г. Ростов-на-Дону
01 октября 2020 10:38:44

«Это инструменты, в которых звучит душа мира»

В прошлом успешный графический дизайнер Валентин Шкандыбин оставил карьеру в компании IKEA для того, чтобы делать музыкальные инструменты. Десять лет назад появилась первая окарина, а сегодня мастерская этнических ремесел «Степной дух» известна многим поклонникам этнической музыки, флейты разъехались по сотням городов и многим странам мира и даже в Австралии есть несколько окарин ростовского мастера.
«Это инструменты, в которых звучит душа мира» Валентин Шкандыбин, Медведь, этномузыкант

Этномузыкант, мастер этнических музыкальных ремесел, основатель проекта «ЭтносфеРа звука» и мастерской этнических ремесел «Степной дух» Валентин Шкандыбин (Медведъ) рассказал N о том, какую роль в его жизни сыграло творчество и почему не стоит покупать этнические инструменты на «Алиэкспрессе».

N: — Как появилась мастерская?

В.Ш.: — Моя мастерская — это дом, где я живу. Так случилось, что творчество и моя жизнь неразрывно связаны. Творчеством я начал заниматься еще в раннем детстве. Почему именно музыкальные инструменты, до сих пор и сам не знаю. Наверное, самое честное — «душа позвала». Это инструменты, в которых звучит душа мира, душа этносов, живущих на Земле. Для чего — тут, наверное, самое первое, что пришло на ум, — это для помощи людям понять себя и мир. Мой интерес к жизни достаточно широк, и мне интересны многие стороны философии, религии и, конечно, шаманизма, к которому я себя причисляю в большей степени.

N: — Чем вы занимаетесь помимо изготовления инструментов?

В.Ш.: — Я стараюсь как можно больше путешествовать, бывать в разных местах. Особенный интерес к природе, потому что только там можно услышать себя, понять, куда идти дальше. За лето я побывал в Тыве, Хакасии, на Алтае, ходил в горы по Кавказскому заповеднику, был в Сочи. Путешествия — источник моего вдохновения. Если говорить о профессиональной деятельности, то это создание керамических флейт, окарин и свистулек (кстати, мои свистульки настроены в ноты, это большая редкость), а еще сеансы звукотерапии и медитации. Я провожу обучающие мастер-классы для детей и взрослых по лепке из глины и по игре на музыкальных инструментах — флейте, окарине, варгане, диджериду. Отдельная тема — это обучение обертональному горловому пению. Я все время собираю опыт и информацию. У меня есть сертификат на проведение виброакустического массажа поющими чашами, окончил школу церковных звонарей. Общаюсь со многими мастерами, которые, как и я, проводят сеансы звукотерапии. В этом году меня приглашали в качестве музыканта и ведущего мастер-классов на международный фестиваль «Зов 13 шаманов», проходящий при поддержке правительства и Министерства культуры республики Тыва.

N: — Ваше творчество можно назвать финансово успешным?

В.Ш.: — Если говорить о заработке, то основное — это продажа флейт. Можно ли считать мастерскую состоявшимся бизнесом? Я люблю то, чем занимаюсь, движим идеей того, что это несет пользу миру и людям. Что касается успеха мастерской, то да, я считаю что он, несомненно, есть.

N: — Кто ваши покупатели?

В.Ш.: — Люди, которые тянутся к пониманию своих корней, любители природы и здорового образа жизни либо те, кто привык смотреть на мир под другим углом, те, кто устал от рутины и хочет переключения на что-то чистое и искреннее. Есть среди клиентов иммигранты — им нужен «кусочек России». А еще люди со всего мира находят меня через тех, кто уже стал покупателем, то есть это друзья друзей. Многие приходят через социальные сети, а теперь и через мой YouTube-канал, где публикуются обзоры музыкальных инструментов, мастер-классы.

N: — Ваши инструменты — это дорого? Какие у вас объемы производства?

В.Ш.: — Средняя цена — от трех до пяти тысяч рублей. Но есть эксклюзивные экземпляры, стоимость которых может превышать десятки тысяч рублей. Самый дорогой сегмент — окарины больших размеров, они медитативные, терапевтические, рассчитаны на любителей не отказывать себе в удовольствиях. Индивидуальных заказов не бывает, я не работаю на заказ. Делаю только по вдохновению, и, если человеку нравится, он выбирает свой инструмент. За время работы мастерской появилось более 1000 инструментов, в месяц может быть и 30 штук, а может быть пять. Или, к примеру, я уехал на полтора месяца в путешествие и не сделал ни одной. Делаю все сам. На одну окарину уходит от нескольких дней до месяца, зависит это от размера и сложности. Чем больше окарина, тем больше работы с ней и нюансов при сушке.

N: — Сейчас этническая тематика в моде?

В.Ш.: — Сейчас мы видим, как мировая мода и культура все сильнее поворачивают в сторону этники. Соответственно, этнические и стилизованные товары пользуются спросом. Есть другие мастера, но у меня отношение к конкуренции как к стимулу делать еще лучше и качественнее. Есть мастера, у которых я учусь и стараюсь быть лучше. Окарина, например, вещь известная не так широко, как, к примеру, спиннер, поэтому конкуренция существует, но на больших расстояниях. Не так много хороших мастеров, которые делают действительно настроенные в ноты окарины. В основном это свистульки со множеством дырочек. Главное отличие окарины — это строй, ноты. На ней можно играть музыку, а не просто свистеть. Отдельная тема — китайская продукция. «Алиэкспресс» просто кишит недорогими окаринами на любой вкус и цвет. А я не перестаю получать в соцсетях письма примерно такого содержания: «На днях получил окарину с «али», но она как-то странно звучит, ноты не строят, можно это как-то исправить?» Инструмент от мастера, естественно, стоит дороже, но часто те, кто обжегся на китайских окаринах, обращаются ко мне.

N: — Открытие мастерской потребовало больших вложений?

В.Ш.: — Основные затраты — это печь для обжига керамики. Многое сделано своими руками, потому что не всегда можно найти нужное качество на рынке. Самое главное вложение — это время, никакими деньгами это невозможно измерить. Время на приобретение опыта, знаний. Чтобы выйти на достойный уровень, мне потребовалось провести множество экспериментов, опробовать не один центнер глины. Материалы я использую только качественные, это испанская глина, которую я заказываю большими партиями. У нас в Ростове и области нет глины того качества, которое мне нужно. Уже появились планы по расширению ассортимента и производства, хотелось бы открыть отдельную мастерскую с возможным привлечением учеников. Самому тянуть большие объемы становится сложно, но пока справляюсь.

N: — Где можно научиться играть на этнических инструментах?

В.Ш.: — Если человек живет в Ростове, то можно брать уроки в частном порядке. Иногда я организую курсы по нескольку занятий. Один из таких проходил зимой, я обучал постановке голоса и горловому пению. Есть опыт проведения занятий дистанционно, через скайп. Если у человека не достаточно средств или он живет очень далеко, то есть канал YouTube, где я щедро делюсь знаниями.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ
В городе
image
Сергей Сугробов, основатель музыкальной школы «Драм-студия Части Ритма», создал пространство, где каждый может прийти и поиграть на ударных инструментах, став частью ансамбля.
Просмотров: 2770

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Реклама на сайте и в газете
Заказать