г. Ростов-на-Дону
08 мая 2021 19:09:42

«Хотим, чтобы в магазин секонд-хенда не стыдно было приходить»

Предприниматель Давид Сабидов в разгар второй волны коронавируса открыл магазин секонд-хенда. Риск оказался оправданным, спрос на подержанные вещи, по словам основателя проекта, растет.
«Хотим, чтобы в магазин секонд-хенда не стыдно было приходить»

Перед тем как открыть собственный магазин «Секонд-хенд № 1», Давид Сабидов больше 10 лет проработал в сфере ретейла. Решение оставить хорошую должность в крупной сети гипермаркетов было непростым, но желание работать на себя победило:

— Я руководил коммерческими проектами в иностранной сети гипермаркетов, в какой-то момент она стала испытывать трудности, и мой карьерный рост застопорился. Меня многому научили там, захотелось применить этот опыт, только управлять не чужими деньгами, а своими.

Уволившись, Давид стал перебирать идеи бизнес-проектов: магазин овощей и фруктов, станция разливных напитков, сдача автомобилей в аренду. Пообщавшись с участниками рынка, понял, что эти ниши переполнены, вложения требуются большие, а отдача мизерная. Мысль открыть секонд-хенд возникла спонтанно, после посещения одного из таких магазинов:

— Я всю жизнь занимаюсь ретейлом, мне это интересно. Часто гуляю с семьей по торговым центрам. Печально было наблюдать, что происходило с ними после режима самоизоляции: количество посетителей в брендовых магазинах сильно снизилось. А секонд-хенд, в который мы случайно зашли, удивил большим количеством людей. Все что-то мерили, покупали и были довольны. Заметил, что люди стали присматриваться не только к продуктовым дискаунтерам, но и к секонд-хендам, и подумал: почему бы не попробовать запустить проект в таком формате.

Самым сложным при открытии бизнеса было найти помещение и финансирование. На поиск места ушло больше трех месяцев. В глазах среднестатистического покупателя секонд-хенды выглядят неким андеграундом. Их обычно размещают в спальных районах, в цокольных этажах торговых центров или полуподвальных помещениях жилых домов. Подходящее помещение нашлось случайно, когда Давид провожал сына в школу и увидел объявление о сдаче в аренду цокольного помещения в новостройке на пр. Стачки:

— Я понимал, что арендодатель ждать не будет. Собственных средств на запуск проекта не было. Я составил бизнес-план, решил пойти с ним в банк и взять кредит на открытие бизнеса. В банках, которые принято называть государственными, мне либо отказывали, либо предлагали заем под сумасшедшие проценты. Сначала я должен был стать индивидуальным предпринимателем и показать оборот за три месяца. Только тогда мою заявку стали бы рассматривать. Единственный банк, который поддержал меня, не выдвинув кабальных условий, — «Центр-инвест». Там изучили бизнес-план, увидели реальные голые расчеты, а не абстрактный план покорения мира, и одобрили кредит.

Начинающий предприниматель рисковал, открывая магазин в ноябре, в разгар второй волны коронавируса и в несезон. В конце осени у продавцов одежды обычно наступает штиль, люди готовятся к Новому году, одежда не стоит на первом месте в списке покупок. Но в результате риск оказался оправдан. В первый день работы магазин посетило больше 500 человек, что для секонд-хенда является неплохим показателем. В рекламу на первых этапах не вкладывались. Внимание прохожих привлекал шумный ремонт, он и обеспечил высокую явку в первые дни открытия, считает Давид Сабидов. Сейчас проект рекламируют с помощью «Инстаграма», листовок и баннеров. Многие приходят, услышав о магазине по сарафанному радио. Спрос на подержанные вещи растет, отмечает владелец магазина:

— Люди сейчас очень тщательно планируют свой бюджет и расходы. Все растет в цене: коммуналка, продукты, одежда. Большинство обычных российских семей так или иначе пострадали от пандемии. Некоторые работают только на продуктовую корзину, денег не остается, а дети растут, и себе что-то хочется прикупить, вот люди и ищут, как выкрутиться.

Магазин делает ставку на вещи из Европы и США. Они попадают в Россию в основном из Голландии, Польши и Италии, где находятся крупные сортировочные центры. Одежда и обувь поступают туда из торговых центров, которые отдают остатки коллекций, и от местных жителей. Там вещи дезинфицируются и обрабатываются специальным газом. В Россию одежда приезжает на два крупнейших склада в Москве и Санкт-Петербурге и распределяется между региональными поставщиками. Давид Сабидов отмечает, что продавал бы и российские бренды, но культура сортировки и переработки вещей у нас пока не налажена, поставщиков нет.

На вопрос, зачем покупать вещи в секонд-хенде, если есть дешевый масс-маркет, Давид отвечает, что аудитории этих сегментов практически не пересекаются. Одна из фишек секонд-хендов — наличие на вешалках вещей дорогих брендов по бросовым ценам. Фанаты секонда приходят чаще всего именно за брендовой одеждой, пусть уже и кем-то носимой:

— Все, что в обычных магазинах стоит дорого, в секонде можно приобрести по доступным ценам. У нас был оригинальный плащ Burberry за 2 тысячи рублей. Попадаются Massimo Dutti, Tommy Hilfiger, Hugo Boss и т. д. в очень хорошем качестве и зачастую почти новые. Их качество не сравнится с масс-маркетом. Ткани и фурнитура, которые европейские бренды среднего и экономсегмента пускают на вещи для России, оставляют желать лучшего. Иногда это третьесортный материал. У нас же можно найти лен, шелк, коттон, шерсть, кашемир, ланон. Секонд всегда ощутимо дешевле любого, даже самого дешевого классического магазина.

Объем инвестиций Давид Сабидов не раскрывает, но говорит, что рассчитывает окупить вложенные средства в течение года. Сейчас проект выходит в ноль. Работу без убытков в первые месяцы основатель проекта уже считает успехом. Проект пока не раскручен, а расходная часть в этом бизнесе высокая, поясняет он: аренда, зарплата, закупка товара. У магазина хорошая конверсия, из 50 посетителей 20 совершают покупки, поэтому у проекта есть перспектива, считает владелец бизнеса. Чтобы выигрывать конкуренцию и привлекать покупателей, применяется метод демпинга цен.

Конкурентов на рынке немало, отмечает Давид Сабидов, но «Секонд-хенд № 1» старается найти свои собственные формат и аудиторию. Вещи на этом рынке делятся на три большие категории: с минимальным износом, со следами носки и так называемая залюбленная одежда с видимыми следами носки и браком. Давид делает упор на сегмент «крем» — это вещи, которые либо одевались предыдущими хозяевами редко, либо не носились и сохранились в почти идеальном состоянии. Такой ассортимент владелец магазина считает своим главным козырем:

— В классическом секонде вещи обычно навалены кучей. Чем больше куча, тем одежда дешевле. К качеству вещей там много вопросов. Среди нашего ассортимента много остатков коллекций торговых сетей, которые они сдают в сортировочные центры в Европе и получают за это налоговые льготы. У таких вещей высокая закупочная цена, и именно их охотно покупают люди с хорошим достатком, но без желания переплачивать в это сложное время. Владельцы секондов обычно делают минимальные вложения, выкладывают ассортимент, а ты бери и не выпендривайся. У нас не такая модель. Отличительная особенность «Секонд-хенда № 1» — планограммы выкладки товара по цвету и стилю, вещи аккуратно развешены. Магазин чистый, мы сделали свежий ремонт: секонды обычно экономят на этом. Я хочу, чтобы в наш магазин было не стыдно ходить. У людей и так довольно предвзятое мнение о секонд-хендах. Считается, что наши покупатели обязательно нищие и донашивают за кем-то одежду. Это, конечно, не так. Секонды — это разумное и экономное потребление, рациональный подход к бюджету. Мы стараемся захватить ту аудиторию, которая из-за снижения расходов вынуждена перенаправлять свой взор с классических магазинов на секонд. Хотим, чтобы они не испытывали чувства брезгливости. Наши консультанты хорошо знают ассортимент и размерный ряд. Мы помогаем не просто сэкономить бюджет, а найти свой стиль.

Выручка магазинов секонд-хенд в первом полугодии прошлого года выросла в 1,4 раза по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, писал «Коммерсантъ». Практически вдвое увеличился средний чек. До введения режима самоизоляции он составлял 2,2 тыс. руб., сразу после — 4,7 тыс. руб. Рост продаж в секонд-хендах эксперты объясняли снижением реальных доходов потребителей на фоне кризиса. По наблюдениям N, на ростовском рынке присутствует много как крупных федеральных сетей, так и региональных компаний. Онлайн-карты находят в Ростове более 40 магазинов секонд-хенда.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ
Практика бизнеса
image
Ткань для баннеров разлагается около 150 лет. Основатель интернет-магазина «Эко Баннер» Николай Дикусар знает, как дать вторую жизнь этому материалу. Студент Южного федерального университета шьет из баннеров и других старых вещей сумки и многое другое.
Профиль улицы
На ул. Б. Садовой, причем на самом ценном ее отрезке — между пр. Ворошиловским и пр. Буденновским, — открылся магазин секонд-хенд. По всей видимости, тенденция демократизации главной улицы Ростова приближается к своему апогею. Магазины не экономсегмента окончательно перебрались в торговые центры.
В городе
image
На прошлой неделе в Ростове открылся первый постоянно работающий магазин, где можно купить или продать практически все что угодно.
Просмотров: 4793

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Новые компании
Донецкое ООО «Аль Пако» по итогам 2020 года увеличило выручку в 2,3 раза, до 151 млн рублей. Чистая прибыль компании при этом сократилась почти в 8 раз и составила 2,1 млн рублей. Информация об этом опубликована в «СПАРК-Интерфаксе».
Новые компании
image
Альтернативный садовод Сергей Яблоков решил превратить хобби по выращиванию экзотических растений в собственное дело и сделать Ростов более зеленым. У него растут несколько видов пальм, самшит, гранат, инжир и магнолии. Компания «Экзотические вечнозеленые растения в Ростове», по словам его создателя, «не имеет ни конкурентов, ни единомышленников». Компания «ЭВР» доказывает скептикам, среди которых немало ученых-биологов, что пальмы могут прекрасно расти в наших широтах в открытом грунте.
Новые компании
image
Лингвист-переводчик из Ростова Ирина Чахоян развивает проект международной школы армянского языка. За три года существования через школу прошли 2300 человек из 24 стран мира. Проект активно растет и наращивает финансовые показатели. Преподавание ведется на английском и русском языках. Своей миссией основательница проекта видит популяризацию и поддержку армянского языка, повышение интереса к нему во всем мире.
Новые компании
image
До того как открыть собственную кулинарию, Борис Мелкумов почти 7 лет проработал поваром и су-шефом в ресторанах. В 2012 году он окончил кулинарный техникум, отслужил в армии и устроился поваром в ресторан. За семь лет сменил три заведения, дорос до должности су-шефа и попал под сокращение в период пандемии. Оставшись с опытом и без работы, решил открыть пекарню.