Сегодня 21 октября 2019 года

Погода в Ростове +10°


08.10.2019 03:53

«Нормальный мэр берет валютой и «майбахами», и только я — спортивными площадками для школ»

Татьяна Дудник
«Город N» №39 (1347), 8 октября 2019

«Нормальный мэр берет валютой и «майбахами», и только я — спортивными площадками для школ»

Бывший мэр Шахт Денис Станиславов, отсидевший семь месяцев в СИЗО, признанный судом невиновным по первому эпизоду уголовного дела и наказанный штрафом по второму, поделился с N своими мыслями о причинах интереса правоохранителей к главам муниципалитетов, архитекторам и строителям.

Денис Станиславов считает себя полностью невиновным, поэтому обжалует обвинительный вердикт Шахтинского городского суда по второму эпизоду уголовного дела. По его мнению, массовые возбуждения уголовных дел в отношении мэров, архитекторов и строителей объясняются указкой сверху, попыткой создать видимость решения проблемы обманутых дольщиков. Испытания последних месяцев заставили Дениса Станиславова пересмотреть свои политические взгляды, которыми он теперь делится с общественностью на своей страничке в «Инстаграме».

N: — Недавно Шахтинский городской суд закончил рассматривать дело в отношении вас. Каковы в целом впечатления от судебного процесса?

Д.С.: — От судебного процесса — нормальные. Судьи — это единственный институт, который еще не утратил своего профессионализма, но, к сожалению, тоже является одним из звеньев вертикали власти. На мой взгляд, решение для меня было неплохое, могло быть и хуже, потому что эта вертикаль власти сильно влияет на толкование норм права. Вместе с тем у суда хватило мужества, здравого смысла и порядочности оправдать меня по первому, абсолютно надуманному, эпизоду, а по второму — смягчить тот вред, который мне был причинен, ограничившись 100 тыс. рублей штрафа. Я уже подал на апелляцию, надеюсь, она расставит все точки над i.

N: — То есть вы отрицаете все обвинения?

Д.С.: — Первый эпизод касается предоставления земельного участка, якобы с нарушениями. В тот день, когда мне инкриминировали это обвинение, забрали несколько десятков человек. Основная задача была склонить их к даче признательных показаний: «Признавайте вину и пойдете под домашний арест, а потом суд назначит условное наказание либо штраф. И нам хорошо — мы показали федеральному центру, как здорово мы работаем, и вам неплохо — не будете сидеть в СИЗО полгода, год». А ведь есть прецеденты, когда сидят и по 3 года — фантазия российских правоохранителей безгранична. Большинство согласилось, а я нет.

N: — О каких людях вы сейчас говорите?

Д.С.: — Это архитекторы, строители, работники муниципалитетов, которых забирали по всей области. 12 февраля этого года на стадионе «Ростов Арена» собрали Росгвардию, безопасников, следствие и волевым решением прокуратуры дали задание «очистить область от коррупционеров». В этот день забрали много людей. Многие арестованные согласились подписать показания. Я отказался, поскольку считаю себя абсолютно правым. Думаю, меня уже собирались отпускать, но потом, через четыре месяца, возник второй эпизод с неким коммерсантом, которого я якобы заставил поставить постаменты для двух памятников. Раньше он это делал по доброй воле, а через 5 лет вспомнил, что я его заставил.

N: — Как вы для себя объясняете: почему 12 февраля, почему в Ростовской области?

Д.С.: — Это мое сугубо личное объяснение. В стране есть страшная проблема обманутых дольщиков, да и вообще проблема с экономикой — все, кроме военной промышленности и науки, с ней связанной, находится в ступоре и загоне. В том числе и строительный сектор, куда государство активно вмешивается. А Ростовская область по обманутым дольщикам — впереди планеты всей. На мой взгляд, это произошло в связи с отсутствием какой-либо системной работы в данной сфере. В Минстрое много людей, удобных руководству, но нет ни специалистов, ни системы управления, ни полномочий, ни должного финансирования, ни механизмов принятия решений.

Возможно, это был самостоятельный прокурорский почин, а возможно, им это было доведено из федерального центра. Если государство что-то упускает, оно сначала пытается исправить ситуацию путем бессистемного принятия разрозненных нормативных актов, которые предлагаются разными людьми, только не специалистами. Это было сделано: закон о долевом участии, создание СРО, попытки привлечь банки — ничто не сработало. Дальше государство пошло по проверенному пути — укрупнить сферу и полностью ее усложнить, но предварительно наказать «виновных», чтобы людям было видно, что государство работает. Были выбраны фамилии архитекторов, глав, замов глав, строителей. Я не говорю, что все невиновны, но для меня очевидно, что вместо доказывания была выбрана простая тактика запугивания.

N: — Странно, что архитекторов обвиняли в том, что строительство домов не было завершено, хотя они только выдают разрешения на строительство.

Д.С.: — В любом случае архитектор ближе к обманутым дольщикам, чем директор трамвайно-троллейбусного депо. А я подходил на роль обвиняемого очень здорово. Я был мэром, когда в Шахтах работал строитель, у которого было большинство обманутых дольщиков. Второе — я сам строитель, моими компаниями были построены десятки домов, многие сдавались с задержками. Люди нервничали, связывали эти задержки с моей фамилией, хотя я давно ушел из строительства. И третье — я сам ушел с поста мэра. В стране, где социальная ответственность требует от человека умереть от старости на собственной инаугурации, это особенно подозрительно. Обычно держатся за должность до поросячьего визга, от стула отрывать приходится. Считается, что не может человек сам уйти с такой прекрасной должности.

N: — И почему вы ушли с такой прекрасной должности?

Д.С.: — Во-первых, я понял, что уже ничего не могу сделать, потому что у меня обязанностей все больше, а механизмов реализации, то есть финансирования и полномочий, все меньше. Это проблема всего местного самоуправления. Во-вторых, было принято решение, что мэров не избирают, а назначают. Например, если мне раньше звонил министр образования и говорил: «Денис Иванович, дети плохо сдают ЕГЭ, надо усилить за ними контроль». Я ей отвечал: «Дорогой мой министр, запугивать детей мы не будем. Пусть лучше Москва будет недовольна, но ставить наряды с собаками я не дам». Теперь же, если главе поступает такой звонок, он обморочно бежит и сам вместо собаки начинает бросаться на детей, потому что министр образования сидит в комиссии, которая назначает мэра. Раньше мэр отчитывался перед населением, теперь только перед губернатором. Раньше мэры были зависимы от губернатора лишь финансово, потом исчезла даже формальная возможность сказать, что ты независимый.

N: — Когда вы шли в мэры, вашу кандидатуру тоже поддерживал губернатор.

Д.С.: — Меня губернатор поддерживал, а сейчас назначает. Кстати, в то время я был убежден, что мэров надо назначать. Я был поклонником вертикали власти, яростным ее проводником. Я считал, что эта вертикаль для России спасительна, что это панацея от хаоса, она нас приведет к победе, правда непонятно над чем.

N: — Вы были членом «Единой России»?

Д.С.: — Более того, я и сейчас им остаюсь, если, конечно, от меня не отказались на закрытом пленуме. Теперь я уверен, что главу надо только выбирать. Пусть люди десять раз ошибутся, но на одиннадцатый раз выберут достойного. Пусть через конфликты, нарушения, но все это страна перерастет. Проблема в том, что мы не даем системе вырасти. С муниципальной властью должно быть, как с английским газоном, который надо просто сеять и стричь, и так 100 лет. Мы должны научиться выбирать.

N: — На пост мэра вас выдвигал губернатор, вы член «Единой России», происходите из влиятельной семьи, то есть не последний человек в этой вертикали, и при всем этом вас постигли такие испытания. В какой-то момент вертикаль раздваивается?

Д.С.: — У нас не вертикаль, у нас восточная деспотия. Знаете, чем она отличается от европейской монархии? Монарх договаривается со своими вассалами, и управление строится на этих договорах, а в восточной деспотии есть один человек — он хороший государственник, правильный патриот, толковый менеджер или богом данный солнцесиятельный владыка (все зависит от времени), а остальные — холопы. При Иване Грозном были Васьки, Петьки, независимо от того, был ли человек столбовым дворянином, боярином или смердом.

N: — Когда вы поменяли свои взгляды на политическое устройство в стране?

Д.С.: — Это начало закладываться в голову еще за год-два до февральского инцидента. Я стал смотреть и анализировать, как умирают малые предприятия, как мы ссоримся со всем миром, святую патриотическую идею превращаем в жупел, которым размахиваем на каждом углу, превращаемся в квасных черносотенцев. Но это складывается по крупицам. Например, еще до Майдана едешь через границу с Украиной, подходит таможенник и спрашивает: «Ну что, хлопцы, хохлов нет? Ну, проезжайте». А если в машине сидят украинцы, они их начинают «кошмарить» по полной программе. А кризис? На улицах все больше появляется вывесок: «Сдается в аренду», а нам рассказывают, что все хорошо. Когда я начал смотреть по сторонам, начал это осознавать. Сейчас все ближе и ближе подхожу к мысли, что ничего нельзя построить только сверху. Надо все делать сообща. Сейчас мир ускорился, изменился, один человек ничего не может сделать. С недавних пор я начал излагать свои мысли на эти темы на своей страничке в «Инстаграме»: @denis_stanislavov.

N: — Почему до сих пор остаетесь в «Единой России»?

Д.С.: — А чем виновата «Единая Россия», что ее сейчас задвинули и создали такой имидж? Какая партия существенно от нее отличается? «Единая Россия» — наиболее порядочная из тех партий, что есть, по крайней мере не предает свои идеалы. Да, они говорят: «Мы партия власти, мы вертикаль». Но они же не делают популистских шагов, как, например, коммунисты: «Мы этот бюджет поддерживаем, но голосовать за него не будем, потому что мы коммунисты». В других партиях вообще не найти человека в руководящих органах, который бы не поменял 2-3 партии. И вообще, что-то я не видел на субботниках никого, кроме членов «Единой России». Безусловно, партия власти поддерживает все, что спускает лидер. Но все люди, которые мало-мальски могут что-то сделать, сосредоточены в этой партии. Все партии так или иначе поддерживают власть, у каждого в этом есть своя роль. Балаганчик-то один.

N: — Давайте вернемся к судебному процессу. По первому эпизоду суд вас полностью оправдал. То есть это обычная практика, что постановления главы города находятся на грани закона и следователи в любой момент могут завести уголовное дело?

Д.С.: — Участок превышает площадь объекта недвижимости на нем и предоставлен без торгов. За это я якобы требовал от потерпевшего установить спортивную площадку. Нормальный мэр берет валютой и «майбахами», и только я — спортивными площадками для школ.

Если серьезно, то таких случаев предоставления участков без торгов за годы моей работы было более 50. Например, старый детсад выкупили и приватизировали, оформили в собственность, сформировали земельный участок на праве аренды. Потом недвижимость продают, стороны сделки подают в МФЦ пакет документов. Все это проходит круг согласований в комитете по имуществу, возвращается в администрацию на подпись мэру. Мэр ведь не изучает эти бумаги. Каждое утро я подписывал 10-20 постановлений. Потом прокуратура посмотрела эти бумаги и решила, что надо было бы провести торги. Хотя ни в Правилах землепользования и застройки, ни в Земельном кодексе этого не говорится. Наоборот, если бы я приказал провести торги, это и было бы превышением полномочий. До того момента, как было возбуждено уголовное дело, я не знал, что это «на грани».

Обычно следственные органы идут с возбужденными делами в суд, предлагают взять человека под стражу, а их спрашивают: «На основании чего?» А вот когда следственные органы поддерживаются на высоком уровне, зовут судью, прокурора, следователя и говорят, что им делать, — это страшно…

N: — В отечественной судебной системе оправдательные приговоры крайне редкое явление. На ваш взгляд, за счет чего удалось его добиться? Это мастерство адвокатов или что-то еще?

Д.С.: — Это молитвы близких, профессионализм судьи и несостоятельность обвинения.

N: — По второму эпизоду (о принуждении местного предпринимателя за свой счет установить в городе постаменты для памятников) вас все-таки признали виновным и назначили штраф. Поясните, пожалуйста, в чем там состоял конфликт?

Д.С.: — Статья 286 часть 2 о превышении должностных полномочий, которую мне вменяли, предполагает наличие ущерба. А в случае с земельным участком никому ущерба не было причинено. Поэтому нашли предпринимателя, который на тот момент уже находился в тюрьме 3,5 года за мошенничество, и он «вспомнил», что я когда-то поручал сделать ему эти памятники. Хотя я никогда в жизни таких поручений никому не давал. Он действительно делал эти памятники, они стоили 40-50 тыс. рублей, а он сказал, что они стоили 500 тыс. Таким образом появилась сумма ущерба. Хотя оценку не делали, никаких подтверждающих эту сумму документов нет. Но появился ущерб, и это дало зацепку, чтобы хотя бы по второму эпизоду был обвинительный приговор.

N: — Вы только что говорили о профессионализме судьи, почему же вас признали виновным?

Д.С.: — Не забывайте, что все-таки судья — человек системы, той самой вертикали власти, которую ваш покорный слуга так вдохновенно строил на протяжении 5 лет и о которую сам споткнулся. Судья сделал максимум, чтобы восторжествовала справедливость.

N: — Очередные тяжбы не самое приятное в этой жизни. Почему решились на апелляцию?

Д.С.: — Потому что я считаю себя невиновным. Я же должен открыто смотреть в глаза своим детям. Если не подавать на апелляцию, зачем тогда был весь этот цирк с нахождением под стражей? Можно было признать вину, пойти под домашний арест и через 2 месяца, как говаривал Глеб Жеглов, «лететь домой белым лебедем».

N: — Будете потом подавать в суд на следственные органы?

Д.С.: — Подавать на следственные органы я не буду. Я сроду ни на кого в суд не подавал и жалоб не писал. На компенсацию отсиженного — да, на расходы на адвоката — да. Лучше отдать эти деньги детям, чем они пойдут на новые ракеты для сирийцев.

N: — Насколько тяжело вам было находиться в СИЗО?

Д.С.: — Там собраны отличные люди, их там все больше и больше. Я это говорю со всей ответственностью. Нормально там, просто надо принимать правила и по ним жить. Если кто-то все время повторяет, что скоро пойдет домой, этого не будет. Придется научиться жить в этом общежитии, и тогда поймешь, что там не так и страшно: есть люди, смех, дружба, которая может завязаться там на всю жизнь. И это не зависит от того, какая статья у человека. Я там встретился с огромным количеством порядочных, светлых людей, которым никогда не постесняюсь подать руку.

N: — Какие планы на будущее? Какая сфера вам интересна?

Д.С.: — Буду продолжать заниматься ресторанным бизнесом. До того как это случилось, мы собирались заходить в Москву с проектом «Шамайка хаус» — популярный пивной ресторан с непринужденной атмосферой и низкими ценами. Мы уже договорились с коллегами, но увы. Думаю, на будущий год это сделаем. Кроме того, планируем открытие еще одного ресторана в Ростове, пока не стану говорить, какой кухни, ну и развивать рыбный ресторан «Твою рыбку».


Теги: бывший мэр Шахт Денис Станиславов, уголовные дела в отношении мэров, архитекторов и строителей, коррупция, дольщики, закон о долевом участии

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

1 комментарий
3201 просмотр


Для добавления комментария необходимо авторизоваться

СПРАВКА

Денис Станиславов

Денис Иванович Станиславов родился 6 февраля 1974 года в Ростове. Окончил юридический факультет РГУ в 1996 году. Работал в юридических консультациях, в РГУ на кафедре «Муниципальное право и управление», менеджером и руководителем нескольких строительных компаний, включая «Ростовгорстрой», «ПИК». Был депутатом, зампредседателя бюджетного комитета Заксобрания Ростовской области. С 2011 по 2015 годы — мэр Шахт. В настоящее время занимается ресторанным бизнесом.

Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2018 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 261/81, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин