г. Ростов-на-Дону
24 Февраля 2020 10:01:52

«Ориентируемся на желающих купить живого осетра»

ООО «Луч» в декабре прошлого года начало продавать живых осетровых — рыба выращивается в собственном водоеме предприятия. Гендиректор компании Алексей Волочек считает, что этот сегмент рынка еще не насыщен, и ориентируется на реализацию рыбы частным лицам.
«Ориентируемся на желающих купить живого осетра»

ООО «Луч» выращивает осетровых в течение трех лет — именно такой период времени необходим, чтобы они превратились в товарную рыбу. В декабре начались первые продажи: предприятие реализовало 1,5 тонны рыбы. Объем инвестиций в проект составил 17,5 млн рублей. Основными покупателями являются физлица, и в ООО «Луч» намерены сохранить такую направленность. Мощность садкового комплекса площадью 1,8 тыс. кв. м, установленного на водоеме в пойме рек Дон и Койсуг, — 30 тонн товарной рыбы в год. В планах г-на Волочека — строительство рыбоводного цеха для выращивания 100 тыс. шт. молоди осетровых и открытие рыбного магазина. N: — Почему вы решили заняться разведением осетровых?

А.В.: — На территории нашего предприятия есть водоем 100 га глубиной 30 метров, который расположен в пойме рек Дон и Койсуг, где нет промышленных предприятий, — это экологически чистый район. В Ростовской области немногие занимаются разведением осетровых, и мы решили использовать водоем для развития этого направления. А саму идею подсказал наш сотрудник Владимир Иванович Егоров — он более 40 лет отработал в рыбной отрасли, стал ее заслуженным работником.

N: — Какую именно рыбу вы сегодня выращиваете?

А.В.: — Мы выращиваем гибриды осетра и бестера. Бестер — это гибрид белуги со стерлядью. Он быстрее всех растет.

N: — Где вы закупаете малька для выращивания осетровых?

А.В.: — Где получится. В прошлом году — на Темрюкском осетровом заводе, там он стоит от 15 рублей за штуку: его закупка нам обошлась в 500 тыс. рублей. Выращиваем его потом три года. За первый год он вырастает до 150–200 грамм, за второй год — до 1 кг, за третий — до 2–2,5 кг, это уже товарная рыба, идущая на реализацию. В первый год корма требовалось немного, поскольку рыба была еще маленькая, но по мере ее роста увеличиваются и расходы на него. Сегодня мы должны скармливать более 40 тонн качественного корма в год.

N: — Импортные корма используете?

А.В.: — Да, в основном их и покупаем. Сложность выращивания осетровых в том, что рыбе необходимы высококачественные корма, которые в России не выпускают. Точнее, у нас производят корма, но по качеству они уступают европейским: нам нужно менее 1,5 кг импортного корма, чтобы рыба выросла на 1 кг, а отечественного корма для этой же цели понадобится почти 2 кг. Этот продукт быстро дорожает. Раньше мы закупали его во Франции и Дании, но там цена выросла, и в этом году приобрели корм в Польше.

N: — Как планируете снижать затраты?

А.В.: — В первую очередь мы собираемся выращивать молодь, чтобы не закупать малька на заводе, как это происходит сейчас, и часть этой молоди продавать другим фермерским хозяйствам. Для этой цели планируем построить рыбоводный цех, рассчитанный на получение 100 тыс. штук трехграммовой молоди осетровых.

N: — Какой объем инвестиций потребуется для создания цеха?

А.В.: — Около 5 млн рублей. Сейчас Министерство сельского хозяйства Ростовской области предложило вложить собственные средства в размере 30%.

Для строительства найдем местного подрядчика. Планируем приступить к нему этой осенью, возводить будем на нашей же территории. Точных сроков окупаемости не ставим: когда готовился проект по разведению осетровых, корм стоил 45 рублей за кг, а теперь стоит 75 рублей за кг, а цена на рыбу практически не изменилась. По проекту мы закладывали и цену — 700 рублей за кг, но продаем по 550 рублей за кг, поскольку ее рыночная цена не выросла.

N: — Как вы осуществляете сбыт?

А.В.: — Сейчас у нас более 100 клиентов, и среди них преобладают физлица. Поставляем бестера в специализированный рыбный магазин, расположенный в Кулешовке. Несколько раз мы выполняли корпоративные заказы. Сейчас изучаем возможность работы с ресторанами: вот сегодня повезем заказ из 15 осетров в ресторан «Смирнов». Сложность работы с ресторанами заключается в том, что они закупают для своих блюд крупную рыбу, в основном привезенную с Каспия, замороженную. Наша же рыба весит 1,5–2,5 кг, и она живая. С сетями же сложно диалог вести: они выставляют жесткие условия по обмену и возврату. Кроме того, сбивают цену — в том же «О´Кее» или «Магните» продается сибирский осетр, который поставляет Армения по цене 400 рублей за кг. Но это рыба глубокой заморозки, и ее качество с живой не сравнить.

Обычным же магазинам неинтересно продавать живую рыбу: ее нужно держать в аквариуме, приобретать оборудование для нее, регулировать кислород. На рынке тоже реализовать ее не так просто: эта рыба должна находиться в аквариуме, там же продают с лотка — сколько выложили, столько и продали. Поэтому в текущем году планируем построить неподалеку от нас фирменный магазин, где и будет представлена наша рыба.

Недавно начали выезжать на ярмарки, столкнулись с тем, что люди даже не знают, что можно приобрести осетра не за 1 тыс. рублей за кг, а дешевле. Доходит до смешного: подошла семья с ребенком, ему стали показывать — мол, смотри, живой осетр. Ребенок даже погладил рыбу, некоторые просят сфотографироваться с ней. Поэтому сейчас мы активно занялись рекламой — запустили сайт, группы в соцсетях. Делали рекламу в «Горизонте» на большом экране, проводили там акцию — промоутеры раздавали листовки. Мы ориентируемся на людей, которые хотят купить живого осетра к своему столу.

N: — А географию продаж собираетесь расширять?

А.В.: — Пока мы нацелены на Ростов и область. Не так давно сделали небольшую поставку в Свердловскую область, у нас взяли рыбу для копчения. Прошлым летом, когда рыба уже доходила до состояния товарной, мы ориентировались на Подмосковье — планировали продавать оптом по нескольку тонн. Однако съездили в Москву и увидели, что цена осетровых не намного выше нашей, плюс высокие транспортные издержки. И мы отказались от этой идеи.

N: — Кого вы считаете основными конкурентами?

А.В.: — Не могу сказать, что на этом рынке много конкурентов и приходится воевать за покупателей. Да и потребитель еще не очень готов к тому, что можно легко купить живого осетра к любому празднику. Осетровых хозяйств немного, крупные же рыбхозы, например Рыбколхоз им. Абрамова, Рыбартель им. Чкалова, производят карповых, а потому мы не соперничаем с ними. Вот в ЗАО «Казачка» разводят осетровых, и они сотрудничают с сетями, нам же это не столь интересно. Еще есть «Донрыба» в Зернограде и «Донской осетр» в Ростове. Сейчас в Ростовской области емкость рынка достигает более 100 тонн осетровых в год, мы же заполняем эту нишу в доле около 30%, поэтому есть куда расти и нам, и другим хозяйствам. Я полагаю, что в течение 5–7 лет многие небольшие фермерские хозяйства перейдут на выращивание осетровых, поскольку производителей карповых в нашей области уже немало.

N: — Есть ли планы по продаже охлажденной рыбы?

А.В.: — Да, мы планируем продавать не только живую и охлажденную, но и вяленую и копченую рыбу. Однако для этого необходим специальный цех по ее переработке. Сейчас изучаем этот вопрос. Сюда уже потребуется гораздо больший объем инвестиций — более 10 млн рублей, но пока у нас нет таких денег. Не исключаю, что займемся выращиванием и другой рыбы — клариевого сома, пиленгаса, судака. Они мало представлены на рынке, и на них есть спрос.

N: — Какие еще направления вы развиваете?

А.В.: — Занимаемся растениеводством и животноводством. Основной доход нам приносит выращивание зерновых. У нас находятся в собственности около 300 га земли и в аренде окрестные земли площадью до 1000 га. Выращиваем подсолнечник и зернобобовые, продаем «Югу Руси».

На этой же территории находится наше крестьянско-фермерское хозяйство, предназначенное для развития сельского туризма. Здесь есть базы отдыха и водоем площадью 20 га, использующийся под платную рыбалку. В хозяйстве выращиваем племенной крупнорогатый скот, у нас есть своя конюшня — около 30 лошадей, верблюды, пони. Стремимся популяризировать деревню — создать альтернативу отдыху в торговых центрах.

Но сейчас мы делаем упор на рыбоводство — решили освоить осетроводство, но до сих пор здесь не все ясно. Так, четыре года назад государство запустило программу по развитию аквакультуры, согласно которой предоставляется субсидия на возмещение 50% затрат на приобретение основных средств, используемых для производства продукции рыбоводства. Эта программа как раз и распространяется на тех, кто выращивает осетровых, форель, сомовых.

Мы разработали бизнес-план, рассчитали, что для старта нам потребуется садковая линия, с помощью которой можно выращивать 30 тонн рыбы. Ее стоимость составляет 15 млн рублей. Мы заявили о своем проекте в Департамент охраны и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов Ростовской области, нас включили в эту программу, прислали официальное письмо. Департамент просил нас в один год вложить эти 15 млн рублей, хотя на строительство садкового комплекса предполагалось два года. Мы вложили в этот проект часть собственных средств — 5 млн рублей, и взяли в Россельхозбанке кредит на 12,5 млн рублей под 14%. В том же году закупили малька, запустили его в садковую линию и подали документы на компенсацию 50% затрат. Получили ответ, что в бюджете есть только 800 тыс. рублей для возмещения наших затрат, а больше денег нет — тех 7,5 млн рублей, на которые мы и рассчитывали. Но эта программа рассчитана на 5 лет, основные средства уже закуплены. Мы попросили предусмотреть наши затраты в следующем году, направили письмо губернатору Ростовской области, министру сельского хозяйства Ростовской области. Пришло письмо, где снова говорилось, что денег нет, а возмещение затрат распространяется только на один год. А мы же рассчитывали на эту субсидию как на обеспечение кредита.

N: — В этой программе было предусмот­рено возмещение затрат только на строи­тельство?

А.В.: — Нет, еще субсидия на 50% затрат на приобретение кормов. Мы вновь отправляем письмо в департамент. Это у нас самая затратная часть — в этом году мы закупили корма на 4 млн рублей. Однако за него нам вернули только 400 тыс. рублей вместо 2 млн рублей. Мы стучимся во все двери, но от нас просто отписываются — вовлекли в эту программу и бросили. Возможно, в следующем году будем подавать в суд на департамент.

N: — Как повлияет эта ситуация на перспективы развития вашего бизнеса?

А.В.: — Получив субсидии в нужном объеме, мы бы уже могли приступить к строительству рыбоводного цеха. Текущий год будет для нас показательным: оценив его итоги, хотим понять, следует ли активно развиваться. Ведь если наш рынок наводнят зарубежной рыбой — скажем, по 300 рублей за кг, — то идти дальше смысла уже не будет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Новые продукты
image
Студенты физического факультета ЮФУ Станислав Крикунов и Александр Благодарный придумали дизайнерские светильники, которыми можно управлять при помощи телефона, и пытаются превратить этот проект в бизнес. Продавать светильники они решили как эксклюзивный подарок, который изготавливается в течение 36 часов.
Новые продукты
image
Школьникам больше не нужно прятать телефон от учителя, чтобы поиграть на уроке. В Ростове разрабатывают мобильное приложение, в котором игра совмещена с учебной викториной. Чем лучше школьник отвечает на вопросы, тем больше возможностей у него в игре. По замыслу создателей, такой формат будет мотивировать детей к учебе.
Новые продукты
image
В Ростове появился новый формат склада — self storage, который активно развивается в Москве и Санкт-Петербурге. Отличие формата в том, что арендодатель получает в пользование изолированную ячейку, куда имеет доступ только он сам. В России такие склады размещаются либо в капитальных строениях, либо на базе морских контейнеров. Ростовчане выбрали второй вариант.
Новые продукты
image
Ростовский комбинат шампанских вин (РКШВ) сохранил стабильные продажи и выпустил новый напиток в 2019 году. В целом донская отрасль игристых вин была на спаде.