г. Ростов-на-Дону
24 Февраля 2020 11:23:00

«Чудес нам ждать не приходится»

Управляющий директор ОАО «Энергосбыт Ростовэнерго» Сергей Афанасьев главной причиной кризиса неплатежей за электроэнергию в Таганроге считает бездействие местной власти в обеспечении домов приборами учета. Проблемная задолженность областных потребителей перед компанией составляет более 2,5 млрд руб.
«Чудес нам ждать не приходится»

Руководство ОАО «Энергосбыт Ростовэнерго» считает, что один из способов решения проблемы задолженности управляющих компаний многоквартирных домов — переход на прямые договоры с потребителями. Пока сбытовикам даже приходится отслеживать деятельность УК, чтобы «не дать им возможности передавать дома от одной компании к другой». Чтобы сэкономить на электроэнергии, в офисе «Энергосбыта Ростовэнерго» собираются заменять лампы накаливания энергосберегающими. N: — На какой стадии сейчас находится решение проблемы крупной задолженности таганрогских МУП — Водоканала и «Таганрогэнерго»?

С.А.: — 23 апреля мы начали ограничивать поставки электроэнергии для Водоканала — отключен один из четырех насосов, которые поднимают воду в город. Пока это привело лишь к снижению давления воды, и большая часть населения Таганрога этого не почувствовала: остальные насосы работают. Но это очередной сигнал руководству предприятия и города о том, что за электроэнергию нужно платить. Задолженность Водоканала на 1 апреля — 116 млн рублей. Несмотря на ряд поступивших платежей, чудес нам ждать не приходится, задолженность по-прежнему превышает 3 месяца.

Были ограничены поставки электроэнергии и для котельных МУП «Таганрогэнерго». Как и ожидалось, в котельных, запитанных от своих сетей, это муниципальное предприятие в нарушение закона отказалось ввести ограничения, и в настоящее время из 30 котельных отключены 6, что затрагивает вопросы горячего водоснабжения Западного, Промышленного и Центрального районов города. У МУП «Таганрогэнерго» на 1 апреля долг превышал 170 млн рублей, причем 110 млн рублей подтверждены решениями суда, у нас на руках имеются исполнительные листы. В судебном производстве находится дело о банкротстве предприятия.

N: — В Водоканале Таганрога говорят, что их задолженность обусловлена общероссийскими проблемами, которые требуют системного подхода, и пока Водоканал самостоятельно решить их не в состоянии: изношенные основные средства, на ремонт которых не хватает ресурсов, неплатежи...

С.А.: — Действительно, некоторые предприятия ЖКХ Ростовской области ушли в банкротство по этим причинам. Но есть и другой аспект проблемы. Большинство этих предприятий банкротились из-за того, что они неэффективно контролировали сбор своих денег. Возьмем, к примеру, ситуацию с новочеркасским Водоканалом — последним предприятием, в банкротстве которого мы участвовали как кредиторы. Управляющие компании города накопили перед ним гигантские долги. Они собирали деньги, но не перечисляли их ресурсникам, а перераспределяли одним им известным способом. Насколько мне известно, там сейчас заведено уголовное дело. Кроме того, эффективность предприятий ЖКХ напрямую связана с качеством работы муниципалитета. К примеру, после того как в Новочеркасске поменялся руководитель, там произошли рази­тельные перемены. Несмотря на первоначальный рост долгов Водоканала и его нахождение в процедуре банкротства, мы сейчас наблюдаем положительную динамику в работе этого предприятия. Мэр нашел рычаги и отстроил все так, что платежи пошли. В Новочеркасске представители муниципалитета принимали участие в собраниях жильцов и рекомендовали им переходить на прямые расчеты с Водоканалом. В итоге население стало платить напрямую, задолженность перестала расти, а сборы достигли 96–97%. С момента введения внешнего управления новочеркасский Водоканал даже показал небольшую прибыль.

Также, например, есть ростовский и волгодонский водоканалы, с которыми у нас вообще не возникает проблем.

В Таганроге из-за чего проблемы? За 3,5 года мы неоднократно слышали на совещаниях о том, что в городе самая низкая в области обеспеченность многоквартирных домов приборами учета. При этом не меняется ровным счетом ничего, хотя механизмы решения этой проблемы существуют: есть закон № 261-ФЗ, согласно которому до определенной даты эти приборы учета обязаны были поставить управляющие компании. Затем установка приборов учета становилась обязанностью сетевых организаций. Все эти процессы должны находиться под контролем городских властей, особенно если учесть возможность воздействия за неисполнение каждого этапа в виде административных штрафов.

N: — Скандальная история с шахтинским Водоканалом и холдингом «Дон ВК Юг» еще не закончилась? Их долги все еще висят на балансе «Энергосбыта»?

С.А.: — История продолжается. Сейчас идет суд над основателями этих компаний. В общей сложности 2 предприятия задолжали нам более 700 миллионов рублей, и эта задолженность еще остается. Сейчас идут процедуры банкротства с реализацией имущества и дебиторской задолженности. А вот украли они эти деньги или во всем виноваты, как они говорят, служба по тарифам и дырявые трубы — это суд решит.

N: — Какова общая задолженность перед «Энергосбытом» у всех предприятий ЖКХ области?

С.А.: — 1,3 млрд рублей. Это около 30% от общего размера задолженности. Потребители сферы ЖКХ самые проблемные на сегодняшний день наряду с управляющими компаниями, ТСЖ и садовыми товариществами. Задолженность этих потребителей — 1,35 млрд рублей. Т. е. общая доля проблемной задолженности — 60%.

N: — Какие меры воздействия вы используете для взыскания долгов?

С.А.: — Труднее описать, какие методы мы не используем: много совещаний проходит на уровне области и города. Так, сейчас в Ростове, например, работает целый штаб по задолженности УК. Мы ведем переписку, выставляем претензии, подаем исковые заявления в арбитражный суд, в правоохранительные органы. Попутно, когда мы начинаем заниматься УК, основываясь на опыте, мы отслеживаем их деятельность, чтобы не дать возможности передавать дома от одной компании к другой... Один из способов решения проблемы задолженности УК — переход на прямые договоры с потребителями.

За 2013–2014 гг. мы расторгли около 65 договоров с УК, сейчас Постановление Правительства РФ № 422 позволяет нам делать это в случае ненадлежащего исполнения и неоднократного нарушения контрагентом договора.

Обычно доля средств самой управляющей компании, которые она получает по статье «Содержание и ремонт жилищного фонда», составляет, я думаю, около 20% в общем объеме платежей жильцов, может быть даже меньше. Соответственно, если она недополучила 5–10% от общего объема платежей, ей нужно либо уменьшить свои расходы на содержание, либо не платить ресурсникам. Поэтому, на мой взгляд, на сегодняшний день иного пути, кроме перехода на прямые расчеты населения с ресурсоснабжающими организациями, просто нет. Посредник не заинтересован в том, чтобы добиваться 100-про­центного получения денег. Недавно мы были на российском форуме ЖКХ в Нижнем Новгороде — там все ресурсники получают свои деньги напрямую.

Для нас это, конечно, дополнительная нагрузка: во-первых, увеличиваются объемы обработки информации, кроме того, мы ведем активную работу с жалобами. Только на мое имя приходит около 100 обращений в месяц. Реагируя на увеличение количества обращений граждан, мы организовали колл-центр, создали специальный отдел по работе с населением.

N: — Оцените потери электроэнергии. Как они сегодня распределяются, кто за них платит?

C.А.: — Потери — это на самом деле расход электроэнергии на ее транспорт, который происходит в сетях. Полезный отпуск потребителю не совпадает с реальным объемом наших закупок на оптовом рынке энергии, разница заложена в тарифах сетевой компании, доставляющей энергию конечному потребителю, она ее и оплачивает. Этот механизм законодательно предусматривает для сетевой компании стимулы для сокращения потерь и передачи потребителям максимального количества электроэнергии. Тариф на покупку потерь утверждает РСТ. Для различных сетевых компаний есть согласованные нормативы потерь, поэтапное уменьшение которых стимулирует установку приборов учета, выявление несанкционированного потребления. Мы тоже заинтересованы в том, чтобы сверхнормативные потери сокращались, т. к. не получаем с них сбытовую надбавку в полном объеме.

Все вышесказанное относится к потерям в сетях крупных сетевых организаций, внутридомовые потери в многоквартирных домах — это отдельная сложная тема.

N: — Актуальна ли для вас проблема хищений? Оцените их объем.

С.А.: — Проблема хищений, конечно, продолжает быть актуальной. В основном речь идет о нехитрых способах «обмануть» домашний счетчик, чтобы снизить потребление. Но сейчас потребление дома отсчитывает счетчик на входе. Если в доме две квартиры и собственник одной потребил по испорченному счетчику за месяц 1 кВт/ч, а на самом деле — все 100 кВт/ч, то 99 кВт/ч будут распределены как ОДН (общедомовые нужды) между двумя квартирами пропорционально площади. Т. е. часть украденных киловаттов возвращается к недобросовестному гражданину в счетах на ОДН, а часть уходит к его соседу. Это нередкое явление: сегодня к нам приходит много запросов на эту тему, жители недовольны тем, что им начисляют очень большую плату за ОДН.

N: — А предприятия часто воруют?

С.А.: — Хищений в крупных масштабах со стороны предприятий практически не существует, поскольку санкции сегодня очень суровы: если предприятие подключилось без договора, сетевая компания начисляет потребление либо по максимальной мощности устройств, либо по сечению провода, что в десятки раз превосходит реальные объемы потребления. Никакое нормальное предприятие на такой риск не пойдет.

N: — Какую долю рынка сегодня занимает «Энергосбыт Ростовэнерго»?

С.А.: — Около 85% энергопотребления области.

N: — Стоит ли сегодня перед вами задача увеличения доли рынка? Приходится ли вам бороться за клиентов?

С.А.: — Задача такая, безусловно, есть, как у любой развивающейся организации. Прирост в основном осуществляется за счет роста населения области и увеличения количества юрлиц. В последние годы в область пришло несколько крупных потребителей, например завод по производству стекла «Гардиан». Безусловно, существует конкурентная борьба с независимыми энергосбытовыми компаниями, которые предлагают крупным потребителям небольшие скидки. Но у нас есть существенные преимущества: мы стабильны, прозрачны, жестко регламентированы — нас контролируют прокуратура, РСТ РО и ФАС. «Энергосбыт Ростовэнерго» — «якорный» гарантирующий поставщик электроэнергии в отличие от других альтернативных поставщиков. Яркий пример — банкротство и лишение статуса субъекта рынка независимой энерго­сбытовой компании, которая долго снабжала ростовский Водоканал.

N: — По вашим наблюдениям, в каких районах сейчас активнее растет потребление электроэнергии и за счет чего?

С.А.: — Мы видим, что активно развиваются две промышленные площадки — Новоалександровская и Красносулинская промзоны.

N: — Часто ли ваши клиенты уходят на самообеспечение, строя собственные генерирующие мощности?

С.А.: — Это явление нельзя назвать массовым, но такие факты есть: «Балтика Ростов» и маслоэкстракционный завод «Астон» в Миллерово имеют свою генерацию. Но, на мой взгляд, стоимость такой электроэнергии в перспективе дороже той, что поставляем мы. Идея альтернативной энергии может быть эффективной на маслозаводе, который использует в качестве топлива отходы собственного производства. В противном случае для малой генерации используется газ, цена на который у нас растет темпами, опережающими инфляцию. В конечном итоге, учитывая все затраты на оплату кредитов, амортизацию, не уверен, выгодно ли строительство собственной генерации. Не вижу там гигантской экономии и окупаемости в сколько-нибудь приемлемые сроки. Впрочем, собственникам виднее. Возможно, им кажется, что таким образом они смогут лучше прог­нозировать затраты и застрахуются от изменений в законодательстве.

N: — Какие способы экономии электро­энергии сейчас наиболее востребованы?

С.А.: — В муниципалитетах это установка светодиодного уличного освещения, на предприятиях ЖКХ — установка систем управления двигателями насосов, которые качают воду. Конечно же, это и покупка энергосберегающего оборудования. Сейчас мы у себя в головном офисе собираемся заменять лампы накаливания энергосберегающими — мы недавно переехали, еще не успели этого сделать.

N: — Какие основные изменения ожидают потребителей электроэнергии в ближайшие год-два?

С.А.: — Я не предвижу каких-то серьезных перемен, но если вы спросите у меня, какие бы я хотел ввести изменения, охотно расскажу. В 2012 году на оптовом рынке электроэнергии была введена система финансовых гарантий: если покупатель дважды просрочил платеж, он должен предоставить финансовую гарантию на 70% объема закупки в следующем месяце. «Энергосбыт Ростовэнерго» ни разу эту гарантию не давал, т. к. мы свои обязательства выполняем, несмотря на 60-процентный объем проблемной задолженности. Сегодня у нас есть так называемые неотключаемые потребители: тот же таганрогский Водоканал имеет аварийную бронь, ниже которой отключать электроэнергию нельзя. Нельзя отключать котельные, которые поставляют тепло зимой, больницы, опасные производства. Для таких потребителей должна быть введена такая же система финансовых гарантий, как на оптовом рынке электроэнергии. Обсуждение этого вопроса сегодня идет как в нашем профессиональном сообществе, так и на уровне Мин­энерго РФ, Правительства РФ. Как мне кажется, эта мера рано или поздно будет введена.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Скандалы, ЧП
30 января в Зернограде простились с трагически погибшими депутатом Законодательного Собрания Ростовской области Андреем Васильевичем Алабушевым и его супругой Ольгой Ивановной Алабушевой. Церемония прощания прошла в аграрном научном центре «Донской», которым долгие годы руководил Андрей Алабушев.
Скандалы, ЧП
Ростовский областной суд по сути освободил из-под домашнего ареста бывшего заместителя губернатора по ЖКХ Сергея Сидаша, отклонив апелляцию прокуратуры на решение Ленинского суда. Этот суд Ростова на прошлой неделе отказался также продлить домашний арест экс-министра строительства Ростовской области Николая Безуглова.
Скандалы, ЧП
Ленинский районный суд Ростова назначил меру пресечения в виде домашнего ареста на 2 месяца главе управления по информационному сопровождению и взаимодействию со СМИ городской администрации Марии Давыдовой, ее подозревают в превышении должностных полномочий.
Скандалы, ЧП
image
Череда возбуждения уголовных дел, задержаний и арестов чиновников началась в области в феврале. Помимо масштабности она необычна тем, что общество далеко не ко всем действиям силовиков отнеслось с пониманием и одобрением. Много споров вызвали аресты архитекторов, не было единства в реакции на арест министра здравоохранения Татьяны Быковской. Задержание главы пресс-службы мэрии Марии Давыдовой вызвало открытое недоумение у большинства. Два уже состоявшихся судебных решения — с итоговыми штрафами в 50 и 100 тыс. рублей, выглядят как откровенный фарс.