г. Ростов-на-Дону
27 Февраля 2020 06:37:02

«Даем вторую жизнь старому колесу»

В ноябре официальным партнером финского производителя шин и протекторов Nokian Tyres стало ООО «КордМастер». «КордМастер» закупает у финнов не только покрышки, но и протекторы для восстановления грузовых и автобусных шин. Гендиректор и совладелец компании Тимур Ксенз заявил N, что потребители при восстановлении шин получают существенную экономию.
«Даем вторую жизнь старому колесу»
Цех по восстановлению грузовых и автобусных шин расположен на арендованном участке площадью 1 тыс. кв. м в Аксае. Компания восстанавливает около 300 шин в месяц. Еще 200 новых колес идут на продажу — этого требует сотрудничество с финским производителем шин и протекторов. Большую часть среди клиентов — около 70% — составляют крупные автопарки ЮФО. Гендиректор и совладелец компании Тимур Ксенз сообщает, что если объем восстановленных колес составит около 600 штук в месяц, то компания построит собственный завод в Ростовской области.
  N: — Как вы решили заняться столь не­обычным бизнесом? Т.К.: — Сама идея бизнеса принадлежит моему партнеру — в течение трех лет он прорабатывал эту возможность, налаживал сотрудничество с поставщиками, изучал их продукцию. Я пришел в проект год назад, когда из эксперимента потребовалось сделать бизнес, и мы уже с нуля открыли новую компанию. Во всем мире 70% продаваемых шин для грузовых автомобилей — восстановленные, в то время как в России их доля не достигает и 1%. Мы увидели, что в Ростове это направление вообще отсутствует. На практике восстановленное колесо обходится потребителю почти вдвое дешевле, а его ходимость составляет 80–90% от нового. Если его правильно эксплуатировать, может пройти больше 200 тыс. км. N: — Какой объем инвестиций потребовался для запуска цеха? Т.К.: — Около 20 млн рублей. Кредитов не брали, запускали за счет собственных средств. Окупить их планируем через 3–4 года. Изначально, когда идея прорабатывалась, партнер полагал, что понадобится 1 млн рублей, а я думал, около 2–3 млн рублей. Мы и сейчас продолжаем инвестировать: обновляем оборудование, один станок стоит около 1–2 млн рублей. А таких станков нужен десяток. N: — Как осуществляется процесс восстановления шин? Т.К.: — Мы собираем старые шины, чистим, ремонтируем и накладываем новый протектор. Здесь два варианта: первый — клиент сам привозит шину на реставрацию, мы ее восстанавливаем и отдаем ему; второй — когда закупаем их сами. Зачастую шины нам привозят физлица — находят на свалках. Но мы ведем сотрудничество и с юрлицами — например, с Новошахтинским заводом нефтепродуктов, автопарками. Компании могут списать старые шины на утилизацию или отдать нам, получив за это деньги. Продать нам — выгоднее. Мы покупаем по цене до 1 тыс. рублей за шину. Когда ее восстанавливаем, цена достигает 9–11 тыс. рублей. Большую долю в ней составляет протектор, который накладывается при восстановлении. Восстанавливаем только европейские пре­миум-бренды, например Nokian, Michelin, Brid­gestone, Goodyear. С китайскими и оте­чественными шинами не работаем. В месяц реализуем около 300 восстановленных шин. От их переработки еще остаются отходы в виде резиновой крошки. Мы ее сортируем, очищаем от металла и грязи, затем продаем местным производителям напольных покрытий, беговых дорожек, резиновой плитки. Каждый месяц у нас берут ее по нескольку тонн. N: — Где закупаете протектор? Т.К.: — Сейчас сотрудничаем с компанией Nokian Tyres — финским производителем шин и протекторов. В России протектор не производят. Тем не менее мы перепробовали несколько импортных протекторов и остановились на финской компании. Недавно стали их официальными партнерами. Сотрудничество подразумевает, что мы являемся дистрибьюторами новых шин этого производителя. N: — Среди ваших клиентов преобладают крупные предприятия? Т.К.: — Да, как правило, это крупные автопарки — их доля в структуре наших потребителей занимает 70%. Еще работаем с небольшими предприятиями. Сейчас насчитываем около 200 постоянных клиентов. На сегодняшний день рентабельность у автоперевозчиков слабая — естественно, те, кто начинает с нами работать, эксплуатировать шины, понимают выгоду. В основном это компании из Краснодара, Ставрополя, Черкесска, Таганрога. Ростовские компании среди клиентов тоже есть, но их немного — в нашем городе очень маленькие автопарки. Сейчас стараемся переходить на клиентов с автопарком в 50–100 машин. Ведь если у клиента их всего 2–3, то после восстановления шин он обратится к нам через год-два. С нами больше хотят сотрудничать те компании, где машины работают круглосуточно, пробег автомобилей у них может насчитывать 200 тыс. км в год. Со стороны компаний с большим автопарком эта услуга более востребована, в то время как небольшие предприятия предпочитают вместо восстановления обойтись покупкой дешевых китайских шин. Самая дешевая китайская покрышка стоит 11 тыс. рублей — это максимум стоимости нашей восстановленной шины, поэтому мы не можем устанавливать цену выше. По этой же причине продажи ведет только наша компания: если будем еще делать наценку для посредника, прибыли не будет. Доставку тоже осуществляем сами, не нанимая других перевозчиков. Конечно, клиент может самостоятельно забрать продукцию. N: — Сколько составляет экономия при покупке восстановленной шины? Т.К.: — Новая покрышка стоит 17–23 тыс. рублей, а наша — около 10 тыс. рублей. И если это, к примеру, автопарк, которому нужно обновить сразу 50 шин, то экономия составит 500 тыс. рублей. N: — Кто является вашими конкурентами на федеральном уровне? Т.К.: — В России мы знаем нескольких производителей, но это весьма небольшие объемы. Если на всю нашу страну восстанавливается 30–50 тыс. шин в год, то в Финляндии этот показатель составляет 200 тыс. Просто в нашей стране считают, что могут себе позволить не экономить, а покупать новое. На юге России есть 2–3 производителя, выпускающие 100–150 шин в месяц. Как правило, у них имеется один крупный потребитель, для которого они делают основной объем продукции, поэтому мы не видим их продукцию на рынке. А вот шины, произведенные в Белоруссии, появляются на российском рынке. В свободной экономической зоне Бреста нет импортных пошлин, плюс дешевая рабочая сила. В Санкт-Петербурге и Москве есть заводы по восстановлению шин. Собственно, эти города стали первыми в освоении этого направления. N: — Проводите рекламные кампании? Т.К.: — Нет, пока в этом не нуждаемся. У нас есть свой сайт, слоган которого: «Наварись на своих колесах». На данный момент этого достаточно. Мы заняли свою нишу. Возможно, через какое-то время что-то организуем. N: — Какова ваша дальнейшая стратегия развития? Т.К.: — Мы понимаем, что при нынешней цифре в 300 восстановленных шин в месяц бизнес не очень прибылен. Пока стоит проб­лема отработки технологии. Нам нужны цеха более современных стандартов, склады для хранения продукции, новое оборудование. Мы ведь реставрируем шины по технологии холодного восстановления, а под нее в России оборудование не выпускается. Поэтому покупаем только иностранное — американское, европейское. В арендуемом помещении мы ограничены площадями. Сейчас мы отрабатываем бизнес-модель и пытаемся понять, следует ли идти дальше или нет. Этот бизнес может стать выгодным при увеличении объема. Если достигнем в следующем году показателя 600 шин в месяц, то будем переходить на большие мощности и площади. Скорее всего, в этом случае построим завод недалеко от Ростова. Подали заявку в администрацию — до конца года планируем получить субсидию в 300 тыс. рублей как открывающееся предприятие. Но инвестиций для нового строительства потребуется гораздо больше — от 100 млн рублей. Если будем строить завод, понадобится площадь не меньше 1 га. Тогда же планируем получить лицензию на утилизацию резиновых шин. В этом случае сможем оказывать клиенту комплекс услуг: если хочет — подберем новую покрышку, или восстановим, или решим проблему с утилизацией. Нам же привозят сырье, которое валяется на свалке, а это уже вопрос экологии, что для нас немаловажно. Старая шина не выбрасывается и не разлагается, мы даем ей вторую жизнь. N: — На какую рентабельность планируете выйти? Т.К.: — На уровне 5–10%, и то не раньше чем через год. Проблем с продажами нет, прос­то по установленной цене рентабельность минусовая. Увеличить цену из-за дешевых китайских шин мы не можем. Поэтому, пока не выйдем на большие объемы — от 1 тыс. шин в месяц, рентабельность будет хромать. N: — С какими сложностями вы столкнулись при освоении этого направления? Т.К.: — Самая большая проблема — найти рабочих, несмотря на то что зарплата составляет 20–40 тыс. рублей в месяц. Кроме того, зимой практически невозможно создать запасы для восстановления: б/у шины хранятся на улице, все замерзает, и никто не хочет с ними возиться. Поскольку количество собираемых каркасов падает, мы стараемся запастись летом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ