г. Ростов-на-Дону
26 ноября 2020 01:26:21

«К нам приезжают посмотреть, как русские делают лаосский чай»

Ростовский предприниматель Тимур Казьмин совместно с партнером организовал производство чая премиум-сегмента в Лаосе. Основные каналы сбыта — специализированные чайные магазины в России и за рубежом. В планах владельцев — увеличить мощности в четыре раза и выйти с более дешевой линейкой продукта в федеральные торговые сети.
«К нам приезжают посмотреть, как русские делают лаосский чай»

По словам г-на Казьмина, главная задача для компании сегодня — выработать устойчивые каналы сбыта, в ближайшие месяцы начнутся поставки в Краснодар. Сейчас продукция реализуется через специализированные чайные магазины России, США, Китая, Тайваня, основной же объем продаж приходится на Москву. Завоевать широкую аудиторию в компании рассчитывают через выход в федеральные торговые сети. Владельцы ведут переговоры с европейскими производителями органических продуктов питания — производство чая под чужим брендом они рассматривают как новый источник дохода.

N: — Почему вы решили организовать собственное производство чая?

Т.К.: — Около 13 лет назад мои приятели открыли в Ростове первый чайный клуб, и я вместе с ними пил этот напиток, за компанию. Тогда я относился к этому скептически, не понимал, как взрослые мужики могут целенаправленно тратить деньги и время, чтобы прос­то сидеть и пить чай, при этом ощущая положительные эмоции. Однако спустя какое-то время для меня это переросло в некое увлечение, и чай стал большой ценностью — мне захотелось быть причастным к его производству, чтобы быть уверенным в качестве продукта. Сама идея принадлежит Александру Жирякову, который тоже увлекался чайной культурой более 10 лет. Он москвич, но уже много лет проживает в Китае. Путешествуя по Лаосу, Александр познакомился с китайским художником Чень Линем, который и посоветовал отправиться за лучшим чаем в провинцию этой страны Пхонгсали. Он привез лаосский чай сюда — провели дегустацию, участники которой сошлись во мнении, что его вкус уникален, но сам продукт сделан без соблюдения высоких стандартов качества. Вместе мы решили попытаться наладить там производство более качественного продукта. Сейчас мы партнеры по этому бизнесу: Александр отвечает за производство, а я — за каналы продвижения, развиваем этот проект с 2011 года. В Лаосе нашли 400-летнюю рощу чайных деревьев, с которых собирается сырье. Она находится высоко в горах Пхонгсали, там часто идут дожди, и деревья растут без применения удоб­рений, что позволяет нам быть уверенными в экологичности продукта. Мы арендовали площади у находящейся там малазийской чайной фабрики, приобрели оборудование и приступили к производству: основные его стадии — подвяливание и жарку — осуществляем с партнером самостоятельно. Привлекаем и местных жителей — лаосцы осуществляют сборку чайных листьев с деревьев, а затем перебирают их вручную. Как правило, задействуем до пяти человек. Производим черный, зеленый, белый чаи, а также разновидности этих сортов — «пуэр», «шу-пуэр» и другие. Готовая продукция хранится на арендуемом складе в Китае — в Лаосе очень высокая влажность, даже одежда там может испортиться. Самой главной нашей задачей было не повторить вкус китайского чая, который широко представлен как на российских полках, так и за рубежом. Иначе проект утратил бы смысл — вторая «кока-кола» никому не нужна. Инвестиции я привлек из другого своего бизнеса — у меня есть компания по созданию интернет-сайтов, руководителем которой являюсь в настоящий момент. Вместе с партнером мы вложили в этот бизнес 200 тыс. долларов собственных средств.

N: — Уже вышли на окупаемость?

Т.К.: — Нет, рассчитываем выйти на нее в следующем году. Пока наши мощности небольшие: в прошлом году изготовили 1,5 тонны чая, в нынешнем — 5 тонн. Собираемся произвести 20 тонн чая в следующем году, при такой величине бизнес становится рентабельным. Еще собираемся приобрести в собственность плантацию в 3–5 га и помещения для производства площадью 400 кв. м. Для этой цели нам потребуется вложить около 10 млн рублей.

N: — Какие основные каналы сбыта есть у вас сейчас?

Т.К.: — Это специализированные чайные магазины. Организовать сотрудничество удалось благодаря контактам — со многими их владельцами я был знаком еще до начала бизнеса. Поставляем продукцию в магазины Ростова, Батайска, Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и Южно-Сахалинска. Также осуществляем продажи в чайные магазины Китая, Тайваня, США, но пока это небольшие поставки.

Мы позиционируем нашу продукцию в премиум-сегменте — цена за 250 граммов одной из разновидностей нашего чая доходит до 5 тыс. рублей. На Москву у нас приходится 60% продаж. Мой родной город Ростов выступает «полигоном» для испытания чая — проводим дегустации, анализируем, что именно пользуется спросом. Его доля в общем объеме продаж составляет 20%, сотрудничаем с пятью чайными магазинами. В столице их около десяти, в других городах России — один-два.

N: — Планируете расширять географию продаж?

Т.К.: — Да, в ближайшие пару месяцев собираемся начать поставки в Краснодар. Наша главная цель — иметь устойчивые каналы продаж, сейчас мы только их выстраиваем. Налаженного сбыта еще нет, поскольку на нашу продукцию нет и устойчивого спроса: многие первый раз слышат про лаосский чай, и им необходимо рассказать о нем подробнее, дать попробовать. Объемы продаж пока небольшие — за прошедший год они составили 1,5 млн рублей. Причем основная их доля — около 80% — приходится на осенне-зимний период, это время считается пиком сезона в чайном бизнесе. В настоящий момент наши основные покупатели — так называемые чайные ценители, которые целенаправленно идут за этим продуктом в специализированные магазины. Мы хотим привлечь и другую публику — обычных людей не в теме. Кроме того, многие мои знакомые готовы покупать наш чай, но им необходимо приобретать его в удобном месте, таком как торговый центр или супермаркет, поскольку они редко заходят в чайные магазины. Поэтому в следующем году мы планируем вывести на рынок чай под линейкой every day, с которым будем представлены в федеральных торговых сетях. Пока я не хотел бы называть конкретных ритейлоров, но в качестве главного региона сбыта мы видим Мос­к­ву — в этом городе люди с более высоким экономическим достатком, иначе относящиеся к продуктам питания, готовые платить за их ценность. Стоимость этого чая будет варьироваться в пределах 500–600 рублей за 75 граммов в рознице. Сейчас он продается только упаковками по 500 граммов, и цена составляет около 3 тыс. рублей.

На сегодняшний день мы ведем переговоры с европейскими производителями органических продуктов питания — возможно, будем изготовлять чай под собственной торговой маркой крупного заказчика. Для нас это потенциально интересный вид дохода.

Есть планы и по производству этого продукта в Сочи, поскольку там сохранились чайные плантации — детально подойдем к этому вопросу в следующем году. Предварительно оцениваем необходимый объем инвестиций в 10 млн рублей. В России потребляется около 250 тысяч тонн чая в год, причем на собственное его производство в стране приходится всего 1% от этой величины.

N: — Как продвигаете продукцию?

Т.К.: — Участвуем в специализированных чайных выставках, дегустациях, которые проводятся в Москве. Также активно используем социальные сети и наш сайт. Многие люди узнают о нас из этих источников и, путешествуя по Юго-Восточной Азии, приезжают к нам — им интересно увидеть, как русские делают лаосский чай. (Улыбается.)

N: — За счет чего конкурируете с другими производителями чая?

Т.К.: — За счет вкусовых особенностей продукта, его выращивания без применения удобрений. Делаем ставку и на оригинальную упаковку — используем бумагу ручной работы, бамбук, закупаем их в Лаосе и Китае. Это позволяет нам работать и с сегментом корпоративных подарков — ростовская компания «РосДонСтрой» закупала у нас около 300 упаковок чая для подарков своим клиентам. С этой же целью у нас приобретали продукцию и местные агентства недвижимости, примерно в таком же количестве. В конце прошлого года к нам обращалось правительство Москвы, но мы не смогли удовлетворить спрос — им требовалось около 2 тысяч единиц продукции, у нас же на тот момент такого объема уже не было. Нашим главным конкурентным преимуществом считаю уникальность — никто в России не продает лаосский чай, тем более в экологически чистой упаковке.

N: — С какими сложностями столкнулись в процессе ведения бизнеса?

Т.К.: — Нам было непросто договариваться с лаосцами — не могу назвать их ленивыми, но у них другое отношение к работе — их сложно замотивировать деньгами в отличие от наших соотечественников. Бывают и другие трудности: упаковка чая хрупкая, при перевозке иногда возникают повреждения. В Лаосе слабо развитая инфраструктура — до ближайшего аэропорта добираться три дня на лодке. Но мне очень нравится участвовать в этом проекте, думаю, он станет делом всей моей жизни.

Просмотров: 1115

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Реклама на сайте и в газете
Заказать