г. Ростов-на-Дону
05 декабря 2020 08:08:12

«Производство фритты увеличилось на 74%»

В этом году Каменский стеклотарный завод с помощью итальянского специалиста запустит 3-ю печь для варки фритты — стеклогранул, которые используются производителями керамической плитки. Председатель совета директоров завода Александр Неженец рассчитывает потеснить импорт и занять до 20% российского рынка.
«Производство фритты увеличилось на 74%» Александр Неженец

Курс на импортозамещение Каменский стеклотарный завод взял еще в 2013 году, когда построил первую печь для варки фритты. Рынок этой продукции, по словам Александра Неженца, до сих пор уверенно контролируют европейские компании. Однако теперь у них есть конкурент, который, выжимая деньги из старого советского оборудования для производства стеклянной банки, уверенно диверсифицирует бизнес. Сама банка, к слову, благодаря санкциям переживает ренессанс спроса.

N: — С начала года предприятие запустило новый цех по производству компоста для облицовки керамической плитки. Каковы параметры и логика этой инвестиции?

А.Н.: — Это продолжение линии на придание большей устойчивости нашему бизнесу. Мы производим стеклянную банку крупных объемов. В основном от 1,8 л и выше. Спрос на нее жестко привязан к сезону сбора урожая и его переработки. Активные продажи идут всего несколько месяцев в году. В остальное время реализация продукции снижается и частично работаем на склад. В 2013 году мы реализовали первый проект, который позволил нам выйти на других потребителей. Совместно с итальянской фирмой SACMI был запущен цех по производству фритты — гранул, которые используются в производстве покрытия для керамической плитки. Для обеспечения высокого качества и разработки новых рецептов фритты завод приобрел современную лабораторию, которая позволяет обеспечить контроль высокого уровня химического состава сырья и готовой продукции. Техперсонал прошел обучение в Италии. Теперь мы будем производить не только фритту, но и готовый компост для облицовки плитки. Дело в том, что не у всех производителей плитки есть оборудование для его производства. Мощность новой линии — 80 тонн компоста в смену. Потратили на нее примерно 40 млн рублей. Логика в том, что мы существенно снижаем эффект сезонности и делаем компанию менее зависимой от производства банки.

N: — Каковы предварительные итоги 2016 года?

А.Н.: — Предприятие закончило год неплохо. Производство банки выросло на 19%. Традиционно выпустили на рынок несколько новых видов банки. Производство фритты увеличилось на 74%.

N: — Банка в прошлом году, похоже, также была востребована?

А.Н.: — В тучные годы хозяйки предпочитали покупные консервы сделанным своими руками. Для нас тенденция выглядела неумолимо. На заводе старое, еще советских времен, оборудование, на котором делать тару малых объемов, предпочтительную для консервных заводов, не очень выгодно. Это также подталкивало нас к инвестициям в производство фритты и компоста. Однако в последние несколько лет ситуация стала ощутимо меняться. Видимо, это связано и с санкциями против нашей страны, и с нашими контрсанкциями. Люди возвращаются к домашнему консервированию. Причем в последний год резко вырос спрос на двух-, трех и даже пятилитровые емкости.

N: — Пятилитровки-то кому понадобились?

А.Н.: — Развивается частное виноделие. Мы, учитывая эту особенность, сделали банки со специальными ручками. Спрос на крупную тару предъявляют предприятия общепита, которые все чаще занимаются консервированием. Учитывая нынешнюю ситуацию, думаю, мы еще выжмем деньги на развитие из нашего советского оборудования.

N: — Как удается на нем еще производить?

А.Н.: — В свое время мы ездили по старым стекольным заводам и недорого покупали запчасти. А сейчас вообще делаем все нужное силами собственного механического цеха. Опыт у наших работников на этот счет огромный.

N: — Вы, судя по отчетности, вошли в 2016 год без кредитов. А как сейчас?

А.Н.: — Тогда ситуация позволяла. Сейчас мы взяли небольшие деньги для обеспечения оборота. Инвестиционный кредит нам, думаю, понадобится в 2018 году. Нужно будет провести серьезный остановочный ремонт стекловаренной печи. Потребуется свыше 100 млн рублей на четыре-пять лет. Обстановка на рынке покажет.

N: — Приступив к выпуску фритты и теперь компоста для облицовки керамики, компания, как написано у вас на сайте, рассчитывала на импортозамещение. Насколько велик еще его потенциал?

А.Н.: — Потенциал большой. Мы пока остаемся единственным предприятием в России, производящим стеклогранулят и компост для керамической промышленности на продажу. Пока еще основными поставщиками этой продукции в Россию являются иностранцы — Испания, Италия, Польша. Ближайшая цель — занять с двумя новыми продуктами по 20% российского рынка.

N: — Сегодня вы оцениваете свою долю на российском рынке фритты в 16,6%. Так написано у вас на сайте. В 2013 году, готовясь выпускать 12 тыс. тонн в год, завод рассчитывал примерно на 30%. Получается, что с тех пор потребление фритты в России выросло почти в два раза?

А.Н.: — Просто так отдавать нам рынок никто не собирается. На нем по-прежнему сильны итальянские и испанские компании. Мы успели воспользоваться преимуществами ослабления рубля и эффектом неожиданности от санкций. Однако постепенно иностранные компании приспособились к ситуации. Нужно понимать, что ведущими мировыми игроками накоплен огромный технологический и рыночный опыт. Дело в том, что выпуск и фритты, и компоста — это каждый раз работа с отдельным клиентом, изготовление продукта с нужными ему характеристиками продукта, вплоть до цвета. И вот в этом компоненте западные компании имеют существенное преимущество, предлагая комплексную услугу, которая состоит из нескольких компонентов. Помимо фритты производителям требуются пигменты, флюсы — все элементы, из которых делается декор. Они могут уступить в цене на одном из них, но взять свое на другом. В 2016 году рубль укрепился, и сейчас ценовые условия всех участников рынка выровнялись. Часть сырья нам приходится покупать за рубежом. Например, цирконовый концентрат мы традиционно покупали на Украине. Однако сейчас этот канал поставки крайне нестабилен. Доходит до того, что мы покупаем немного переработанное украинское сырье в Германии. В поисках альтернативы дошли до Австралии и Африки. Однако стоимость доставки оттуда лишает эти поставки смысла.

N: — В чем же тогда ваше конкурентное преимущество?

А.Н.: — Мы мобильнее. Находимся в России. Нам не нужно формировать большую партию, чтобы загрузить корабль. Не нужно тратить время на таможне. Своим клиентам мы отправляем товар автотранспортом. При этом мы не стоим на месте и учимся. Отправляем людей на стажировку за рубеж. Приглашаем иностранных специалистов.

N: — Вашим основным партнером по-прежнему остается холдинг «ЮниТайл», чей завод находится от вашего всего в 60 километрах?

А.Н.: — Это предприятие по-прежнему закупает у нас фритту. Они берут нерегулярно, но зато крупными партиями. Сейчас мы активно работаем с «Уралкерамикой», которая, к слову, очень быстро наращивает продажи в Ростовской области, и еще с десятком производителей керамической плитки и других изделий.

N: — Сколько фритты произвели в прош­лом году и сколько планируете выпустить в текущем? На сайте компании написано, что в марте планируете запустить третью печь по производству фритты, которая разрабатывается совместно с технологом компании SACMI Алессандро Фабброни (Alessandro Fabbroni).

А.Н.: — Произвести фритты и компоста мы уже можем много. Но теперь не это главное. Важно продать то, что произвели, учиться разрабатывать новые рецепты, в условиях укрепления рубля нужно снижать стоимость. Поэтому ставим перед собой скромные цели — осваиваем компосты, передали на пробу свою продукцию известным в России производителям керамики, будем с ними работать, немного, на 10–15%, нарастим производство фритты, часть ее пойдет на производство компоста. А из баночного производства мы выжимаем все, что возможно, прирост планируем на 1,5–2%. На ближайшей продовольственной выставке, как обычно, представим несколько новых видов банки. Для консервщиков это очень важно. Жесткая конкуренция.

Просмотров: 10388

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Реклама на сайте и в газете
Заказать