г. Ростов-на-Дону
28 сентября 2020 13:44:16

«Однажды подумала, а не написать ли детскую сказку самой?»

Книги Ксении Горбуновой понравились не только ее близким, но и издателям. Успешная ростовская писательница рассказала N о том, как становятся сказочниками.
«Однажды подумала, а не написать ли детскую сказку самой?» Ксения Горбунова, детский писатель

N: — Как получилось начать писать и, что немаловажно, публиковаться?

К.Г.: — Я писала с детства. Стихи, короткие рассказы. Лет с семи знала, что когда-нибудь напишу книгу. Не имела понятия, о чем будет книга, но точно знала — будет. Много писала «для себя». В школе, в университете каждый день записывала что-то в дневнике, обязательно от руки. Помню день, когда нужно было готовиться к самому страшному экзамену по современному русскому языку. Все мои сокурсники зубрили правила, а я писала сказку про Стебелек. Не могла остановиться. Очнулась поздно ночью и поняла, что ничего уже не выучу. Экзамен сдала на два. Зато сказка получилась отличная! После учебы работала в газете. Это был короткий период, когда я не писала ничего художественного. Все по делу, никакого полета фантазии. В родную нишу вернули дети. Мы с ними читали много детских книг и я однажды подумала, а не написать ли детскую сказку самой? Писала каждый день по одной главе. Читала на ночь мужу, он хвалил. Получилась веселая сказка о принцессе, которая нашла под кроватью дракона.

В этот же период на меня активно начали сыпаться детские стихи. Они приходили сами, как будто из космоса. Я сочиняла каждый день. Однажды решила отправить сборник стихов в молодое издательство «Добрый Великан». Издателю и писателю Тане Березюк стихи понравились, но она спросила, есть ли у меня что-то еще. На тот момент у меня была закончена сказка о добром великане. По иронии судьбы, она так и называлась «Добрый Великан». Я отправила сказку, и она понравилась Тане больше, чем стихи. В итоге у нас получилась добрая, красивая книга, которую я очень люблю.

Потом был сборник историй об ожившей одежде «Однажды в шкафу». Он понравился издательству «Аквилегия-М». Со дня на день книга выйдет из типографии. Сегодня, чтобы начать издаваться, мало только написать книгу. Нужно постоянно заниматься ее рассылкой в издательства. Я занимаюсь этим каждый день.

N: — За небольшой промежуток времени вы получили множество наград и премий. Это другая грань увлечения или осознанный вклад в профессиональный рост?

К.Г.: — Для меня с самого начала было важно, чтобы меня оценила и приняла литературная среда. Одно дело, когда твой текст похвалит домохозяйка, и совсем другое — когда это оценка профессионалов, мастеров, для которых литература — целая жизнь. Поэтому сначала я подавала заявки на все конкурсы и литературные фестивали, до которых могла дотянуться. Сейчас, когда уже есть немножко наград, я отношусь к конкурсам более спокойно. Любой конкурс — это соревнование. А соревнование — это азарт, учащенный пульс и потные ладони. Очень легко «подсесть» на конкурсы. Я не сторонник этого. Сейчас я отправляю свои тексты прямо в издательства. А если останется время, то можно и на конкурс. А вот фестивали и форумы люблю. В прошлом году я попала на международный форум молодых писателей в Ульяновске. Моими учителями были Валерий Воскобойников и Марина Бородицкая. Я получила массу полезных знаний.

N: — Можно ли вас назвать финансово состоявшимся писателем?

К.Г.: — Если кто-то думает, что на писательстве можно заработать, он ошибается. Это больше занятие для души. Я чувствую абсолютное счастье, листая свои книги. Знание, что я на своем месте. Гонорары тоже приносят свою радость. То, что книги продаются, тоже говорит о востребованности.

N: — Можно ли издаваться в Ростове? И по организационным, и по финансовым параметрам?

К.Г.: — Из издательств Ростова я знаю только «Феникс». Отправляла им сборник стихотворений, но мне не ответили.

N: — Детская книга — это еще и иллюстрации. Кто для вас рисует и как вы нашли друг друга?

К.Г.: — Первую книгу проиллюстрировала художник Ксения Шафрановская. Мне повезло, потому что издатель присылал мне эскизы иллюстраций, спрашивал, нравится ли мне. Интересная история вышла с книгой «Однажды в шкафу». Издательству понравился текст, но как изобразить ожившую одежду, там пока не знали. Тогда я обратилась к знакомому иллюстратору Анне Нажмутдиновой. И она любезно согласилась нарисовать один разворот книги. Мы отправили картинку в издательство, и работа закипела. Сейчас мы таким же образом иллюстрируем сборник сказок «Ба и ее чудовища» с художником Наталкой Прит.

N: — На какие образцы вы равняетесь в творчестве? Кто ваши любимые авторы?

К.Г.: — Больше всего в писательстве мне хочется равняться на саму себя. Слышать собственный голос и переносить его на бумагу. Слышать себя — это задача каждого человека. Хоть писателя, хоть пекаря. Я радуюсь, когда мне говорят: «Только начали читать, сразу поняли, что это твой текст». Это значит, что у меня потихоньку вырабатывается свой собственный стиль. Это значит, я звучу в этом мире как-то по-особенному. У меня много любимых авторов. Я люблю Рэя Бредбери за его жажду жизни, за стремление передать эту страсть читателю. Люблю Марину Москвину, наверное, за то же самое. Мне нравится Марина Бабанская за поразительную способность писать сказки, наполненные символами. Марина и Сергей Дьяченко — за атмосферность и внимание к деталям. Нина Дашевская — мой кумир в плане языка. Юлия Кузнецова — просто вынимает душу своими текстами. Анастасия Строкина безумно красиво пишет о природе севера. Русские классики тоже в моей душе: Толстой, Достоевский, Пушкин.

N: — Сейчас все больше кино- и литературных франшиз, длящихся, пока читатель не утратит до конца интерес. Вам еще не предлагали начать «бесконечную серию»? Согласились бы?

К.Г.: — Единственный мой персонаж, о котором бы я согласилась писать бесконечно, — это старушка Ба. Боюсь, что на остальных сюжетах выдохнусь. Даже если это супервыгодно.

N: — В Тобольске литературная студия «Ловцы снов» представила постановку по вашей сказке. А планируются ли именно пьесы или сценарии?

К.Г.: — В прошлом я училась писать сценарии, но как-то не пошло. Недавно хотела снова попробовать написать сценарий для мультфильма — и снова ступор. Наверное, хорошего сценариста или драматурга из меня не получится. А вот если кто-то захочет снять мультик или поставить пьесу по моим книгам — почему нет? Я всегда за расширение.

N: — Книги «вырастут» с детьми или вы останетесь именно сказочницей?

К.Г.: — Я думаю, что книги вырастут. По крайней мере, попытаются расти. Уже сейчас я пробую писать повесть для подростков. Посмотрим, что из этого выйдет.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ
Клуб N
image
Детская писательница Светлана Фадеева недавно вернулась в Ростов с парижского Книжного салона русской книги. Ее сборник «Сказки дедушки Рака» получил диплом «За красивый русский язык и глубину текста книги».
В городе
image
28 октября сообщество «Детские книги» вновь соберется в галерее «Книжного», чтобы читать, обсуждать и фантазировать. На этот раз темой станет освоение космоса.
В городе
image
Ростовский книжный клуб Riverbook 6 июля соберется на берегу реки в парке им. Октября на Каменке. Встреча посвящена книге «Парфюмер» Патрика Зюскинда.
Просмотров: 1663

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Клуб N
image
20-летний блогер из Таганрога достиг 300 тысяч подписчиков в Тиктоке. Под псевдонимом Коди Миллер он размещает развлекательные видео, челленджи и вайны в Тиктоке, Ютубе, Инстаграме.
Клуб N
image
Бывший мэр Шахт, а теперь ресторатор Денис Станиславов, отсидевший семь месяцев в СИЗО, считает, что, отстаивая свою правоту в борьбе со следственными органами, нельзя себя жалеть. Только приняв правила арестантской жизни, можно относительно легко пережить эти испытания.
Клуб N
image
Бывший глава новочеркасского холдинга «Нация» Юрий Осипенко провел в СИЗО рекордное по меркам всей России время — более 6 лет. По его мнению, после этих испытаний люди становятся осторожными, что тормозит развитие экономики. Потеряв бизнес, Юрий Осипенко стал общественным омбудсменом по защите прав осужденных предпринимателей, отбывающих наказание в местах лишения свободы.
Клуб N
image
Прежде чем суд вынес оправдательный приговор бывшему гендиректору ростовского КБ «Кредит Экспресс» Михаилу Колмыкову, он 11 месяцев провел в СИЗО. Уголовное преследование началось после того, как он предоставил правоохранительным органам информацию о сомнительных операциях через фирмы-однодневки в московском филиале банка на сумму около 10 млрд рублей. Его обвиняли в том, что он незаконно вывел из банка 28 млн рублей.
Реклама на сайте и в газете
Заказать