г. Ростов-на-Дону
20 сентября 2020 07:50:28

«В нашем портфеле заказов — объекты центрального олимпийского стадиона в Сочи»

По словам коммерческого директора комплекса строительных заводов «Металл-Дон» Сергея Коновалова, компания привлекает крупные заказы благодаря бесплатным консультациям, которые экономят заказчику материалы. среди клиентов «Металл-Дона» — «Ренессанс Констракшн», «Спецстрой России», «Русагро», «Магнит», компании, ведущие строительство олимпийского стадиона в Сочи
«В нашем портфеле заказов — объекты центрального олимпийского стадиона в Сочи»
Комплекс заводов «Металл-Дон», построенный в Октябрьском сельском районе, в 2012 году вышел на полную мощность. В ближайшие два года «Металл-Дон» планирует полностью выполнить свои обязательства перед ВЭБом, предоставившим кредит на строительство комплекса в размере 3 млрд рублей.


N: — Расскажите об итогах работы «Ме­талл-Дона» в 2012 году.

С.К.: — В 2012 году наш комплекс заводов вышел на полную мощность. Объем выручки по итогам года составил около 2,5 млрд рублей. Планируем, что в ближайшие два года сможем полностью погасить кредит, выданный на строительство комплекса.

N: — А рентабельность какова?

С.К.: — На производстве сэндвич-панелей — 5–10%, т. к. там очень высокая материалоемкость. Все химкомпоненты высокого качества, импортируем их из Германии. На заводе горячего цинкования рентабельность — до 100%. Исторически сложилось так, что в России мало цинкующих производств. Конкуренция невелика, да к тому же горячее цинкование, которое предлагаем мы, вообще не имеет аналогов в России: оно позволяет содержать конструкцию в агрессивной среде на несколько десятков лет дольше, чем при других способах цинкования. Рентабельность производства металлоконструкций с учетом очень высокого уровня конкуренции — 10%.

N: — Кто сегодня ваши основные клиенты?

С.К.: — Среди наших заказчиков — компании, которые занимаются промышленным строительством любого уровня сложности, такие как «Ренессанс Констракшн», «Амира Групп», «Спецстрой России», а также инвес­торы крупных проектов: «Русагро», «Мираторг».

N: — Выполняете заказы под ключ?

С.К.: — Примерно 50% наших контрактов приходится на строительство объектов под ключ. Обычно в таком случае заказчиками выступают инвесторы крупных проектов.

Другая половина наших заказчиков — это генподрядчики, которые уже зашли на проект и которые закупают либо отдельно металлоконструкции, либо сэндвич-панели... Нам комфортнее работать с инвесторами, потому что для них главное — качество продукции. С подрядчиками другая ситуация: им важно сэкономить на всем, и наш завод не имеет возможности конкурировать с мелкими частными предприятиями, которые варят металлоконструкции в гараже.

Мы хотели бы увеличить количество комплексных заказов, но это зависит от свободных мощностей нашей строительной компании «Суодон» (входит в ГК «Евродон». — N), которая сейчас серьезно загружена проектами «Евродона».

Однако полностью переходить на выполнение заказов под ключ нам невыгодно — тогда будет труднее добиться равномерной загрузки всех предприятий.

N: — А проекты сами разрабатываете?

С.К.: — Мы пока не стали создавать свою проектную группу — в городе Шахты сложно найти достаточное количество квалифицированных специалистов. Мы пошли по другому пути. На рынке проектных организаций сего­дня действуют предприятия двух типов: есть условный «Гипро-дор-что-то-там-строй», у которого огромный штат сотрудников, работающих по старинке за кульманами, а есть команды новой формации, где люди ушли от кульмана и, перескочив стадию «Автокада», перешли к трехмерному проектированию — тому, на чем сейчас работает вся Европа, подо что «заточено» все современное оборудование, в том числе оборудование наших заводов. С этими командами мы и сотрудничаем. Наше взаимодействие выгодно тем, что если этих проектировщиков привлекают в какой-то новый проект, то они ведут за собой нас, и наоборот.

N: — Какие объекты вы в основном строи­те?

С.К.: — «Металл-Дон» может многое, работаем во всех сегментах — и в промышленном строительстве, и в сфере электроэнергетики (производим опоры ЛЭП), это позволяет регулировать загрузку мощностей. В этом году в нашем портфеле заказов — объекты цент­рального олимпийского стадиона в Сочи, несколько объектов «Спецстроя», два логистических комплекса «Магнита» в Воронеже.

N: — Какую часть производства задействуете на выполнение заказов «Евродона»?

С.К.: — До недавнего времени разные производства «Металл-Дона» были загружены на 20–100% заказами для строительства птичников утиного птицекомплекса «Донстар» (входит в ГК «Евродон». — N). Отмечу, что с холдингом мы работаем на рыночных условиях. То есть если маржинальность внешнего контракта будет выше, мы выберем то, что выгоднее «Металл-Дону».

N: — Охарактеризуйте рынок. Кто ваши основные конкуренты сегодня?

С.К.: — В целом спрос растет, сейчас реализуется достаточно инвестпроектов, даже если не брать во внимание проекты зимней Олимпиады в Сочи. Хотя мы отмечаем сезонный фактор — зимой спрос снижается. Что касается конкуренции, то здесь по каждому заводу «Металл-Дона» своя ситуация.

Если говорить о заводе горячего цинкования, в Ростовской области нет таких предприятий, но в близлежащих регионах действуют 4 завода. Однако у них довольно старое оборудование, мы предлагаем лучшее качество. В радиусе 1000 км у нас единственный завод, на который клиенты привозят продукцию конкурентов, чтобы мы ее перецинковали.

У нас несколько конкурентов по сэндвич-панелям, но их я назвал бы коллегами, поскольку конкуренция между нами в целом невелика. Я имею в виду производителей, выпускающих, как и мы, тип сэндвич-панелей, внутри которых утеплителями являются пенополиуретан и пенополиизоцианурат. Как ни странно, наши главные конкуренты — производители панелей на основе минваты. В 1990-е годы минвата была сертифицирована как негорючий материал. Она хуже и дороже, но сегодня проектировщики предпочитают закладывать ее в проект, поскольку это облегчает им работу, т. к. для негорючего материала не нужно дополнительно прописывать меры противопожарной безопасности.

Сегодня все уже понимают, что абсолютно негорючих материалов нет, даже металл горит. Минвата горит, и процесс ее горения дает катастрофические последствия, которые всем знакомы по громким делам в нашей стране. И производители сэндвич-панелей с новыми типами утеплителей, проводя испытания, получают коэффициент горючести. Очень низкий, но тем не менее...

Недавно мы объединились в ассоциацию с другими производителями сэндвич-панелей, не работающими с минватой, активно ведется деятельность по созданию новых ГОСТов в рамках программ повышения энергоэффективности. Мы обратились в государственные сертификационные службы, чтобы нас поставили в одинаковые условия с производителями, применяющими минвату: пусть они проведут те же испытания на горючесть, что проводили мы, — и рынок поменяется кардинально.

Например, в сельском хозяйстве и при возведении производственных сооружений нормы горючести пониже, там нет таких требований, как в детских садах или торговых центрах. В последние пять—семь лет видно, как там рынок меняется. Клиенты постепенно отходят от панелей на основе минваты, поскольку наш материал выгоднее. К примеру, там, где у вас будет лежать 100 мм минваты, потребуется 60 мм наших сэндвич-панелей, а это стоит дешевле.

У нашего наполнителя масса преимуществ не только перед минватой, но и перед другими строительными материалами: 60-сантиметровый слой нашего продукта по теплопроводности аналогичен 1,5 метра кирпичной кладки, срок службы — в несколько раз дольше. Подобные сэндвич-панели более устойчивы к внешним средам, не впитывают влагу.

N: — А что происходит на рынке металлоконструкций?

С.К.: — Здесь у нас огромное количество конкурентов: есть большие заводы, работающие на старом советском оборудовании, очень много цехов, которые работают, грубо говоря, на двух сварочных аппаратах. Есть современные конкуренты. Сегодня нам сложнее работать, чем крупным советским заводам, поскольку большинство современных предприятий нового формата построено за счет кредитных средств. Они должны выплачивать кредиты, начислять амортизацию, т. к. заводы новые.

Таким образом, наш продукт чуть дороже, но, с другой стороны, мы уверены в его качес­тве. В этих обстоятельствах мы вынуждены не просто торговать металлоконструкциями, а выходить к клиентам с комплексными предложениями, которые позволят оптимизировать проект и в результате сэкономить больше, чем они сэкономили бы, если бы выбрали нашего конкурента. Зачастую бывает так, что мы приезжаем к инвестору и участвуем в совещаниях, включаясь в обсуждение всего проекта, а не только темы закупки металлоконструкций.

N: — Что вы им предлагаете?

С.К.: — Например, мы можем облегчить металлоемкость зданий. Если проектный институт советской формации нарисовал заказчику здание весом 1,5 тыс. тонн, то мы, немножко поработав с проектом и переведя его на наши возможности, можем снизить массу здания на 30%, что позволяет сэкономить на закупке металлоконструкций. И эта услуга заказчику ничего не стоит.

Кроме того, технологичность нашего производства позволяет заказчику сэкономить на этапе монтажа, поскольку исключает неравномерность поставок, ошибки, которые требуют дополнительных затрат.

N: — Но ведь конкуренты тоже могут консультировать заказчиков?

C.К.: — У них нет такой мотивации, как у нас. У нас есть эффективный радиус, за пределы которого поставлять продукцию невыгодно. Тем не менее крайняя восточная точка наших поставок — на острове Русский, крайняя западная — в Калининграде. У нас был контракт в Казахстане, который мы получили несмотря на то, что был проверенный годами поставщик, находившийся ближе. Все это благодаря тому, что мы работаем не просто как продавцы, но и как консультанты.

N: — Вы планируете предлагать типовые проекты для сравнительно небольших заказчиков?

С.К.: — Мы думаем над этим, но пока большинство наших заказчиков — крупные компании, которым требуются индивидуальные проекты. Для развития направления, о котором вы говорите, банально не хватает специалис­тов.

Просмотров: 669

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Крупные компании
image
Таганрогский котлостроительный завод «Красный котельщик» (ТКЗ) участвует в проекте «Большой Усть-Илимск» Группы «Илим». Продукцию донских котлостроителей установят на заводе, который, по планам, войдет в число крупнейших мировых производителей чистоцеллюлозного картона.
Крупные компании
image
ПАО ТКЗ «Красный котельщик» зарегистрировал допэмиссию акций в размере 650 млн штук номинальной стоимостью один рубль за акцию. Ценные бумаги планируется разместить по закрытой подписке в пользу компании «НордЭнергоГрупп», которую контролирует миллиардер Алексей Мордашов.
Крупные компании
image
Главгосэкспертиза России одобрила проект крупнейшего отечественного зернотрейдера ТД «РИФ» по реконструкции и строительству нового причала на зерновом терминале в Азовском морском порту. Согласно проекту мощности перевалки на терминале ТД «РИФ» вырастут с 1,9 млн до 6 млн т. Если он будет реализован, «РИФ» станет крупнейшим стивидором в Ростовской области. Эксперт считает, что увеличение портовых мощностей сейчас актуально, в перспективе объемы перевалки на экспорт будут расти.
Крупные компании
image
По словам Василия Федосеева, руководителя b2b продукта маркетплейса «Беру», спрос на курьерскую доставку товаров в этом году значительно вырос. Сейчас компания тестирует в Ростове собственную курьерскую платформу. В первом полугодии количество заказов на ростовском терминале маркетплейса «Беру» выросло в четыре раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сейчас на донском складе размещены товары более 500 поставщиков. 50 компаний из Ростовской области отправили свои товары в Москву через транзитный склад, что даст возможность продавать их по всей России.
Реклама на сайте и в газете
Заказать