствам, но тогда бы судимость у меня осталась. Говорили, чтобы я признал вину по ст. 330 «Самоуправство». Хотели, чтобы я отказался от ознакомления с делом, фактически — от защиты. Я категорически от всего отказывался.

Сокамерники и надзиратели в СИЗО нормально ко мне относились. Такого, как показывают в фильмах, что ты заходишь в камеру и тебя начинают избивать, я не встречал. Камера была переполнена. На 20-30 метрах жили человек 20. Места не хватало. Два человека делили одну шконку (кровать. — N). Полдня лежишь, полдня — сидишь за столом. Из-за этого у меня опухали ноги и лопались сосуды.

N: — Что было самым худшим?

М.К.: — Один из заказчиков дела, перед тем как меня арестовали, сказал моей жене: «Мы вашего мужа посадим, а потом и у семьи будут проблемы». Эта фраза врезалась мне в память. Первая часть угроз была выполнена. Сидя в СИЗО, я понимал, что мои враги, реализуя свои планы, могут уничтожить и семью. Эти мысли были самыми страшными.

N: — Год в СИЗО как-то повлиял на вас?

М.К.: — Повлиял, но не могу сказать, что радикально изменил. Все-таки я уже немолодой человек. Я узнал совершенно неизвестную сторону жизни. У меня, конечно, сильно изменилось отношение к правоохранительной и судебной системам. До этого я достаточно много участвовал в судах, связанных с работой банка, и как-то верил в справедливость нашего суда.

Увидев изнутри, как работает система, я убедился, что все совсем по-другому. В отношении меня была допущена явная несправедливость. Следователь пришел в СИЗО, только когда на мое дело обратил внимание Борис Титов и оно было широко освещено в СМИ.

Наш суд — это корпорация по изданию одиозных и ангажированных решений. Я участвовал в четырех арбитражных делах, связанных с моей работой в банке и с увольнением. Все четыре я проиграл. Решения были приняты в том числе на основании сфальсифицированных документов с поддельными подписями и лжесвидетельских показаний. Они послужили также основанием для возбуждения уголовного дела и заключения меня под стражу. Я не раз заявлял о том, что меня оговаривают, на документах стоят не мои подписи, некоторые сделаны задним числом, просил провести экспертизу и проверить мои показания. Просьбы судом игнорировались, в экспертизе мне было отказано. Уже потом мои показания подтвердились. Сейчас судебная тяжба продолжается. Несмотря на оправдание, суд отказывается отменять решение о взыскании с меня убытков в размере 10,4 млн руб., якобы нанесенных банку моими действиями. Думаю, Арбитражным судом Ростовской области серьезно должна заняться какая-нибудь силовая структура.

N: — На ваш взгляд, чем вызвано усиление уголовного преследования предпринимателей и чиновников?

М.К.: — Использование силовых структур и органов власти в конкурентной борьбе сейчас происходит сплошь и рядом. Раньше, если хотели отнять бизнес, человека закатывали в асфальт, сейчас людей убирают руками правоохранительных органов. Заказные дела — это примета нашего времени. Не могу назвать силовое давление на предпринимателей политикой государства. Это все равно что пилить сук, на котором сидишь. Замечаю, что в отношении чиновников работа ведется. Если чиновник и его родственники имеют большие активы, то нужно устанавливать источники этих доходов. Преследование в этом плане, на мой взгляд, правильно. Такую же работу надо начать проводить с судьями и сотрудниками силовых ведомств.

N: — К каким последствиям может привести нынешняя тенденция силового давления?

М.К.: — Беззаконие творится руками закона. Если это войдет в правоприменительную практику, начнется озлобление. Выражение «российское кривосудие» становится идиомой. Я думал, как можно исправить ситуацию, сложившуюся в нашей правоохранительной системе. Не знаю. После того, что со мной произошло, не покидает ощущение полной безысходности. Единственный способ борьбы сегодня — это поддерживать движение правозащитников.


Теги: Кредит Экспресс, Михаил Колмыков

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

1967 просмотров


Для добавления комментария необходимо авторизоваться

СПРАВКА

Об уголовном деле

В 1994 году Михаил Колмыков основал в Ростове банк «Кредит Экспресс». В 2002 году продал свою долю, оставшись в банке на посту гендиректора. В 2016 году выявил незаконные операции через фирмы-однодневки в московском филиале на сумму около 10 млрд рублей. Данные об этом направил главе Центробанка и в администрацию президента. Вскоре после этого Михаила Колмыкова заподозрили в злоупотреблении полномочиями и незаконном выводе из банка 28 млн рублей. Г-н Колмыков был арестован 12 октября 2017 г. и 11 месяцев провел в СИЗО. В августе 2019 года суд полностью оправдал Колмыкова и сохранил за ним право на реабилитацию.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Суд оправдал бывшего банкира Михаила Колмыкова

8 августа Ленинский районный суд Ростова признал экс-банкира Михаила Колмыкова невиновным. Суд указал, что в деянии отсутствуют объективная сторона преступления и последствия в виде причинения вреда....

Активно привлекавший вклады «Кредит Экспресс» лишен банковской лицензии

Банк России отозвал лицензию у ростовского банка «Кредит Экспресс» (372 место в России по размеру активов). На рынке Ростовской области банк, по наблюдениям деловой газеты «Город N», занимает 23 место по объему частных вкладов (1,57 млрд рублей) и 26...

С экс-директора банка «Кредит-Экспресс» хотят взыскать 10,4 млн рублей

С бывшего директора ростовского банка «Кредит-Экспресс» Михаила Калмыкова хотят взыскать 10,4 млн рублей, такая информация опубликована в картотеке Арбитражного суда....

Реабилитированный ростовский банкир получит от Минфина более полумиллиона рублей

Суд частично удовлетворил заявление бывшего гендиректора ростовского банка КБ «Кредит Экспресс» Михаила Колмыкова о возмещении вреда. Согласно вынесенному вчера решению, Министерство финансов РФ выплатит реабилитированному 525 тыс. руб....

Имущество обанкротившейся ростовской финансовой организации распродается почти за 370 млн руб.

На торги выставлена бывшая собственность банка «Кредит Экспресс». Соответствующую информацию опубликовал конкурсный управляющий в реестре сведений о банкротстве....

C вкладчиками «Кредит Экспресса» начнут расплачиваться в конце марта.

«Агентство по страхованию вкладов» выплатит вкладчикам «Кредит Экспресс» более миллиарда рублей По предварительным данным, объем вкладов ростовского банка «Кредит Экспресс», лишенного лицензии, составляет 1,56 млрд рублей Размер выплат, который буд...

Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2018 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 261/81, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин