г. Ростов-на-Дону
27 Мая 2020 12:16:55

«Человек строит дом, покупает машины, потом задумывается о лодке»

Владелец компании «Скиф» Яков Никитин вывел на рынок девять моделей деревянных лодок и катеров, произведенных серийным способом на собственной линии, расположенной в Ростове на левом берегу Дона
«Человек строит дом, покупает машины, потом задумывается о лодке»
Основным каналом продаж лодок «Скифа» является собственный магазин в Ростове и 19 дилерских торговых точек в 14 других городах России, включая Москву. Компания уже отгрузила партнерам 200 судов, остальные произведенные на данный момент лодки находятся на складе.


N: — В последнее время ваша товарная линейка обновлялась?

Я.Н.: — Сейчас мы уже запустили в серийное производство пять гребных лодок, два небольших катера, один большой — «Сталкер-22» — и запускаем новую модель «Скиф-21», первый экземпляр находится на покраске. На данный момент мы произвели уже 500 судов. В общей же сложности на разных этапах — от разработки до серийного производства — находятся около 30 моделей, от весельных лодок до парусных яхт, которые мы строим под заказ.

N: — Каков объем производства?

Я.Н.: — Мощность серийного производства — около 1 тыс. условных лодок в год. Под условной лодкой имеется в виду самая маленькая весельная. То есть в месяц мы можем делать 80–100 лодочек. Если говорить о более крупных катерах, например «Дончаке», длина корпуса которого составляет 7,5 м, то их мы сможем строить около 10 в месяц. А «Сталкеров» длиной 10,5 м — пять-шесть в год.

N: — Каков объем продаж на данный момент?

Я.Н.: — Наша служба сбыта уже отгрузила около 200 судов дилерам в разных городах. В этом году мы только начали выходить на массовый рынок, поэтому об объеме продаж говорить пока рано. Основной канал сбыта — дилеры и дистрибьюторы.

N: — Где вы храните лодки, которые еще не проданы и не отправлены дилерам?

Я.Н.: — На арендованном складе. Сейчас там хранятся 300 лодок, при необходимости поместится до 800, но пока не было больше 450.

N: — Вы развиваете производство лодок за счет собственных средств?

Я.Н.: — Я вкладываю в него прибыль, которую получаю как один из владельцев компании «Бастион», занимающейся производством источников бесперебойного питания.

N: — Как оно развивается?

Я.Н.: — Там все хорошо. У нас достаточно узкая специализация — мы производим блоки питания для противопожарных систем, охранных сигнализаций, сейчас еще осваиваем рынок бесперебойников для телекоммуникационного оборудования. Эта продукция продается по всей России вплоть до Владивостока, нам принадлежит около 50% российского рынка. Объем производства составляет 40–50 тыс. штук в месяц.

N: — Какова его рентабельность?

Я.Н.: — Величину рентабельности не назову. Но налаженное производство вполне может быть прибыльным.

N: — А насколько рентабельно серийное производство лодок?

Я.Н.: — Рентабельность составляет около 15%, но прибыль пока нулевая. На небольших лодках рентабельность низкая — до 7%. Крупные лодки, которые мы строим по индивидуальному заказу, стоят дороже, так как на них используются более дорогие материалы и оборудование. Там маржа выше.

N: — Тогда имеет ли смысл запускать серийное производство?

Я.Н.: — Конечно, риск довольно высок, но я иду на него осознанно. Рынок абсолютно новый. Сейчас на нем представлены только пластиковые и металлические суда. В перспективе мы планируем занять высокую ценовую нишу, потому что при одинаковых размерах и оснащении пластиковая или металлическая лодка никогда не сравнится с деревянной, которая легче, красивее и приятнее. Еще одно наше преимущество перед производителями лодок из пластика и металла — в гибкости модельного ряда. Мы можем делать в год 10–15 эскизных проектов и запускать до пяти моделей в серийное производство. Проектирование пластиковых и металлических судов занимает больше времени. Однако сейчас нам нужно достойно представить свою продукцию, поэтому мы держим цены в общем рынке.

N: — Вы планируете ориентироваться на продвинутых потребителей, которые готовы разбираться в характеристиках материалов?

Я.Н.: — Наше производство ориентировано на средний класс. На Дону 50% мужиков так или иначе попадают на рыбалку. Многие из них приезжают к воде на «Опелях», «Тойотах», переодеваются и садятся в алюминиевые «Нептуны» и «Казанки», которые соответствуют «Нивам» и «Волгам». Лодки другого класса, которые привозят из-за рубежа, — это, скорее, «Бентли». А мы поставили себе цель строить лодки, на которых можно достойно покататься выехав за город или рядом со своим домом, если он стоит на реке или водохранилище.

N: — А в этой нише никто не работает?

Я.Н.: — Работают, но редко. Здесь спрос только формируется, люди привыкли, что под выпивку можно надеть сапоги и посидеть в «Казанке», и платить за более дорогие лодки не готовы. Я думаю, человек сначала строит дом, оборудует его, покупает по машине себе и жене, начинает вывозить семью на отдых за рубеж, и только потом задумывается о том, чтобы купить хорошую лодку, чтобы иметь возможность отдыхать на воде прямо здесь, на Дону. Кроме того, у нас пока не развита необходимая для этого инфраструктура. Но постепенно все будет, от этого мы никуда не денемся — будут и заправки, и сервисы, и рестораны вдоль Дона.

N: — Кто это все сделает?

Я.Н.: — Я сделаю. Мы работаем над строи­тельством стоянки, но я уже сейчас предлагаю покупателям своих катеров место для их хранения, в том числе зимой, и сервисные услуги. Конечно, я бы хотел, чтобы это делали и другие, и я знаю о нескольких подобных проектах, но их появление сдерживают дороговизна земли у воды и тот факт, что эти участки подходят для размещения куда более понятных и быстро окупаемых бизнесов — гостиниц, ресторанов и т. п. Здесь я нахожусь на особом положении, поскольку сам произвожу лодки и вижу, какова потребность в стояночных местах. И если в следующем году мы продадим 100 катеров, то я, во-первых, стану богатым человеком, а во-вторых, открою стоянку, так как буду уверен в спросе на ее услуги.

N: — В течение какого времени вы собираетесь построить свою стоянку?

Я.Н.: — За 2–3 года. Построить можно и быстрее, но у меня основной бизнес — производство лодок, а стоянка будет побочным.

N: — Как развивается другой ваш побочный бизнес — Донское туристическое общество, которое специализируется на турах по Дону и которому компания «Скиф» поставляла суда?

Я.Н.: — Никак не развивается. После трагедии на «Булгарии» контролирующие органы стали уделять большое внимание состоянию туристического флота. Сейчас судно, чтобы предоставлять услуги водного транспорта, должно быть зарегистрировано в Морском или Речном реестре. А в документах реестров нет маломерных судов — там все суда железные, огромные, и написано, например, что высота металлических поручней должна составлять 1 метр 20 сантиметров. Какие поручни у меня на судне для 12 человек? Некоторые мои суда, те же «Алые паруса» Донского туристического общества, сейчас готовятся к регистрации в Речном реестре. Но внятных документов на них нет. С другой стороны, компромиссные технические решения найти можно, ведь на черноморском побережье наши яхты прекрасно работают. Но, видимо, их владельцам конт­ролирующие органы пошли навстречу, а в Ростове, может быть, просто нет нужных специалистов.

Просмотров: 122

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Новые компании
image
Столичная компания «Юнион Индастриалс» открыла в Ростове офис-склад подшипников. В течение 2-3 месяцев она планирует нарастить продажи до 1 млн подшипников в месяц. Емкость рынка Ростовской области достаточно большая, но и конкуренция между поставщиками велика, отмечает один из участников рынка.
Новые компании
image
На минувшей неделе в Ростов пришел новый сервис доставки Broniboy. На старте к проекту присоединились около 100 заведений-партнеров. Ростов занял первое место в России среди городов-миллионников по доле ресторанов с доставкой, поэтому приход новых игроков на рынок не заставил себя ждать.
Новые компании
image
За год работы донскому производителю товаров для детей «Аль Пако» из Донецка удалось распространить свою продукцию в России и выйти на зарубежные рынки. директор по развитию ООО «Аль Пако» Ксения Травина заявляет, что в этом году компания планирует увеличить количество выпускаемой продукции почти в два раза.
Новые компании
image
Виктория Царева переехала из Москвы в Ростов и открыла шоурум минималистичных украшений, адаптировав формат аналогичных столичных магазинов под местный рынок.
Реклама на сайте и в газете
Заказать