г. Ростов-на-Дону
02 Июня 2020 14:37:47

«Через несколько лет наше вино так просто не купишь»

Юрий Малик, руководитель винодельни «Вина Арпачина», делает ставку на производство ограниченного количества высококачественных эксклюзивных вин из местных сортов винограда.
«Через несколько лет наше вино так просто не купишь»
Винодельня «Вина Арпачина» из урожая 2019 года заложила 80 тысяч бутылок тихих и игристых вин и планирует за 3–4 года довести объемы выпуска до 100 тысяч бутылок в год. Компания реализует продукцию в премиальных ресторанах, специализированных алкогольных сетях и собственном фирменном магазине. По словам Юрия Малика, число заказчиков — ресторанов и магазинов — постоянно растет.

N: — Что составляет основу ассортимента? Расширяете ли его?

Ю.М.: — Мы изготавливаем тихие и игристые вина из древних автохтонных донских сортов винограда — «красностоп золотовский», «цимлянский черный», «сибирьковый», «пухляковский», «кумшацкий белый», а также традиционных для Дона — «саперави» и «алиготэ». При этом используем самое современное европейское оборудование, что позволяет делать вино очень высокого качества и на равных конкурировать с любыми мировыми производителями.

Сейчас у нас в ассортименте около 18 наименований. Есть отдельные премиальные линейки игристых и белых вин, красные сухие вина, розовое вино. Недавно начали делать безалкогольное вино; скоро появится красное сладкое шампанское. В этом году добавили эксклюзивное вино в линейку — натуральный сладкий «Красностоп Золотовский». Это лимитированная коллекция, выпущено всего 5200 бутылок. В 2018 году было уникальное, жаркое лето. «Красностоп золотовский» набрал очень много сахара естественным путем без увяливания, такие кондиции встретились впервые за всю историю донского виноделия. Обычно в сладкие вина при брожении добавляют сахар или спирт, но это все компромиссы. Во всем мире вина естественного брожения можно по пальцам пересчитать, и то для них виноград на кустах специальным образом увяливается. У нас получилось сделать все естественным образом. На сегодняшний день это самое дорогое вино в линейке — 2900 руб. за бутылку, и, возможно, цену придется увеличивать, чтобы растянуть, поскольку оно сразу хорошо начало продаваться.

N: — Каковы ваши каналы сбыта?

Ю.М.: — Сегмент HoReCa: в основном премиальные рестораны в Ростове, Москве и еще в нескольких российских городах; специализированные сети «Алкотека», «1000 и 1 бутылка» и наш фирменный магазин на Крепостном, он приносит больше трети всех поступлений.

N: — Как удалось заключить контракты с ресторанами, в том числе с московскими?

Ю.М.: — Случайно кто-то попробовал, понравилось — и пошло-поехало. В основном это самые дорогие, богатые и независимые рестораны. Они сами к нам обращаются. Есть рестораны, у которых в карте только «Вина Арпачина», и они от этого выигрывают, торгуя вином, которое им нравится, и прививая вкус к нему своим посетителям.

N: — В федеральные торговые сети стремитесь попасть?

Ю.М.: — Сетям нужно более или менее приемлемое качество по низким ценам и большие объемы. Если ты попал в сети, тебя уже не возьмет HoReCa. Либо то, либо то. Мы делаем ставку на любителей хорошего вина и стремимся к тому, чтобы наше вино стало визитной карточкой Ростова. Его можно дарить, пить по торжественным поводам. Моя задача состоит в том, чтобы все наше вино продавалось здесь, а не в Москве, оно может стать гордостью донского края, и я как патриот все делаю именно для этого. Я надеюсь, что через несколько лет наше вино так просто уже не купишь. Либо надо будет переплачивать. Его априори хватить на всех не может. Но нужно время, должна выработаться привычка, пока что еще не все узнали и попробовали.

Надо сказать, что наши вина уже по достоинству оценили во Франции. Мы заключили несколько контрактов на поставку вина, оно продается в ресторанах и магазинах в Париже и Бордо. На сегодняшний день это наш флагман — «Красностоп Золотовский» 2017 года. За рубежом его качество подтверждено самыми известными специалистами.

N: — Каковы объемы производства, удается ли их наращивать?

Ю.М.: — Винодельня рассчитана на выпуск 100 тысяч бутылок в год, и на этот показатель мы планируем выйти в течение 3–4 лет. Из урожая прошлого года заложили 80 тысяч бутылок. Мы получили лицензию в 2017 году, а в конце 2018 года начали продажи, 1 декабря открыли фирменный магазин на Крепостном. Весь 2019 год мы наращивали продажи и в этом году вышли на оптимальные показатели: продаем все, что производим. В первом квартале этого года наши продажи были в 3–4 раза выше по сравнению с первым кварталом прошлого года, мы уже работали с прибылью. Число наших заказчиков — ресторанов и магазинов — постоянно растет.

Сейчас в связи с карантином у нас возникли проблемы со сбытом, рестораны закрыты, продажи в фирменном магазине тоже снизились. Первое, что пострадало, — премиум-сегмент. Народ настроен на выживание. Если эта ситуация долго продлится, не знаю, как мы сами будем выживать.

N: — Какова стоимость вашего вина в магазинах?

Ю.М.: — Основная масса стоит от 600 руб. до 1500 руб. за бутылку. Оно недешевое в абсолютном выражении, но для этого качества цена низкая.

N: — Планируете ли развивать сырьевую базу?

Ю.М.: — Площадь наших виноградников — 30 га, и увеличивать ее мы не собираемся. Мы сосредоточены на изготовлении самых высококачественных, элитных вин. У нас 7 сортов винограда, на каждый приходится по 4 га. Это оптимальное количество, чтобы одновременно все убрать и получить нужное качество. Там, где делают миллионы бутылок, можно получить хорошее вино, но не эксклюзивное. Так обстоят дела во всем мире. Чем больше объемы, тем ниже качество, это однозначно.

N: — Собираетесь ли приглашать на винодельню туристов?

Ю.М.: — Да, у нашей винодельни есть туристический потенциал. Она расположена близко к Ростову, на границе между станицей Манычской и хутором Арпачином. Мы находимся в 10 км от Старочеркасской на другой стороне Дона. С ранней весны до осени туда ходит паром с туристами. Мы построили здание гостиницы и дегустационный зал, но еще нужно сделать там отделку, закупить оборудование, мебель. Пока что не знаю, когда это будет реализовано, поскольку прервался основной источник дохода.

N: — Вы развиваете винодельню на собственные или заемные средства?

Ю.М.: — На собственные. Я занимался аналоговым телевидением, развивал в Ростовской области проект «Телевизионная деревня». Наши передатчики смотрело примерно полтора миллиона человек, из них 600 тысяч — исключительно их. В этом году произошел переход на цифровое телевидение, передатчики выключили на 4,5 месяца раньше, чем изначально планировалось. Все хорошо работало, и народ не спешил переходить на цифровое телевидение, поскольку осталось много белых пятен. Это отдельная тема для разговора, для меня это уже история. Но мой самый главный источник доходов иссяк, пока что я не могу инвестировать в винодельню, как прежде.

Сейчас мы слышим, что надо помогать малым предприятиям с кредитами. Я пытаюсь получить кредит в одном серьезном банке. Мне говорят: «Вы нам очень нравитесь, у вас динамично развивающийся бизнес, но в прошлом году был убыток, поэтому по действующим условиям дать ничего не можем». Я отвечаю: «А как инвестиционный проект может быть прибыльным с самого начала? Если бы у меня была постоянная прибыль, зачем тогда мне была бы нужна ваша помощь?» То есть ничего не изменилось, все обещания пока голословные. Все у тебя должно быть безупречно, никаких рисков. А потом ты получаешь кредит под 18% годовых, который отдать очень проблематично. Похоже, что у нас приветствуются только иностранные инвесторы.

N: — В этом году донские власти планируют увеличить финансирование виноградарства и виноделия в Ростовской области на 10%, в приоритете — производство вина из автохтонных сортов. Насколько ощутима для вас помощь властей?

Ю.М.: — Виноделие до сих пор вообще не финансировалось, только виноградарство. Субсидируют в основном новые виноградники, еще не плодоносящие. В этом году впервые собираются финансировать уходные работы на автохтонных виноградниках. Это можно только приветствовать. Мы сможем получить помощь осенью, но в процентном отношении она не особо существенна.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ
Новые продукты
image
Донской винодел Юрий Малик (марка «Вина Арпачина») приобрел итальянскую установку, которая позволяет с помощью вакуумной обработки извлекать алкоголь из сухого вина. Это первое в России производство обезалкоголенного вина. В марте первая партия была отправлена в несколько известных московских ресторанов.
Бизнес и власть
image
По словам заместителя директора департамента потребительского рынка Ростовской области Натальи Багряновой, донское виноделие хранит древние традиции, а перспективы его развития кроются в интеграции с туристической отраслью.
Сделки
image
На минувшей неделе кредиторы ОАО «Цимлянские вина» приняли решение прекратить торги по продаже имущества должника и подписать мировое соглашение, об этом сообщил конкурсный управляющий общества через ЕФРСБ.
Сделки
image
Ростовская компания Global Wine Distribution, аффилированная с ГК Mozart House, стала эксклюзивным импортером вина торговой марки Buzwine в России. Продукт выпускается в Испании под товарным знаком музыкального лейбла, участником которого является известная певица и телеведущая Ольга Бузова. Эксперты отмечают, что это хорошая коммерческая история, но со сбытом товара могут возникнуть проблемы: основной аудиторией певицы являются подростки, которым по закону нельзя продавать алкоголь.
Практика бизнеса
image
Винодельня «Эльбузд», по словам ее владелицы Татьяны Гончаровой, демонстрирует положительную динамику развития за счет выхода в новые торговые сети.
Просмотров: 2585

Справка

Юрий Малик

Юрий Вадимович Малик родился в Ростове-на-Дону в 1950 году. Окончил физический факультет РГУ в 1972 году. В 1990 году создал в Ростове ГК «Астероид», специализирующуюся на выпуске маломощных телевизионных передатчиков и спутниковых антенн. В 1998 году основал проект «Телевизионная деревня» по установке и централизованному обслуживанию маломощных ретрансляторов спутниковых телевизионных программ. В 2010 году приобрел землю и заложил виноградники между станицей Манычской и хутором Арпачином. В 2013 году было произведено первое вино. Женат, имеет двух дочерей и двух внучек.

«Вина Арпачина»

«Вина Арпачина» производят тихие игристые вина из 7 сортов винограда: «сибирьковый», «пухляковский», «кумшацкий белый», «алиготэ» (белые вина), «цимлянский черный», «красностоп золотовский», «пухляковский», «саперави европейский» (красные вина). Винодельня первой в Ростовской области получила 2 лицензии на производство тихих и игристых вин защищенного географического указания (ЗГУ) и пока еще единственную в области лицензию на производство вин защищенного наименования места происхождения (ЗНМП) «Арпачин». Возглавляет производство известный российский винодел Людмила Анатольевна Лычева.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Практика бизнеса
image
Непродовольственная розница открылась в стрит-ретейле, некоторым позволено работать в торговых центрах, а кому нельзя — открываются сами. На прошлой неделе приступили к работе около 5100 непродовольственных магазинов Ростовской области. Торговать можно не всем и только при соблюдении санитарных требований. Вынужденный простой больно ударил по торговле убытками. Те, кто выжил, параллельно делают упор на развитии интернет-магазинов.
Практика бизнеса
image
Гендиректор ООО «БОНУМ» Александр Михайленко считает, что покупателей полуприцепов интересует не только качественная, но и красивая техника, влияющая на имидж ее владельца.
Практика бизнеса
image
7% пула арендаторов офисной недвижимости, находящейся в управлении ростовского ООО «Дидиси Консалтинг энд Проперти Менеджмент», заявили о расторжении договоров. Об этом N сообщила гендиректор компании Елена Полюшенко.
Практика бизнеса
Участники вебинара «Как сократить издержки в кризисно-карантинной ситуации?» рассмотрели модели поведения бизнеса в условиях ограничений, сжатия экономики и надвигающейся волны банкротств.
Реклама на сайте и в газете
Заказать