г. Ростов-на-Дону
17 Февраля 2020 00:55:03

«Для овощей рынки — главный канал продаж»

Основным каналом сбыта тепличного хозяйства «АПК XXI ВЕК», входящего в «ГРУППУ АГРОКОМ», остаются местные рынки, а не сети. В этом году объемы производства предприятия увеличатся на 12% по сравнению с прошлым. Как отмечает его руководитель Янис Галаниди, несмотря на продовольственное эмбарго, на рынок попадают овощи из Европы, ввезенные из Белоруссии и Крыма.
«Для овощей рынки — главный канал продаж»

Выручка тепличного комбината «АПК XXI ВЕК» по итогам 2014 года составила 74 млн рублей, в этом году компания рассчитывает выйти на 80 млн рублей. По словам руководителя комбината Яниса Галаниди, основной объем сбыта приходится на Ростовскую область.

N: — На какие объемы производства рассчитываете выйти в этом году? Я.Г.: — Они будут выше прошлогодних объемов примерно на 12%: в 2014 году мы произвели около 1 тыс. тонн овощей, 775 тыс. штук салата. На данный момент мы уже произвели овощной продукции на 50 тонн больше, чем за весь 2014 год. Но нам гораздо важнее не сам объем с точки зрения килограммов, а качественные характеристики продукции, которые сильно влияют на цену. За счет этого наши овощи продаются дороже среднерыночной цены в среднем на 8%. Прошлогодний сезон для местных тепличных комбинатов был вообще весьма специфичным из-за сильного снегопада в январе. Именно этот месяц считается в нашем бизнесе началом сезона, в нем заложен потенциал урожая всего года. Из-за погодных условий у нас частично обрушилась кровля теплиц, растения подверглись большому переохлаждению, и нашей задачей было спасти урожай. Нам удалось это сделать, сохранить объемы производства и финансовые результаты на уровне 2013 года, но в связи с этой форс-мажорной ситуацией назвать прошлый год рекордным нельзя. Выручка за 2014 год составила около 74 млн рублей, в этом году собираемся выйти на 80 млн рублей.

Наши основные продукты — это помидор, огурец и салат. Конечно, периодически мы меняем площадь засева под определенные виды культур в зависимости от потребности рынка: в какой-то период выращиваем больше огурца, в другой — больше томата. Проводим сортоиспытания по перцу, баклажанам, но это не главные позиции в нашем ассортименте. Не исключаю, что в дальнейшем сконцентрируемся на производстве огурца, поскольку это менее лежкий продукт в отличие от томата, который может храниться дольше. Поэтому его везут из многих регионов, так называемое плечо логистики больше.

С огурцом же обратная ситуация, и если он привезен из Воронежской области или Ставропольского края, то уступает по качеству из-за срока хранения, тем более если он доставлен из Турции. Мы собранный огурец отправляем на рынок в этот же день.

N: — Основной объем сбыта приходится на местные рынки? Я.Г.: — Да, для овощей они остаются традиционным каналом продаж. Но мы работаем со всеми сетями, представленными в Ростове. Около 90% произведенного салата реализуем через ретейлеров, поскольку это сетевой продукт, мы выпускаем салат в горшочках. Но с овощами другая ситуация: во-первых, часто наша продукция не попадает на их полки из-за более высокой цены по сравнению с другими производителями. Для ретейлеров вопрос цены — ключевой, они не делают упор на качество, премиальную составляющую. Поэтому они могут закупать овощи в другом регионе или за границей, где качество производства нельзя проконтролировать. Во-вторых, мы работаем по сис­теме Единого сельскохозяйственного налога, который не предполагает уплату НДС, из-за этого наш продукт дорожает на 10% при попадании в сеть. Иногда торговые сети проводят акции, устанавливая минимальные наценки на овощи, и мы обязательно участвуем в них. Но пока в менталитете большинства людей преобладает мысль: «Если хочешь купить качественные овощи, нужно идти на рынок». Сети пока не сумели спозиционировать себя в этом смысле. Основным рынком сбыта у нас остается Ростовская область.

N: — Есть ли планы развивать собственную розницу? Я.Г.: — Мы размышляли над этой идеей, но пока это нерентабельно. Наша продукция представлена в брендированных холодильниках в некоторых магазинах сети «Тавровские мясные лавки», принадлежащей «ГРУППЕ АГРОКОМ». Видим, что на продукцию есть спрос, бренд узнаваем. У этого есть и обратная сторона: в некоторых магазинах сетей продукцию других производителей кладут в ящик с нашими овощами, который маркирован названием «АПК XXI ВЕК». Поэтому собираемся упаковывать продукцию, у нас есть для этого специально оборудованные столы, персонал. Если увидим спрос на такой продукт, установим фасовочную линию.

Многие российские тепличные комбинаты работают с такой линией с самого начала, но они в основном ориентированы на большие объемы производства.

У нас есть и более масштабные планы: увеличить площади теплиц (на сегодняшний день  3,5 га) в два раза, соответственно, на эту величину возрастут и объемы нашего производства. Для этого нам потребуется объем инвестиций в 500 млн рублей. Однако приступить к дальнейшей реализации своих планов мы не можем из-за неопределенной ситуации с дорогой, о которой ранее писала ваша газета (см. текст внизу).

Остаются открытыми и другие вопросы: для увеличения производственных площадей необходимо увеличение лимитов по газу и электроэнергии. В программах госкомпаний развитие на данной территории не предусмотрено, и выходит, что проводить ту же линию для подачи электроэнергии длиной 10 км нужно за свой счет, что составит около 30 млн рублей. Работать в ситуации, когда правила игры неясны, очень сложно. Отсутствие стабильности отражается и на государственной поддержке, ежегодно ее размер меняется в зависимости от возможностей бюджета. И если в 2013 году областной Минсельхоз просубсидировал 40% затрат на энергетику, то в прошлом году этот показатель был намного меньше, а в этом году, надеюсь, хоть что-то удастся получить.

N: — Введение продовольственного эмбарго существенно отразилось на местном рынке овощей? Я.Г.: — Эмбарго вообще никак не повлияло, незначительное воздействие оказал рост курсов валют. В Ростовскую область из Европы и так поступало мало продукции. Тем не менее она продолжает присутствовать на рынке, просто произошло изменение маршрута: в несколько раз выросли поставки овощей из Белоруссии, даже Крым стал одним из ключевых поставщиков в этом сегменте для нашего региона, хотя на полуострове не выращиваются овощи в таком объеме.

Основными импортными поставщиками овощей остаются Турция, Иран, Израиль, не попавшие под эмбарго. Однако, как говорил ранее, процесс производства заграничной продукции нельзя проконтролировать, проверить каждую партию на содержание нитратов просто невозможно. Насколько мне известно, жесткий контроль осуществляется за поставками внутри этих стран, при экспорте же он гораздо слабее. Казалось бы, подорожавшая валюта — окно возможностей, тем не менее конкуренция не снизилась. Да, турецкий огурец стал дороже, но с учетом предоставляемой государством поддержки производители смогли реализовывать его по той же цене, что и до резкого роста курсов валют. Когда инвестор сообщает о своем желании работать в сфере тепличного бизнеса, ему тут же предоставляют площадку, подводят всю необходимую инфраструктуру, субсидируют затраты. Неудивительно, что иностранная продукция на выходе получается дешевле нашей, хотя стоимость коммунальных услуг в нашей стране ниже.

Повышение курсов валют положительно отразилось на сырье, в России появляется много новых игроков, и теперь мы отдаем приоритет отечественным производителям семян. Если список продуктов, попадающих под продовольственное эмбарго, будет расширяться, то запрет может коснуться и семян. К сожалению, отечественное семеноводство сильно отстало и долгое время держалось на энтузиазме. Но мы проводили сортоиспытания, ориентируемся на отечественный гибрид. Кроме того, наши производители готовы работать по необходимым для нас стандартам качества, идут нам навстречу.

Аналогичная задача у нас стоит и в отношении минеральных субстратов, удобрений. Конечно, везде перейти на отечественные аналоги пока невозможно — например, в оборудовании для теплиц. Даже наши отечественные поставщики во многом импортозависимы: их сырье, оборудование везут из Европы. Мы стараемся максимально уменьшить затраты, однако это не приводит к снижению себестоимости, поскольку тарифы на газ, электроэнергию продолжают расти. Любая отрасль опасается роста этих затрат, поскольку это большая часть себестоимости производства, и тепличный бизнес не исключение.

N: — Велика ли конкуренция между вашей компанией и тепличным комбинатом «Фаб­рики овощей»? Я.Г.: — Безусловно, с приходом нового игрока конкуренция усилилась. Но я бы не сказал, что она носит критический характер. Да, мы пересекаемся по некоторым позициям, но глобальных изменений на рынке не ощущаем. Для таких предприятий менее интересно заниматься премиальным продуктом в отличие от нашей компании, им необходимы большие объемы, поставки идут в Москву и другие регионы. Мы же с точки зрения поставок больше ориентированы на Ростовскую область. Кроме того, один из основных продуктов этой компании — гладкий огурец, который не очень востребован у наших жителей, он пользуется спросом в столице.

N: — В Ростовской области заявлено много тепличных проектов. С чем связан такой высокий интерес к этому бизнесу? Я.Г.: — Интерес к отрасли большой, многие хотят заниматься этим направлением, понимая тенденцию, заданную правительством России. Но быстрая отдача и высокая рентабельность явно не относятся к тепличному бизнесу. Мы работаем с рентабельностью 17–20%, но этот показатель нельзя назвать сверхдоходным. Без государственной поддержки реализовать проект с нуля очень непросто. Из реализованных проектов пока только «Фабрика овощей», и этот проект федеральный, его реализовала компания, уже занимавшаяся этой деятельнос­тью.

N: — Удалось ли рассчитаться с долгами бывшего собственника? Я.Г.: — Пока нет, но мы выплатили большую часть долга. Бизнес был приобретен на стадии банкротства: долги в 150 млн рублей при выручке в 50 млн рублей. Мы реструктурировали задолженность, теперь она у нас только перед одним банком — Сбербанком, привлекли средства на увеличение площадей на 50% в 2012 году. На сегодняшний день задолженность перед банком составляет 55 млн рублей. Продолжаем погашать кредиты в соответствии с графиком, ставки остались прежними. Сейчас мы еще не выходим на показатель чистой прибыли, поскольку в себестоимости продукции заложена большая доля амортизации оборудования. Начиная с 2017 года рассчитываем выйти на чистую прибыль. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Крупные компании
Гендиректором ООО «Флэш Энерджи» стал Андрей Курипко, он сменил на этом посту Константина Воробьева.
Крупные компании
Геннадий Карбаев стал гендиректором ООО «МЭЗ “Юг Руси”» и ООО «Золотая семечка», входящих в агропромышленную группу «Юг Руси».
Крупные компании
image
Объединение «ВКБ-Новостройки» запустило завод по производству газоблоков, который строило более 6 лет. За это время инвестиции пришлось удвоить по сравнению с первоначальными планами.
Крупные компании
image
Гендиректором Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ) назначен Андрей Власенко, ранее он возглавлял Брянский машиностроительный завод – оба предприятия входят в состав АО «Трансмашхолдинг» (ТМХ).