г. Ростов-на-Дону
30 сентября 2020 12:34:00

«Я родился в Осетии, это русские Альпы»

Гендиректор ГК «Евродон» Вадим Ванеев считает, что достижению его целей помогло воспитание, полученное в родных краях. Каждый год вместе с родственниками он ездит по святым местам Южной и Северной Осетии, которые помогают ему зарядиться «энергией и боевым настроем». В этих поездках участвует и команда топ-менеджеров его группы компаний.
«Я родился в Осетии, это русские Альпы»

В.В.: — В одной старой песне пелось: «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес — Советский Союз!». Вот какая у меня национальность была при рождении. Я родился в городе Цхинвал, сейчас это территория Республики Южной Осетии. Тогда не было тех границ, которые есть сейчас. Осетия — это русские Альпы. Просто об этом мало кто говорит и знает. Красивейшие места. Немногочисленному осетинскому народу удалось сохранить глубокие культурно-исторические традиции. В литературе есть масса доказательств, что предки народа — аланы — являлись настоящим образцом доблести, мужества и стойкости. В современной истории тоже есть примеры. Мало кто знает, что по количеству героев Советского Союза, воевавших во времена ВОВ, на душу населения больше всего было именно осетин.

N: — Какое у вас самое яркое воспоминание из детства в Южной Осетии?

В.В.: — Еще будучи пацаном, я учился водить самосвал. Он казался мне огромным. Отец орал на меня, потому что я просто физически не мог справиться. Я еле-еле проворачивал руль, до педалей почти не доставал, дорога была практически не видна из-за капота. И это все на узких горных дорожках, с которых легко можно улететь в пропасть.

Безусловно, уже в самые ранние детские годы закалялся мой характер и формировалось мировосприятие. Я родился в простой семье без особого достатка, поэтому я до сих пор помню, сколько тяжелого труда приходилось переносить. Пока мои сверстники играли и развлекались, я с отцом строил дом и помогал матери по хозяйству. Ведь если ты живешь собственным хозяйством, то готовься к круг­лосуточному не только тяжелому, но и опасному труду.

N: — С чего начался ваш путь в бизнес?

В.В.: — Когда окончил школу, пошел работать в «Югоблсельхозтехнику», чтобы мне дали направление в сельскохозяйственный институт Владикавказа. Связей особых не было, направления мне не дали. Потом была армия, затем поступил в филиал Новочеркасского политехнического института в Шахтах.

После его окончания встал вопрос, чем заниматься дальше. В стране тогда началась перестройка. Частному предпринимательству был дан зеленый свет. С одногруппником решили заняться бизнесом — открыть видеосалон, который задумали строить в центральном парке Шахт. Перед этим долго уговаривали директора парка отдать нам землю под неработающим летним кинотеатром для дальнейшего строительства. Заняли 53 тыс. рублей в Соцбанке и приступили к стройке. Все делали своими руками: ломали кинотеатр, вывозили строительный мусор, заливали бетон, клали кирпич. Для того чтобы вывезти только один грунт, потребовалось около 100 КамАЗов. В процессе строительства мы решили сделать не видеосалон, а ресторан. Строительство растянулось на шесть лет. Построили первую очередь — запустили, стали получать с ресторана деньги. Затем следующую очередь строили — и так шесть лет...

N: — Важно ли для вас поддерживать связь с местом рождения?

В.В.: — Я могу сказать, что всему, чего добился, что сделал своими руками, обязан воспитанию, которое я получил в родных краях. Для любого здравомыслящего человека на духовном уровне важно поддерживать связь с тем местом, где он был рожден. Как человек без веры может строить бизнес? Это невозможно. Все в этой жизни зависит от личности человека и его внутренней культуры. Любой может в церкви стоять и свечку держать, а за пределами храма заниматься совсем другими вещами, которые не соответствуют никаким этическим нормам.

N: — Часто ли вы приезжаете в Южную Осетию?

В.В.: — Мы каждый год ездим домой — у моей семьи по-прежнему есть дом в Цхинвале. Так что я и мои родственники не потеряли связь с местом рождения. Мы объезжаем святые места — сначала в Южной, потом в Северной Осетии, причем в поездках участвует и команда наших топ-менеджеров. Ребята после поездок мне откровенно говорят: теперь мы понимаем, откуда такая энергия и такой боевой настрой. Эти поездки уже стали традицией. В одном из таких мест, в районе села Андис, мы старую церквушку отремонтировали и сейчас ее поддерживаем, чтобы каждый мог прийти туда и зарядиться необходимыми ему силами. Если вы сейчас поедете в Южную Осетию, вы услышите от каждого простого жителя благодарность России за защиту и поддержку, которая была оказана.

В Ростове я живу уже 35 лет, получается, что это вся моя сознательная жизнь. Здесь все уже привычно, знакомо и комфортно. Многие партнеры думают, что я живу в Москве, и когда узнают, что это не так, поражаются: что я делаю в Ростове? А я вообще не представляю, как там можно жить. Мы создали две отрасли здесь, в Ростовской области, и снабжаем мясом всю страну. Зачем куда-то еще ехать, если ты обрел свой дом, семью и любимое дело?

Просмотров: 19293

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Клуб N
image
20-летний блогер из Таганрога достиг 300 тысяч подписчиков в Тиктоке. Под псевдонимом Коди Миллер он размещает развлекательные видео, челленджи и вайны в Тиктоке, Ютубе, Инстаграме.
Клуб N
image
Бывший мэр Шахт, а теперь ресторатор Денис Станиславов, отсидевший семь месяцев в СИЗО, считает, что, отстаивая свою правоту в борьбе со следственными органами, нельзя себя жалеть. Только приняв правила арестантской жизни, можно относительно легко пережить эти испытания.
Клуб N
image
Бывший глава новочеркасского холдинга «Нация» Юрий Осипенко провел в СИЗО рекордное по меркам всей России время — более 6 лет. По его мнению, после этих испытаний люди становятся осторожными, что тормозит развитие экономики. Потеряв бизнес, Юрий Осипенко стал общественным омбудсменом по защите прав осужденных предпринимателей, отбывающих наказание в местах лишения свободы.
Клуб N
image
Прежде чем суд вынес оправдательный приговор бывшему гендиректору ростовского КБ «Кредит Экспресс» Михаилу Колмыкову, он 11 месяцев провел в СИЗО. Уголовное преследование началось после того, как он предоставил правоохранительным органам информацию о сомнительных операциях через фирмы-однодневки в московском филиале банка на сумму около 10 млрд рублей. Его обвиняли в том, что он незаконно вывел из банка 28 млн рублей.
Реклама на сайте и в газете
Заказать