г. Ростов-на-Дону
05 августа 2021 13:38:47

Чужой протест

О том, почему митинги протеста перестали находить отклик в провинции, рассуждает Денис Гуцко, писатель, лауреат премии «Русский Букер»
Чужой протест

«Марш миллионов», состоявшийся 15 сентября, в сравнении с прошлогодними митингами протеста собрал заметно меньше народа, который к тому же разошелся по домам быстрее, чем в холодном декабре. Прокремлевские комментаторы полны сарказма и полагают, что «протест выдыхается». Недовольные, напротив, уверены, что «осенние протесты еще не вошли в силу». Дело, разумеется, не в арифметике столичного протеста: в конце концов, 50 тысяч в Москве вместо ожидавшихся 100 — тоже много. Но то, как выглядел «Марш миллионов» в провинции — к примеру, в Ростове, — действительно убеждает в спаде оппозиционных настроений в масштабе страны.

В декабре 2011 года в миллионном Ростове митинг «За честные выборы», который на самом деле был встречей депутата от КПРФ Владимира Бессонова с избирателями и к которому коммунисты великодушно позволили примкнуть остальным недовольным, собрал в общей сложности тысячи полторы. Для политически индифферентного Ростова цифра внушительная. Годом ранее «Русский марш», прошедший после убийства студента Максима Сычева его кавказским однокурсником, собрал народа примерно в два раза больше. Декабрьский митинг на Театральной площади состоялся с нескрываемой оглядкой на Москву, призывавшую активистов «выйти и заявить о своем несогласии с подтасовками на думских выборах».

От белоленточников, которых я наблюдал на этом митинге, осталось двоякое впечатление. С одной стороны, они выглядели растерянными на краснознаменном митинге, где их взгляды — взгляды умеренной, далекой от коммунистического радикализма и революционных требований публики — не представлял практически ни один оратор. С другой стороны, многие все-таки были настроены оптимистично относительно перспектив протестного движения в регионе и высказывались в том смысле, что «это только начало».

Прошло совсем немного времени, и из обывателей, выходивших на Театральную площадь, на «Марш миллионов» в Ростове не вышел никто. Официальная версия ростовских оппозиционеров, объясняющая то, почему не было марша: мэрия Ростова дважды отказала заявителям митинга и шествия и предложила пересмотреть время проведения акций, и оргкомитет принял решение провести на центральных улицах города серию одиночных пикетов.

В итоге полицейские задержали четверых, в том числе случайного прохожего 74 лет Анатолия Закурдаева, которого полицейский попросил подержать плакат пикетчицы Елены Белан, чтобы та могла расписаться под предупреждением о недопустимости нарушения закона. По словам Елены Белан, как только прохожий подошел и принял у нее плакат, полицейские их сфотографировали и сообщили, что, поскольку их двое, это уже не разрешенный законом одиночный пикет, а митинг. Дело Анатолия Закурдаева уже рассмотрено, ему присужден штраф в размере 20 тысяч рублей, дела остальных задержанных начнут рассматривать на этой неделе.

И это, собственно, все. Весь «Марш миллионов» по-ростовски.

Полагаю, нестоличная Россия, потянувшаяся было к протестному движению на волне возмущения подтасовками на последних думских выборах, отказывается от дальнейшего в нем участия неспроста.

Об отсутствии у «внесистемной» оппозиции развернутой программы действий и политической программы не отписался только ленивый. Разумеется, это не поднимает рейтинг оппозиционеров.

На мой взгляд, существенной причиной снижения протестной активности в провинции стало то, как развивался протест после многолюдных декабрьских митингов. «Креативный класс» наглядно продемонстрировал обывателю, насколько тот неуместен в его разборках с путинской властью.

Уверен, крайне неосмотрительной и провальной для экспансии оппозиционных настроений в обществе была безоглядная поддержка большинством оппозиционеров акции Pussy Riot. Отвязная панк-троица стала иконой оппозиционного движения, что, вне всякого сомнения, оттолкнуло от протеста миллионы тех, кто отказался распознать в этих танцах нечто большее, чем глупость и хамство.

Протест чем дальше, тем определеннее превращается в способ жизни не по лжи для «креативного класса» и примкнувших к нему представителей субкультур.

По непонятным причинам геи и лесбиянки ходят на оппозиционные митинги под собственными знаменами. Целующиеся дяденьки в рядах оппозиционных колонн отсекают еще одну порцию потенциальных участников протестных маршей и гуляний.

С декабря прошлого года, когда по всей стране — впервые в жизни — на митинги выходили тысячи людей, далеких от политики, протест успел превратиться в тусовку столичного авангарда. Авангард, похоже, ничуть не заинтересован во всероссийской массовости процесса. А провинция разглядела в нем столько чрезмерного и неприемлемого, что решила не влезать в чужую драку.

Денис Гуцко, писатель, лауреат премии «Русский Букер»

Просмотров: 1373

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Партии и движения
image
Депутат Госдумы, глава регионального отделения партии «Справедливая Россия — Патриоты — За правду» Михаил Емельянов по-прежнему не исключает, что за избрание в Думу на территории области может побороться писатель Захар Прилепин или другой федеральный политик.
Партии и движения
image
Во всероссийском конкурсе «Марафон идей» приняло участие 65 регионов, организатором марафона социальных проектов выступила партия «Новые люди». От Ростовской области на конкурс было отправлено 204 заявки, победителями стали сразу два проекта — «Социальный контейнер» и «Во славу отчизне», они получат по 150 тысяч на реализацию каждый.
Партии и движения
image
Глава Донского союза молодежи и регионального отделения Российских студенческих отрядов, преподаватель РГЭУ (РИНХ) Дмитрий Кротов заявил о планах баллотироваться в Государственную Думу VIII созыва.
Партии и движения
image
Координатор Ростовского штаба Алексея Навального Ксения Середкина, выйдя на свободу после 11 суток административного ареста рассказала N о ближайших планах. Она считает, что силовые структуры во время акций в поддержку Навального, «не делали ничего сверхъестественного». По ее словам, даже попыток согласовать первое выступление не было, потому что, «некогда было выдерживать установленные сроки согласований». Координатор штаба сообщила, что подростков не призывали приходить на акцию, публично объясняли, какими могут быть последствия в случае задержаний, но не считали себя вправе запрещать кому-то протестовать.