г. Ростов-на-Дону
26 ноября 2020 01:28:57

«Мы думали, что прошлый год — черная полоса, а оказалось, это была белая»

По словам Александра Шафиева, гендиректора компании «Меркурий-ТВ», производящей кожаную обувь под торговой маркой Walrus, из-за снижения спроса удерживать объем продаж удается за счет развития сети розничных магазинов. В этом году компания начала производить обувь для федеральной сети Zenden, а со следующего планирует открывать от 3 до 6 магазинов в год
«Мы думали, что прошлый  год — черная полоса,  а оказалось, это была белая»

Александр Шафиев отмечает, что сейчас в объеме продаж преобладает розница — на ее долю приходится 55%. В качестве локации для новых магазинов рассматриваются Подмосковье, Новосибирск и Ростовская область. В этих городах уже работают торговые точки, и в компании надеются привлечь покупателей уже знакомым им брендом. По словам г-на Шафиева, сейчас продолжается производство под privat label для уральской обувной сети «Юничел» — в прошлом году для нее было изготовлено около 18 тыс. пар обуви.

N: — В 2013 году вы говорили, что спрос на ростовскую обувь со стороны сетей снизился. Какова ситуация сейчас?

А.Ш.: — В нынешнем году дела обстоят еще хуже — мы наблюдаем его падение в несколько раз. Ситуация — как в анекдоте: мы воспринимали 2013 год как черную полосу, а оказалось, что это была белая. И если львиную долю рынка, как и год назад, продолжает занимать дешевая китайская обувь, то теперь и многие оптовики предпочитают увеличивать ее долю в своем ассортименте. Например, с нами перестали сотрудничать федеральные обувные сети — «Монро», «Терволина», теперь они больше ориентированы на работу с китайской продукцией. Полагаю, что из-за ее низкой стоимости оптовики могут установить гораздо большую наценку, чем на местную обувь. Надеюсь, что спрос на отечественную обувь все-таки вырастет, поскольку цена на импортную продукцию увеличивается в связи с ростом курса доллара. Кроме того, раньше до 80% обуви, произведенной в Китае, отправлялось на экспорт, а сейчас, насколько мне известно, эта доля сократилась, и цена поставляемой на наш рынок продукции вырастет.

В прошлом же году нам удалось не допустить падения продаж, поскольку мы расширили сеть наших розничных магазинов, открыв с 2011 по 2013 гг. больше 20 магазинов в Рос­товской области.

N: — Каков объем инвестиций для открытия одной точки?

А.Ш.: — Около 1,5–2 млн рублей. Привлекаем кредиты — как для развития этого направления, так и для пополнения оборотных средств, кредитуемся в РосЕвроБанке. Около 90% наших точек расположены в арендованных помещениях, их площадь — 50–70 кв. м. Помимо нашей продукции около 5–10% от ассортимента составляет импорт — закупаем обувь немецкого производителя rieker, китайских компаний. Мы идем на это, чтобы привлечь покупателей. Сейчас наша цель-минимум — чтобы все магазины работали с нулевой прибылью. Прошедший год половина из них завершила с небольшим убытком. У другой же половины магазинов рентабельность составила около 30%. Благодаря собственной рознице мы обеспечиваем нашу фабрику заказами. Реализуя продукцию с наценкой 80% от себестоимости, мы получаем прибыль от производства, которая и компенсирует убытки магазинов. Но с сетями мы не можем позволить такой накрутки, зачастую работаем на пределе прибыльности. Конечно, от некоторых магазинов, где продажи шли неважно, нам пришлось отказаться — в этом году закрыли две точки. Надеемся, что в следующем году убыточных точек будет не больше трех — мы собираемся увеличить наценку на 5%. Сейчас у нас 37 магазинов, 26 из которых находятся в Ростовской области, 7 — в Подмосковье и 4 — в Новосибирской области.

N: — Планируете увеличить сеть?

А.Ш.: — Да, с 2015 г. рассчитываем открывать от 3 до 6 магазинов в год. Рассмат­риваем Таганрог, Шахты и Азов, хотим продолжить развитие сети в Подмосковье и Новосибирске. В этих городах у нас есть свои представительства, а потому работать там легче: у них есть склады, где хранится продукция и для розничных магазинов, есть наработанные контакты. Они работают как с сетями, так и с частными магазинами. В новые же города идти не планируем — без представительства наладить сбыт сложно, а увеличивать их число пока не собираемся.

N: — Продолжаете производить продукцию под private label?

А.Ш.: — Да, с этого года начали сотрудничать с федеральной обувной сетью Zenden, произвели для них около 2,5 тыс. пар обуви. Продолжаем работать с уральской компанией «Юничел», у которой около 400 магазинов по всей России — объемы производства для нее за прошедший год составили около 18 тысяч пар.

N: — Какова доля оптовых продаж в общем объеме?

А.Ш.: — В прошлом году — 45%, остальную же часть составила реализация через розничные магазины. Объемы продаж были на уровне 170 тысяч пар обуви. В этом году в связи со снижением спроса этот показатель будет ниже — около 150 тысяч пар. Около 25–30% оптовых продаж пришлось на наши представительства, остальная же часть — на индивидуальных предпринимателей, которые работают с нами напрямую — приезжают к нам на фабрику за заказом, или же мы отправляем им товар, если они расположены в другом городе. Сейчас таких покупателей около 200, большинство из них приобретают в год около 200–400 пар обуви, самые крупные —1,5–2 тысячи пар. Продажи идут по всей России, от Калининграда до Хабаровска. Часть из этих покупателей мы находим на специализированных обувных выставках. Сырье закупаем у кировского и рязанского кожзаводов, еще сотрудничаем с двумя белорусскими поставщиками, представительства которых есть в Ростове.

N: — Согласно данным Ростовстата, за текущие 9 месяцев объем производства обуви в Ростовской области снизился на 10%. Насколько точно этот показатель отражает ситуацию?

А.Ш.: — Я думаю, статистика не охватывает всех местных компаний, а их объемы производства снизились в два раза. Насколько мне известно, крупные ростовские обувщики, например «Легрэ», в этом году произвели меньше продукции.

N: — Какова нынешняя конкурентная ситуация?

А.Ш.: — Продолжаем конкурировать с китайскими производителями, но в сегменте обуви из натуральной кожи. Конкурируем за счет качества — наша обувь более ноская, пытаемся снизить цену за счет использования более дешевых материалов. По цене наша продукция вполне сопоставима: например, наши женские сабо в опте стоят 500–600 руб­лей, китайские — 450–500 рублей. Конечно, борьбу обостряет и «серый» импорт — когда обувь из натуральной кожи декларируется как из искусственной, размер таможенной пош­лины меньше, и такая продукция в рознице стоит дешевле нашей.

N: — Каковы финансовые результаты вашей компании за прошедший год?

А.Ш.: — Выручка осталась примерно на уровне 2012 года, а прибыль сократилась на 15–20%.

N: — Есть ли планы по производству дорогой обуви?

А.Ш.: — Нет, мы нацелены на работу в дешевом сегменте. Наверное, у многих рос­товских производителей была мечта производить обувь премиум-класса, и мы не исключение — пробовали работать в этом сегменте. Однако это сложно реализовать — нужно закупать кожу в Италии, искать местных специалистов для ее производства. Себестоимость такой продукции очень высокая, так что мы отказались от этой идеи. Сейчас наша главная задача — удержать прежние объемы продаж.

Просмотров: 709

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Реклама на сайте и в газете
Заказать