г. Ростов-на-Дону
19 января 2022 23:07:21

«Работать с ценной древесиной решили после похода в горы»

Ростовчане Илья Полегенько и Карен Мухтарьян всего в течение года после вывода на рынок мебели и художественных изделий из древесных массивов ценных пород собственной марки WoodMood открыли шоу-рум в Москве, обзавелись заказчиками по всей России и за границей и подписали контракт на поставку столешниц для крупного производителя корпусной мебели.
«Работать с ценной древесиной решили после похода в горы»

Кризис в общепите заставил предпринимателей Илью Полегенько и Карена Мухтарьяна, занимавшихся оборудованием кафе и ресторанов, сменить вид деятельности на производство мебели. Покупатели на их продукцию нашлись по всей стране. Проблема, как выяснилось, не столько в сбыте, сколько в доставке изделий из ценных пород дерева.

N: — Как вы пришли в этот бизнес? К.М.: — Около 7 лет мы работали в строительстве, строили кафе и рестораны под ключ. Постоянно имели дело с деревом — изготавливали барные стойки, мебель. Работа с деревом нам всегда нравилась. За семь лет накопилось достаточно опыта, так что последний год, когда мы вышли на рынок с брендом WoodMood, явил собой лишь вершину айсберга. С 2013 г. в связи с ослаблением рубля сфера общепита впала в глубокий кризис и объемы нашего строительного бизнеса стали сокращаться. Нужно было выбирать новое направление для развития. Окончательное решение — сосредоточиться на работе с ценной древесиной — сложилось после похода в горы, когда мы увидели эти огромные стволы, ощутили исходящую от них энергию, пообщались с местными жителями на предмет налаживания деловых связей.

N: — Почему, на ваш взгляд, это нашло отклик у потребителей? И.П.: — Особого секрета нет. Просто мы хорошо подготовились. Изучили технологии, придумали оригинальный бренд, освоили изготовление продукции современного дизайна. На начальном этапе очень выручила субсидия: как производственники мы получили от государства 80% от затрат, понесенных на открытие цеха, — 300 тыс. рублей.

К.М.: — Честно говоря, мы никогда и не узнали бы о существовании подобных субсидий, если бы не консультанты «Нового Ростова», в котором мы как начинающие предприниматели получили офисные места (муниципальный центр развития предпринимательства «Новый Ростов», в котором располагается коворкинг «Под крышей». — N). Они рассказали о возможности получения субсидии, потом консультировали при подготовке бизнес-плана, необходимого для ее оформления. Вообще, тем, что мы в свое время получили постоянные места в коворкинге, мы очень довольны. Поначалу мы ютились в темном тесном офисе в том же помещении, где располагается производственный цех. С клиентами нормально не встретишься, всюду пыль, шум. Коворкинг — это бесплатные офисные места в центре плюс комнаты для переговоров, в которых мы назначаем встречи.

И.П.: — Практически 100% встреч с потенциальными заказчиками завершаются заключением договоров. Результат говорит сам за себя. Уверен, что интерьер и атмосфера коворкинга вносят немалую лепту в этот результат. Во многом динамика продвижения WoodMood обусловлена, разумеется, сочетанием цены и качества. Без ложной скромности скажу, что качество изготовления у нас одно из лучших в стране, а цену мы сознательно держим как можно ниже, чтобы привлекать заказчиков.

N: — Какая маржа, если не секрет? К.М.: — В среднем около 30%. К сожалению, в скором будущем поставщики планируют поднимать цены на сырье, придется и нам поднимать свои расценки. Помимо дизайна, качества и цены важно и то, что мы с самого начала сделали ставку на экологичность продукции. Для обработки и тонировки изделий мы используем только натуральные масла, это сохраняет и подчеркивает природную красоту древесины, что уже давно ценится в Европе и Москве. Именно поэтому львиную долю поставок мы делаем в Москву и первый свой шоу-рум открыли там, в Ростове шоу-рум появится до конца лета. Мы долго выбирали место для московского шоу-рума, в итоге остановились на бизнес-центре «Трехгорная мануфактура», это недалеко от «Москва-Сити». В этом центре для нас сошлись все необходимые компоненты: высокий трафик, престижное расположение, лофтовый интерьер.

N: — А вы предпочитаете демонстрировать ваши изделия именно в лофте? К.М.: — На фоне лофта натуральное дерево раскрывается, начинает играть. Но такие изделия подходят абсолютно под любой стиль, будь то прованс или скандинавское шале. Для любого интерьера это выигрышное решение, поскольку можно с помощью наших изделий оживить и наполнить интерьер самым что ни на есть эксклюзивом при минимальных затратах на остальную отделку. На этом, собственно, строится концепция продвижения WoodMood через дизайнеров интерьера. Они представляют своему заказчику дизайн-проект, рассчитанный на бюджет, что называется, без излишеств, и помещают туда нашу мебель, например большой стол, изготовленный из древесины поперечного распила, зеркала в деревянных рамах, — словом, то, что становится ярким визуальным центром интерьера.

N: — Кто ваши основные заказчики и какова география поставок? К.М.: — Много частных клиентов, причем самого разного достатка, цена на наши изделия начинается примерно от 30 тыс. рублей. Кафе, рестораны, магазины заказывают оформление интерьеров — это и мебель, и зеркала в оригинальном обрамлении. Оформили интерьер бутика Louis Vuitton в Москве. В последнее время активно заказывают нашу мебель рестораторы из Казахстана. Судя по всему, там сработало сарафанное радио — специальных усилий для этого мы не прилагали.

И.П.: — Среди частных клиентов есть знаменитости: миссис мира — 2014 Марина Алексейчик, дизайнер Алиса Рубан — в ее студии стоят два зеркала нашего производства. Недавно была доставка стола в Женеву. Но однажды отправляли стол в Читинский район, причем нужно было так подгадать время доставки, чтобы ударили первые морозы, тогда грунтовка замерзнет и в поселок к заказчику можно будет добраться.

N: — Как устроен ваш бизнес? К.М.: — Деревья заготавливаются в Адыгее, исключительно у официальных поставщиков в разрешенных местах. Они падают от старости или в результате воздействия стихии. Причем не могут быть сразу отправлены на распилку, некоторое время они должны находиться в условиях естественной влажности. Бывает, стволы успевают частично погрузиться в почву. Далее — сложная цепочка их доставки из горного леса на лесопильню. Чаще всего деревья приходится спускать с довольно крутых склонов на мощных квадроциклах. Сушки, на которых заготовки доводятся до нужного состояния, располагаются в Краснодарском крае.

N: — В Ростовской области нет сушек, которые вас устроили бы? К.М.: — Дело не в этом, сушки в Ростовской области есть, но с их владельцами очень сложно договориться. Им выгоднее брать на просушку сосновый брус и доски — цена та же, но срок значительно короче. В будущем мы, возможно, обустроим собственную сушку. Пока это нецелесообразно

И.П.: — Общий цикл нашего производства — от заготовки дерева до производства изделия — 4 месяца.

N: — Что далось труднее всего? И.П.: — Пожалуй, подбор персонала. Чтобы изготавливать по-настоящему красивые вещи из дерева, работнику мало владеть станком с компьютерным управлением, нужно гореть своим делом. На сегодняшний день мы наконец собрали команду единомышленников — все наши работники, так же как и мы сами, увлечены тем, что они делают.

К.М.: — Логистику пришлось налаживать методом проб и ошибок. Остановились на том, что нам спокойнее пользоваться услугами небольших фирм, нежели крупных транспортных компаний. Услуги крупных транспортников дешевле, но мы столкнулись с удручающей необязательностью, халатным отношением. Транспортные компании пользуются системой терминалов, на которых происходит перегрузка заказов с одних машин на другие, поскольку сборные доставки выгоднее. Это удлиняет срок. Но, главное, хрупкие грузы на терминалах часто повреждаются. Мы как раз готовимся судиться с такой транспортной компанией — один из лидеров на рынке, кстати, — из-за того что они буквально уничтожили наше изделие, стол за 60 тыс. рублей. Компания попросту решила не помещать его в твердую упаковку — специально сколоченный по размеру груза ящик. Но в случае заграничных поставок приходится все-таки прибегать к услугам крупных логистов.

N: — Во сколько обходится доставка вашим заказчикам? И.П.: — В Москву — в среднем около 3–5 тыс. рублей, в Женеву стол долетел за 15 тыс. рублей.

N: — Удалось ли подписать контракт на поставку изделий с крупными игроками этого рынка? К.М.: — Да, с производителем из Нижнего Новгорода. Он запускает линейку мебели со столешницами из натурального дерева. Небольшая пробная партия уже доставлена, скоро приступим к основным поставкам.

N: — Собираетесь расширяться? К.М.: — Если с нижегородской фабрикой дела пойдут хорошо, расширение неизбежно. Пока обдумываем возможность привлечения займа в НП «РРАПП». Возможно, обновим станки, сменим помещение для цеха.

N: — А банковские кредиты рассматриваете? К.М.: — Нет. Слишком высокий процент. К тому же требования зачастую малопонятны. Когда мы занимались строительством, у нас был счет в одном из крупнейших региональных банков. То есть банк видел наши обороты, видел, что дела у нас идут нормально. Но когда мы попросили кредит, нам почему-то отказали. 

Просмотров: 14127

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Новые компании
image
В Краснокутском сельском поселении, в 1 км от трассы М4 Дон (1001 км) в сторону Шахт компания Green Drive бывшего гендиректора АФК «Система» Андрея Дубовскова установила зарядную станцию для электромобилей. Она стала частью развиваемой компанией сети заправок вдоль трассы М4. До сих пор заправить электрокар на Дону можно было, например, в ростовском конгресс-отеле «Амакс» и еще нескольких точках донской столицы.
Новые компании
image
В ростовском ТРК «Горизонт» готовится к открытию ресторан Avobar, третий по счету в одноименной международной сети после заведений в Лондоне и Гонконге. Его основатели — Лиана Казарян и Артур Товмасян — бывшие ростовчане. Площадь заведения — 150 кв. м. Его меню основано на авокадо, средний чек составит около 950 рублей. Формат, придуманный бывшими ростовчанами, приобрел популярность в Лондоне, затем появился в Гонконге. Пандемия сместила акценты, и вместо следующей намеченной точки в США предприниматели в партнерстве с местным ресторатором Романом Панченко решили пойти в Россию, начав с Ростова.
Новые компании
image
С 20 октября на временную овощную ярмарку в старом аэропорту прекратили завозить новые продукты, а 1 ноября она и вовсе прекратит свое существование. После этого предприниматели продолжат работу на новых местах.
Новые компании
image
Ростовский предприниматель Олег Милушев развивает сеть коммерческих шахматных клубов «Наставник», в которых можно пройти профессиональную подготовку и поучаствовать в турнирах в необычных местах. Сейчас работают 6 клубов, до конца года планируется открыть еще 3–4. Сеть развивается на конкурентном рынке, где есть другие коммерческие клубы и множество муниципальных ДЮСШ и шахматных кружков. Один из необычных подходов предпринимателя — совмещение турниров и туризма.