г. Ростов-на-Дону
27 Мая 2020 03:33:14

«Крупные компании предпочитают нас китайцам»

Ростовский индивидуальный предприниматель Сергей Небыков изготавливает продукцию для «Горизонта», «Ростсельмаша», Уфимского моторостроительного ПО, «Бакарди», ведет переговоры с НЭВЗом
«Крупные компании предпочитают нас китайцам»
Сергей Небыков

Цех предпринимателя Сергея Небыкова, в котором трудятся лишь 3 наемных работника, выполняет самые разные виды работ. В последнее время они все чаще востребованы даже крупными оборонными предприятиями, выпускающими подводные лодки и моторы для истребителей. Бизнес растет на 20% за счет постоянного совершенствования оборудования, сделанного своими руками, и расширения спектра выполняемых работ. N: — С какими крупными предприятиями удалось наладить сотрудничество за последнее время? С.Н.: — В 2017 году у нас появился новый заказчик — ПАО «ОДК-УМПО» (Уфимское моторостроительное производственное объединение), крупнейшее в России двигателестроительное предприятие. Мы им поставляем оснастку на основе выигранного тендера на сумму более 1 млн рублей. С этим заводом контактировали и раньше, но больших заказов не было. Больше всего у нас заказывают ОАО и НПО «Горизонт». В декабре 2017 года начали переговоры с НЭВЗом. N: — Что вы можете делать для НЭВЗа? С.Н.: — На самом деле мы можем многое. Даже сделать вертолет, точнее любые из его частей. Но мы не можем сделать его быстро и дешево. Изделия, состоящие из большого количества деталей и сборочных узлов, мы будем делать долго. Производительность у нас маленькая, т. к. предприятие маленькое. А сложность изделия для нас не препятствие. С НЭВЗом мы обсуждаем изготовление держателей щеток для электродвигателей. Крупные предприятия заказывают у нас металлические изделия. Большинство таких заказчиков связаны с оборонной промышленностью. Гражданские предприятия, такие как «Ростсельмаш», требуют от нас сертификации производства по ИСО 9000. Это подразумевает вложение денег, а на качество продукции не влияет. У оборонных предприятий другой подход: продукция должна соответствовать их чертежу и техническим требованиям. Хотя бывают разовые заказы от «Ростсельмаша», когда им что-то срочно нужно в небольших объемах. У нас много заказчиков в Ставропольском и Краснодарском краях, где производство менее развито, чем в Ростове. Например, мы делаем поршневую группу компрессоров для газоперекачивающих станций. Скорее всего, это импортозамещение узлов канадских компрессоров. N: — Как вы находите заказчиков? С.Н.: — Я рекламы не даю, сайта у меня нет. Информация передается по сарафанному радио. Например, мы изготавливаем станок с ЧПУ для ростовского мебельного производства. Мы покупаем электронику и провода, остальное делаем сами. Приходят другие мебельщики и просят сделать что-то для них. Много заказчиков — рекламных агентств. Что касается металлообработки, наше оборудование в момент покупки выглядит так, как будто его достали со дна моря. Мы его покупаем по цене металлолома, делаем ремонт, ставим современную электронику и в результате можем точно изготавливать детали. N: — Какие виды работ вы делаете? С.Н.: — Обработка металла резанием, литье, сборка станков с ЧПУ, изготовление пластиковых и стеклопластиковых изделий. N: — В чем сложности работы с крупными предприятиями? С.Н.: — Например, когда мы сотрудничали с Ростовским автобусным заводом, нас иногда просили привезти детали раньше оговоренного срока. Я могу привезти детали раньше, но бухгалтерия, которая у нас на аутсорсинге, подготовит накладные днем позже. Возникают сложности с провозом продукции на проходной заказчика. С мелкими заказчиками в этом смысле проще. А объем заказов по деньгам не всегда меньше. Был опыт работы с «Роствертолом», но им неудобно с нами сотрудничать из-за того, что я как индивидуальный предприниматель использую упрощенную систему налогообложения. N: — Чиновники говорят о необходимости кооперации малого и крупного бизнеса. В этом плане вы ощущаете поддержку? С.Н.: — Нет. В самом начале моего бизнеса я пробовал участвовать в программах поддержки, но они преимущественно сводились к участию в конференциях, где можно было рассказать о себе другим таким же начинающим предпринимателям. N: — На УМПО вы вышли благодаря тендеру, а как завязали сотрудничество с местной промышленностью? С.Н.: — Через знакомых. Производства, подобные моему, или быстро умирают, или начинают расти, на одном уровне никто не остается. По этой причине нас очень мало. Мы уже изготовлением единичных деталей не занимаемся, а крупные производства и подавно. Развиваясь, мы начинаем сотрудничать с крупными предприятиями. N: — Какая у вас динамика развития? С.Н.: — Я ее оцениваю по количеству приобретенного и модернизированного оборудования. В 2017 году удалось добавить 2 станка. На данный момент их 14 штук: 12 с ЧПУ и 2 универсальных. Но мы их постоянно продаем и покупаем. И если кто-то захочет их купить, мы продадим. За эти деньги мы потом соберем себе два станка. 2016 год был более стабильным: заказы были небольшие, но регулярные. 2017 год характеризовался всплесками и затишьями. Это время мы используем для собственной модернизации. В среднем ежегодно растем примерно на 20%. Меньше и нельзя, иначе мы тогда закроемся. Все-таки каждый год сказывается инфляция, наша рентабельность не увеличивается. Мы пытаемся повысить производительность, выработку на одного сотрудника. По литью — это новые печи или формовочные установки, по металлообработке — импортный инструмент или электроника, позволяющие обрабатывать с большей точностью. N: — Кто ваши конкуренты? С.Н.: — В сфере производства деревообрабатывающих станков в Ростове есть 2-3 конкурента. Заказчики, а это мебельщики и рекламные агентства, всех нас знают. Предприятий, специализирующихся на оснастке, литье, крайне мало. В металлообработке те, кто раньше работал на станках без ЧПУ, закрылись, а мы усовершенствовались. Мы как раз покупаем станки у закрывающихся малых производств, работавших на 1-2 станках. N: — С чего вы начинали бизнес? С.Н.: — С изготовления стеклопластиковых досок для виндсерфинга в папином гараже. В простом варианте это не требует станков. Все зависит от того, насколько «рукастый» мастер. Мне нравился виндсерфинг. Поскольку у меня авиационное образование, мне было понятно, как там все делается, а крупные предприятия за выпуск таких изделий не взялись бы. В 2005 году доставка импортных изделий была проблематична, что ограничивало дешевый б/у импорт. Я сделал первое изделие, поехал кататься на Павло-Очаковскую косу. Ко мне подошла куча народу, я рассказал, что сделал эту штуку сам, так и появились заказчики. Когда возник вопрос производительности, пришлось делать станок с ЧПУ. Потом один человек, увидев, чем мы занимаемся, предложил сделать ему байдарки — он держал прокат. Другой знакомый попросил сделать ему спортивные тренажеры. Так мы научились сваривать металлоконструкции. Кто-то увидел наш станок с ЧПУ и попросил сделать такой же для него. Так начался бизнес по производству станков. До 2012 года их в основном заказывали рекламные агентства. Потом рынок насытился, пришли мебельщики, которым требовались станки для производства комплектующих. Затем рестораторы стали заказывать всевозможные украшения. После событий в Украине эти заказчики исчезли. Как раз в то время я пробовал делать двигатели для сверхлегких летательных аппаратов. Для этого понадобились металлообрабатывающие станки, литые детали. Только сделали литье — наши конкуренты, которые делали металлообработку для «Горизонта», обратились к нам за литьем. Через месяц к нам обратились непосредственно из «Горизонта». Начинаем делать одни детали, если заказчик доволен, ему требуются другие детали. У нас большая диверсификация производства. Мы ни от чего не отказываемся, если позволяет технология. Разносторонние технические возможности позволяют нам держаться на плаву. Например, предыдущие арендаторы нашего цеха варили металлические ворота и двери, не вкладывая денег в модернизацию. Вскоре в подобный бизнес инвестировали китайцы и начали выпускать стандартные металлические двери дешевле. Ростовчанам осталось делать только индивидуальные ворота, рентабельность упала. А тут еще и кризис. N: — Сколько у вас работников? С.Н.: — Три. Когда-то их число доходило и до 10. Как-то иностранная компания «Бакарди», специализирующаяся на производстве рома, заказала нам выпустить 40 тыс. деревянных тарелочек. Они нас предпочли китайцам. Московские менеджеры посмотрели, как мы работаем на станках, и выбрали нас. В течение месяца нам пришлось работать круглосуточно, чтобы выполнить заказ. Для этого я нанял студентов. В результате я понял, что лучше, чтобы работников было немного, но они получали хорошую зарплату и были высокой квалификации.

Просмотров: 19406

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Реклама на сайте и в газете
Заказать