г. Ростов-на-Дону
26 сентября 2020 03:06:11

«Рассчитываем попасть со своей продукцией в вертолетный кластер в Батайске»

За год производитель металлообрабатывающих станков «MTE Ковосвит МАС» увеличил выручку в 4,5 раза. По словам Бориса Филатова, гендиректора предприятия, созданного на базе азовского «Донпрессмаша», перспективы работы в регионе в компании связывают с поставками оборудования «Роствертолу».
«Рассчитываем попасть со своей продукцией в вертолетный кластер в Батайске»

С момента запуска в 2012 году расположенный в Азове российско-чешский станкостроитель «MTE Ковосвит МАС» довел портфель заказов до 4,5 млрд руб. и наладил поставки токарных и фрезерных станков в концерны оборонно-промышленного комплекса — «Алмаз-Антей» и «Уралвагонзавод», а также 

на предприятия корпорации «Оборонпром», включающей в себя холдинг «Вертолеты России». Гендиректор предприятия Борис Филатов говорит, что к 2017 году объемы производства увеличатся 

в 5 раз.

N: — С какими показателями вы закончили 2014 год?

Б.Ф.: — Мы произвели и продали более 70 станков, выручка превысила 1,8 млрд руб. Годом ранее показатель был на уровне 400 млн рублей. В начале 2014 года мы рассчитывали выпустить 105 станков, но планы скорректировало то, что средства на реализацию инвестпрограммы — около 0,7 млрд руб. из предусмотренных 1,1 млрд руб. от банка «Международный финансовый клуб» (далее — МФК. — N) — нам удалось привлечь только минувшей осенью, на полгода позже, чем планировали. Они направлены на подготовку производственных площадей и на закупку необходимого технологического оборудования. Мы привлекли средства с задержкой, поскольку совместно с банком работали над очень качественным фондированием, были вынуждены доказывать финансовую состоятельность и целесообразность проекта. Станкостроение не высокодоходный бизнес. Хорошей может считаться рентабельность на уровне 5–7%. А банки хоть и лояльны к компании в силу всесторонней поддержки станкостроения на федеральном уровне, но очень требовательны к бизнес-плану, представлению финансовой модели и т. д. Все понимают: наши заказчики — предприятия оборонно-промыш­ленного комплекса, бюджеты которых верстаются заранее и в рублях. В то же время все российское станкостроение импортозависимо. Сейчас в себестоимости российского станка доля импортных комплектующих, включая числовое программное управление, составляет 80–90%. Это один из рисков нашего проекта: выручка — рублевая, закупки — валютные. Оставшиеся 400 млн руб. мы планируем выбрать до конца марта. Денежные средства привлечены на срок до 7 лет под 12% годовых. После повышения ключевой ставки ЦБ условия не менялись. Половина средств выделена под гарантии ОАО «МСП Банк», «дочки» ГК «Внеш­экономбанк».

N: — Что сегодня представляет собой производство?

Б.Ф.: — На сегодняшний день в проект инвестировано более 750 млн руб. Половина средств пошла на реконструкцию производственного корпуса, а это 33 тыс. кв. м, которые нужно привести в соответствующий вид и создать там идеальные производственные кондиции. Современное высокоточное оборудование нужно создавать в определенных условиях. С земляным полом выпускать его практически нереально: не будут достигнуты точностные характеристики. Вторая половина средств вкладывается в обеспечение сборочного производства и контрактацию оборудования для механической обработки деталей станков. На текущий момент это оборудование для производства кабинетной защиты (раскрой металла, гибка, сварка и покраска). Кроме того, мы внесли предоплату за оборудование для организации участка по обработке мелких и средних деталей и небольшого метрологического участка для их проверки.

N: — В середине прошлого года в компании заявляли, что к 2017 году общий объем инвестиций в проект составит 3,4 млрд руб. Корректировали ли вы планы в связи с ослаблением рубля?

Б.Ф.: — Пока наш план по объему инвес­тиций остался прежним, но мы внесем корректировки в инвестиционный проект позже, когда курсы валют стабилизируются. Предположительно, этот показатель вырастет на 500–800 млн руб. У нас есть производственные участки, которые еще не до конца сформированы. На них планируется установить весьма дорогостоящее оборудование, есть единицы стоимостью 5–6 млн евро. Сейчас сохраняется вероятность того, что из инвестпрограммы нам придется что-то исключить, оптимизировать ее. Нарастим контрактный портфель, тогда и рассмотрим привлечение дополнительных инвестиций с прогнозируемой возвратностью.

С учетом использования лимита, предоставленного МФК в полном объеме, объем вложений превысит 1,5 млрд руб. Останется привлечь еще около 2–2,5 млрд руб., почти вся сумма пойдет на комплектацию участков по обработке средних и крупных деталей, а также на мет­рологию. Срок реализации проекта не сдвигался, это 2017 год, к этому времени мы будем иметь возможность выпускать 340–350 станков в год при работе предприятия в две смены.

В 2015–2016 годах мы планируем достичь 95-процентного уровня локализации сборки токарных станков с ЧПУ серии SP и Masturn, вертикальных обрабатывающих центров MCV. В период с 2016 по 2020 годы локализация производства большинства моделей станков «МТЕ КОВОСВИТ МАС» достигнет 95%.

N: — Меняли ли вы цены на продукцию из-за курсового роста?

Б.Ф.: — В течение года отпускные цены мы не пересматривали. Взяли все риски и издержки на себя. В наступившем году повысили цены, но не прямо пропорционально росту курсов валют, а примерно на 20%.

Мы ограничили свою доходность, зарабатывать рассчитываем прежде всего на растущих объемах. План продаж на 2015 год — 160–180 станков. Мы формируем определенные складские запасы готовой продукции, но не просто впрок, а с прицелом на конкретные предприятия, на их номенклатуру деталей.

Стоимость наших станков начинается с 6 млн руб., верхняя планка превышает 100 млн руб., усредненная цена продажи — 30 млн руб. Разброс цен очень большой, но и станки очень разные. Сегодня мы предлагаем все позиции, существующие в линейке нашего чешского партнера. В целом с начала деятельности компании в 2012 году мы заключили договоров на сумму более 4,5 млрд руб., включая оборудование, которое будет отгружаться в наступившем году.

N: — Кто сегодня является вашими основными заказчиками?

Б.Ф.: — В подавляющем большинстве — предприятия оборонно-промышленного комплекса. Крупнейший — концерн «Алмаз-Антей», который объединяет предприятия, разрабатывающие и выпускающие вооружение — ПВО и ПРО. Другие клиенты — Объединенная двигателестроительная корпорация (ОДК) и корпорация «Уралвагонзавод», занимающаяся помимо выпуска железнодорожных вагонов разработкой и производством военной техники и дорожно-строительных машин. «Уралвагонзавод» — крупнейший потребитель нашей продукции: в общей сложности законтрактовано оборудования на сумму более 2 млрд руб. Крупнейшую сделку на одного заказчика — 1,121 млрд рублей — заключили с «Алмаз-Антеем».

N: — Есть ли среди ваших клиентов производители из Ростовской области?

Б.Ф.: — Да, но пока поставки невелики. Например, в прошлом году таганрогский «Красный гидропресс», «дочка» корпорации «Тактическое ракетное вооружение», купил у нас 2 единицы оборудования.

Перспективы сотрудничества в регионе мы видим в работе с «Роствертолом»: со своей продукцией очень рассчитываем попасть в вертолетный кластер в Батайске. Он будет развиваться под патронатом «Вертолетов России», входящих в корпорацию «Оборонпром», с которой «MTE КОВОСВИТ МАС» уже сотрудничает: мы работаем со Ступинским машиностроительным производственным предприятием, Пермским моторным заводом, рыбинским «Сатурном» и другими. Кластер в Батайске — новый перспективный рынок.

В регионе мы рассчитываем не только на рынок сбыта, но и на появление партнеров — поставщиков комплектующих. Все-таки 340 станков — это большой объем. Через дорогу от нас находится «Электро СИ», у них мы уже заказываем кожухи для систем кабинетной защиты. Потенциальный партнер есть в Шахтах — Шахтинский завод «Гидропривод», производитель гидравлических систем.

N: — Насколько остра конкуренция? Благодаря чему вам удается побеждать в тендерах?

Б.Ф.: — Конкурируем и выигрываем за счет того, что наше оборудование качественнее и точнее, а линейка шире. Иностранный инвестор — наш партнер передает в Россию технологии, мы закупаем в Европе современное производственное оборудование. Станкостроение других российских предприятий вынужденно базируется на отечественных технологиях, которые используются уже довольно давно; назвать их прогрессивными нельзя. Европа далеко ушла за годы нашего постперестроечного безвременья. Благодаря чешским технологиям наши станки более современные, чем аналоги того же Стерлитамакского завода и САСТА (г. Сасово Рязанской области. — N). Лучше и эргономика. А по цене они почти не отличаются. От конкурса к конкурсу наша продукция может быть чуть дороже или дешевле. Но нужно понимать, что цена предложения не является определяющей при выборе контрагента, все-таки оборудование технологическое. 

Вообще же, в России конкуренция в станкостроении — своеобразное понятие. Большую роль в развитии и продвижении отечественных предприятий из этого сектора играет государство. Оно взялось за подъем отрасли и отчасти гарантирует производителям сбыт, рекомендуя их станки крупным заказчикам. Мы же как коммерческая структура без госучастия рассчитываем при реализации продукции исключительно на свои силы.

Зарубежные производители, с которыми нам чаще всего приходится конкурировать, — это немецкие DMG и Hermle, японские Okuma и Mazak, итальянская Biglia. Последняя специализируется на токарных станках, имеющих хорошую репутацию у наших авиастроителей. Мы медленно, но верно отнимаем у них долю рынка. По сравнению с зарубежными станкостроителями мы чаще выигрываем по цене, при этом не сильно проигрывая в качестве, а где-то и превосходя аналоги.

N: — Какова доля компании на российском рынке обрабатывающих станков?

Б.Ф.: — 2014 год только завершился, достоверной статистики пока нет. Если анализировать наши показатели относительно объемов рынка, которыми он характеризовался ранее, — 40–45 млрд руб., то мы с выручкой около 2 млрд руб. достигаем доли 5%. Но, думаю, рынок, вследствие инвестиционной активности в ОПК, все же подрос за 2014 год; скорее, мы находимся на уровне 3–3,5%.

К завершению реализации проекта в Азове в 2017 году мы будем выпускать и продавать в 5 раз больше станков, чем сейчас.

N: — Получаете ли вы поддержку от региональных властей?

Б.Ф.: — Финансовую помощь мы нигде не получаем, но областные власти нас знают и помогают организационно — во всем, что касается рекомендаций, оформления документов например. Ускоряют процессы согласования, получения разрешений и т. п.

N: — Как обстоят дела с подбором персонала?

Б.Ф.: — С кадрами в Азове тяжело, мы в постоянном поиске. Предпочитаем брать на работу выпускников Азовского технологичес­кого института (АТИ) — филиала ДГТУ или же людей с определенным производственным опытом, а далее всех обучаем как в России, так и в Чехии. Из Чехии специалисты приезжают нацеленные на качество и результат, несут в себе культуру производства. Сегодня средняя зарплата на предприятии — более 40 тыс. рублей. С филиалом ДГТУ мы сотрудничаем с прошлого года: открыли лабораторию резания, поставили туда свои фрезерный и токарный станки, организовали обучающие классы. Уже вложили около 25 млн рублей и готовимся потратить еще несколько десятков миллионов. Наша первоочередная задача — обеспечить материальную базу и качество преподавательского состава.

N: — На минувшей неделе в СМИ появилась информация о взятии под стражу директора предприятия по развитию Даниила Воекова (в течение прошлого года в отношении него велось следствие по статье «Присвоение или растрата»). Что стало поводом?

Б.Ф.: — Задержание Даниила Воекова и помещение его под стражу произведено в рамках расследования преступления, предусмот­ренного ст. 291 УК РФ («Взятка»), и основано исключительно на показаниях лица, задержанного при передаче взятки сотруднику МВД. Данный сотрудник не расследовал дело, возбужденное по ст. 160 УК РФ («Присвоение или растрата»), обвиняемым по которому является Воеков Д. Е. По мнению «Группы МТЕ», уголовное дело по ст. 160 УК РФ является заказным и направлено на оказание давления на «Группу МТЕ» с целью получения незаконных материальных выгод для лиц и их сообщников, ранее безосновательно полагавших себя собственниками площадки бывшего ОАО «Донпрессмаш».

Просмотров: 921

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Крупные компании
image
По итогам 2019 года четыре донские компании — участницы топ-200 журнала «Форбс» сократили выручку и переместились на несколько строчек вниз.
Крупные компании
image
Ростовское ООО «СЗ “МСК-Инвест”», входящее в группу компаний «МСК» — крупнейшего застройщика в Ростове, изменило соотношение долей учредителей. Головная компания холдинга с бенефициарами в Гонконге снизила свою долю до 49%. Возможно, группа стремится войти в список системообразующих компаний, претендующих на господдержку.
Крупные компании
image
Таганрогский котлостроительный завод «Красный котельщик» (ТКЗ) участвует в проекте «Большой Усть-Илимск» Группы «Илим». Продукцию донских котлостроителей установят на заводе, который, по планам, войдет в число крупнейших мировых производителей чистоцеллюлозного картона.
Крупные компании
image
ПАО ТКЗ «Красный котельщик» зарегистрировал допэмиссию акций в размере 650 млн штук номинальной стоимостью один рубль за акцию. Ценные бумаги планируется разместить по закрытой подписке в пользу компании «НордЭнергоГрупп», которую контролирует миллиардер Алексей Мордашов.
Реклама на сайте и в газете
Заказать