г. Ростов-на-Дону
28 января 2022 09:19:25

«Вклад Татьяны Николаевны — первый, неоценимый, самый долгосрочный и многогранный»

Молодые супруги ученые— экономисты Василий и Татьяна Высоковы, основатели крупнейшего на юге России частного банка «Центр-инвест», начинали бизнес с разработки программ приватизации для предприятий. Вывести банк на лидирующие позиции, считает Василий Высоков, помог выход на международный уровень.
«Вклад Татьяны Николаевны — первый, неоценимый, самый долгосрочный и многогранный» Василий Высоков

Василий Высоков N: — Василий Василевич, в 1990 году ректор РИНХа Владимир Золотарев, поручил вам, тогда еще кандидату экономических наук, возглавить Центр экономического содействия переходу к рынку (ЦЭС) при Ростовском областном Совете народных депутатов. Потом был создан Южно-Российский центр приватизации (ЮРЦП), который тесно работал с ЦЭС. ЮРЦП был, помнится, организован в рамках программы технической помощи ЕЭС странам СНГ, занимался прединвестиционной подготовкой предприятий. Какие предприятия из тех, кому вы тогда помогали привлечь инвесторов, оказались наиболее успешными и почему? В.В.: — Первый план приватизации на Дону был подготовлен ЦЭС для ОАО «Донской табак». На основании этого опыта были составлены рекомендации по корпоративному управлению для всей России. Инвестиции — это не прямой результат консалтинга, это среда, которую надо было подготовить для инвестиций. Из предприятий, которые привлекли инвестиции, можно назвать НЭВЗ, ОАО «Ростовэнерго», ОАО «Ростовэлектросвязь». N: — Как появился банк? В.В.: — Созданный в ЦЭС программный продукт по разработке «Плана приватизации» купили более 300 предпринимателей юга России, часть из них потом и учредили банк «Центр-инвест». Создать банк для приватизированных предприятий предложила Татьяна Высокова во время очередного мозгового штурма, который мы проводили с игротехниками «Программы перехода к рынку». N: — Большая была команда игротехников? В.В.: — Примерно 40 человек. Специалистов по рыночной экономике тогда еще не было. Я собрал команду из молодых преподавателей, рассказал им, что и как нужно делать. Игры, которые мы проводили, позволили нам получить и материальную, и интеллектуальную отдачу. Через наши семинары по рыночной экономике прошло тогда большинство местных депутатов, и мы заработали приличный авторитет. Когда началась приватизация, мы написали книгу «Приватизация шаг за шагом». По этой книге учился Чубайс. Но больше всего я горжусь созданием программного продукта, который позволял на основе баланса предприятия определять его приватизационную стоимость. В то время действовало постановление, которое требовало для приватизации провести инвентаризацию. Надо объяснять, что если бы это был единственный путь оценки стоимости предприятий, то приватизации в России не было бы? N: — Одними из первых акционеров банка были такие крупные компании, как «Ростовэнерго» и «Ростовэлектросвязь». Чем удалось их привлечь? В.В.: — У них была сеть подразделений, и мы сделали для них уникальный продукт «банк в банке», фактически казначейство, которое позволило им серьезно повысить качество финансового управления, снизив потребность в кредитовании на треть. N: — Одним из драйверов развития банка в 1990-е годы стала вексельная программа, инициатором и вдохновителем которой была, кажется, ваша супруга. Она, кстати, стала первой россиянкой, которую ЕБРР наградил премией Women in Business Awards. Что вы можете сказать о ее вкладе в развитие банка? В.В.: — Вклад Татьяны Николаевны — первый, неоценимый, самый долгосрочный и многогранный. Ее выступление на вручении награды директора ростовских предприятий читали вслух на планерках, потому что она точно сформулировала секрет успеха женщины в бизнесе — Любовь. Зал аплодировал стоя. Предложение феминисток поужинать с ними было отклонено очень изящно: «Простите, у меня уже запланирован романтический вечер с мужем». N: — ЕБРР был вашим первым зарубежным акционером. Что предшествовало его появлению? В.В.: — В 2002 году мы получили первый зарубежный кредит от Международной финансовой корпорации. В залог предоставили наше здание, которое оценили в 2 млн долларов. В ходе переговоров я обронил фразу: «Эх! Такое здание за 2 миллиона!» И тут же в ответ услышал: «А вы что, разве не собираетесь возвращать кредит?» Мы вернули тот кредит вовремя. В 2004 году в наш капитал вошел Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), и банк получил международный статус. С тех пор мы получаем зарубежное финансирование без всяких залогов, как это принято на мировом рынке. N: — После этого в капитал банка стали заходить другие иностранные инвесторы, в частности появился американский инвестфонд Firebird Investment Fund, один из совладельцев которого Харви Савикин, давний энтузиаст инвестиций в Россию. Как вы познакомились? В.В.: — Такие фонды тщательно мониторят рынок. Они сами вышли на связь и, как большинство входящих в капитал акционеров, приняли участие в допэмиссии акций. Йэн Хейг, партнер Харви, был в Ростове и даже подготовил публикацию о нас в журнале The Banker как о своей инвестиции. С Харви мы встречались в Москве, не раз пересекались на разных банковских конгрессах. N: — Судьба свела вас с Анатолием Чубайсом в 1988 году во время стажировки в Будапештском экономическом университете. Потом в 1990-х он, кажется, предлагал вам работу в Госкомимуществе, но вы отказались. Вы остро отреагировали в 1996 году на его отставку с поста вице-премьера российского правительства, написав в статье для «Города N»: «С уходом Чубайса завершена эпоха рыночного романтизма российских реформ. Мы вновь вернулись к государственному капитализму». Почему была такая реакция? В.В.: — Экономика развивается по правилам, которые утверждает власть. Современные правила — это гремучая смесь из переводов учебников МВА и конспектов университетов марксизма-ленинизма. Про государственный капитализм — это из конспектов. За каждым чиновником сегодня стоит ИП, ООО, АО. N: — Банк сталкивался с рейдерами? В.В.: — Ваша газета — это своего рода летопись «инвестопильности» донского бизнеса. В том числе того, как этот бизнес пилили. Попыток рейдерства было много. Если ты не перескочил вовремя на международный уровень, то дальше тебя начинают съедать на национальном рынке. И еще, если ты ведешь бизнес легально, то рейдеру очень тяжело тебя за что-то ухватить.

Просмотров: 43253

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Клуб N
image
Гендиректор ООО «Конгресс-отель “Дон-Плаза”» Андрей Демишин считает, что благодаря появлению большого числа отелей через 10-15 лет Ростов станет более привлекательным для туристов и проведения крупных бизнес-мероприятий. Их интерес к путешествиям и локальным брендам будет расти.
Клуб N
image
Профессор Александр Бояринов, заведующий кафедрой градостроительства ААИ ЮФУ, в прошлом главный архитектор Ростовской области, считает, что Ростову не стоит замыкаться в поддержании архитектурного «исторического стиля». Эклектика может стать его украшением.
Клуб N
image
Станислав Затонский, директор по маркетингу сети пекарен «КЕКС», а также проектов Shalom Shalom, «Ваха Лавка» и Paparazzii, полагает, что ресторанный бизнес продолжит дрейф в сторону нишевых заведений с интерактивом, популярными шефами и собственной доставкой.
Клуб N
image
Константин Бабкин, совладелец холдинга «Новое Содружество», в который входит ГК «Ростсельмаш», считает, что с технологической точки зрения в России есть все для того, чтобы доходы в АПК существенно выросли. Через 10 лет «РСМ» может занять до 80% рынка сельхозтехники в России, треть своей продукции будет поставлять на экспорт, при этом будет двигаться в сторону производства не только сельхозтехники, но и техники для строительно-дорожной отрасли и лесного хозяйства. Собеседник N скептически относится к разговорам о том, что электромобили спасут мир.