г. Ростов-на-Дону
23 сентября 2020 10:31:00

«При возведении объектов к чемпионату мира по футболу без нашего стекла не обойдется»

Генеральный директор ООО «Гардиан Стекло Ростов» Иштван Багди рассчитывает, что энергоэффективное и солнцезащитное стекло, выпуск которого предприятие начало в сентябре, заинтересует строителей объектов к чемпионату мира по футболу 2018 года.
«При возведении объектов к чемпионату мира по футболу без нашего стекла не обойдется»


В начале сентября на стекольном заводе Guardian в Красносулинском индустриальном парке начала работу линия вакуумно-магнетронного напыления, позволяющая выпускать 1 млн кв. м энергоэффективного и солнцезащитного стекла ежемесячно. Для производства продукции с напылением используется флоат-стекло, выпущенное здесь же — на линии мощностью 900 тонн в сутки. Топ-менеджер предприятия Иштван Багди рассчитывает, что именно продукция завода — прозрачная и с напылением — будет использована при строительстве стадиона и новых гостиниц к чемпионату мира по футболу 2018 года.

N: — Продукцию какого рода вы планируете производить, используя новую линию?

И.Б.: — Мы запустили линию вакуумно-магнетронного напыления: на стекло наносится тонкий слой металла. Посредством этой технологии мы можем создавать энергосберегающее и солнцезащитное стекло, а также мультифункциональное — обладающее свойствами и того, и другого. При этом внешний вид стекла практически не меняется: оно прозрачное, отлично пропускает свет и передает цвета за окном. Наше теплосберегающее стекло чаще применяют при производстве окон для жилых домов: экономия энергии на квадратный метр составляет около 65%. Солнцезащитная продукция особенно актуальна для крупных объектов — гостиниц, высотных офисных зданий и др., — которым недостаточно защиты при помощи жалюзи. За счет отражения солнечного света в помещениях проще сохранять комфортную температуру, а значит и экономить на кондиционировании в теплое время. Напыление мы наносим на свое же флоат-стекло, произведенное на первой линии завода.

В тестовом режиме линия напыления заработала еще 10 мая, но мы представили ее только сейчас, когда сотрудники прошли практическое обучение, а большинство процессов удалось обкатать. Сегодня она работает на полную мощность — 1 млн кв. м стекла в месяц. Пока мы производим два вида продукции — энергоэффективные стекла Cli­ma­Guard N и мультифункциональные ClimaGu­ard Solar. До конца будущей зимы в ассортименте завода также появятся архитектурное солнцезащитное и мультифункциональное стекло.

N: — На каких покупателей рассчитана новая продукция?

И.Б.: — Наши партнеры делятся на две категории. Первая — переработчики стекла, производители стеклопакетов и светопрозрачных конструкций, а также стекол для интерьерных решений. Чтобы работать с нами напрямую, необходимо сделать одновременный заказ не менее чем на 20 тонн стекла: именно столько перевозит одна машина. Другая категория — оптовики, которые затем перепродают продукцию небольшим производителям окон. Называть конкретных клиентов я не хотел бы. В ЮФО мы продаем около 80% всей продукции, произведенной в Красном Сулине, еще 20% отправляем в Украину и другие страны СНГ. В начале строительства мы планировали, что это соотношение будет иным, но украинские власти ввели дополнительную пошлину на ввоз четырехмиллиметрового флоат-стекла. Что будет дальше, покажет время.

N: — Вероятно, новая продукция будет дороже из-за более сложного процесса производства. Уверены ли вы в спросе — на фоне разговоров о втором витке экономического кризиса?

И.Б.: — Конечно, дополнительные затраты предполагают удорожание продукции — и разница в цене обусловлена необходимостью их окупить. Guardian выпускает больше 30 видов стекла с напылением. В зависимости от характеристик, а также от затрат на производство это стекло стоит на 50–300% дороже прозрачного. Конкретные цифры я предпочел бы не называть. Что касается спроса, то мы уверены в продукте, который производим, и знаем, что аналогов нашему стеклу практически нет. Кроме того, у российского рынка хороший потенциал. После кризиса 2008–2009 годов он восстанавливался быстрее всех прочих. Здесь есть объективная потребность в улучшении жилищных условий, в новом жилье. Выбор Сочи в качестве столицы зимней Олимпиады — знак того, что юг России будет активно развиваться. К сожалению, минувшей зимой, когда завод в Красном Сулине выпустил первую продукцию, основные сооружения в Сочи уже были возведены (к слову, большая часть из них остек­лена продукцией, произведенной на нашем первом российском заводе в Рязани). В перспективе — строительство стадиона и отелей к чемпионату мира по футболу 2018 года. Думаю, при их возведении без нашего стекла не обойдется.

Кроме того, в пользу благоприятного развития событий говорит и тот факт, что в последние годы спрос в России и, в частности, на юге превышает предложение. А что касается кризиса, то мне кажется, что он скорее в головах. Объективных предпосылок я не замечал.

N: — В 2008 году руководство Guardian, говоря о строительстве ростовского завода, уточняло, что планирует закупать сырье — особую фракцию песка — в других регионах страны, т. к. донские месторождения сочтены неподходящими. Где вы закупаете сырье сейчас?

И.Б.: — Мы привозим песок из Украины и мест добычи в Центральном федеральном округе. К сожалению, в Ростовской области, несмотря на огромное количество запасов, нет сырья, подходящего нашему производству. Местный песок слишком мелкий. Поскольку Guardian не занимается разработкой карьеров, мы специально не ведем поиск подходящих месторождений и не планируем заниматься их освоением. При этом мы будем рады, если кто-либо из игроков рынка предложит нам песок нужной фракции, добытый в регионе. На его долю приходится 2/3 всего необходимого нам сырья — около 700 тонн ежедневно.

N: — Тогда же были высказаны планы напрямую получать энергию от Экспериментальной ТЭС (бывшая ГРЭС «Несветай»). Но, насколько нам известно, сейчас станция проходит процедуру банкротства. Кто сегодня является основным поставщиком электроэнергии?

И.Б.: — Да, информация о проблемах ТЭС появилась еще во время строительства фабрики — планы изменились. Сейчас мы используем две линии, получаем энергию от двух госкомпаний.

N: — Кого вы считаете главными конкурентами?

И.Б.: — В Ростовской области у нас нет конкурентов. Если говорить о России в целом, то «Гардиан Стекло Ростов» работает на одном рынке с AGC Flat Glass, Pilkington Glass, «Салаватстеклом», «Саратовстройстеклом», «Ставропольстеклом». Все вместе мы производим не менее 80% стекла в России. На долю двух заводов Guardian приходится 18–20% от совместно произведенного всеми предприятиями объема. На мой взгляд, наши основные конкурентные преимущества — высокое качество сырья и технологий в сочетании с квалифицированной рабочей силой. Так, у многих конкурентов стекло получается более зеленым, чем у нас — из-за более дешевого песка. Кроме того, наша линейка архитектурных энергоэффективных стекол с магнетронным напылением самая обширная.

Если говорить о рынке в целом, то, по моим наблюдениям, он растет на 5–10% в год и пока спрос превышает предложение. Но в ближайшее время заявлен запуск сразу нескольких фабрик, в частности производства с долей госучастия под Махачкалой. Я надеюсь, что рынок продолжит расти, а местная продукция заменит импорт.

N: — Как сегодня обстоят дела с подбором персонала?

И.Б.: — С запуском линии магнетронного напыления у нас начали работать еще 50 человек. В общей сложности на заводе 320 сотрудников, штат укомплектован. Не скажу, что мы испытывали дефицит сотрудников какого-либо профиля, но подобрать персонал оказалось непросто. Здешние специалисты хорошо образованны, но проблема состояла в том, что в Красносулинском районе долгое время простаивали многие производства — люди не применяли знания на практике. Кроме того, у управленцев и специалистов в России есть одна особенность — нежелание брать на себя ответственность. Мне кажется, корни этого ментальные — со времен царской России повелось, что царь повелевает, как и что делать, о чем думать. В рабочем процессе мы с этим активно боремся. (Улыбается.) Непросто было найти и людей со знанием английского языка.

Начиная поиск персонала, мы пытались сотрудничать с рекрутинговыми агентствами, но самым эффективным оказался сайт He­adHunter. С его помощью мы нашли больше половины сотрудников.

Что касается оплаты труда, то наши зарплаты выше, чем в среднем по рынку. При этом зарплата для каждого работника определяется отдельно: сотрудник из неруководящего состава, приносящий заметную пользу компании, может получать больше, чем тот, в чьи функции входит управление.

N: — Как вы оцениваете сотрудничество с властями Ростовской области и другими контрагентами в регионе?

И.Б.: — Мы были первопроходцами в Красносулинском индустриальном парке. Местные власти были заинтересованы в привлечении инвестиций в регион (затраты на реализацию проекта превысили $ 240 млн, сделав его крупнейшим в истории компании. — N). В процессе переговоров и планирования с нами активно сотрудничал Владимир Бартеньев, возглавлявший в это время региональное Мин­экономразвития. Поначалу было удивительно слышать от чиновников постоянные вопросы о том, чем нам помочь, какие условия создать. Но все данные обещания они выполнили: отремонтировали подъездные пути и дорогу к Новошахтинску, помогли с подключением коммуникаций. Конечно, не обошлось без проблем, в частности с подключением воды. Нам пришлось вносить изменения в первоначальный проект, но согласовали новый вариант довольно быстро.

N: — Какие товары и услуги ваша компания покупает в Ростовской области? Довольны ли вы качеством?

И.Б.: — Мы взаимодействуем с другими предприятиями — производителями упаковки, логистическими компаниями и пр. Основные проблемы заключаются в том, чтобы найти поставщиков, готовых всегда укладываться в сроки и предоставлять стабильное качество работ и продукции. Мы не требуем ничего сверх тех условий, что прописаны в контракте. Но, к сожалению, все еще нередко сталкиваемся с тем, что и они не соблюдаются.

N: — Как давно вы работаете в Guardian? Продолжите ли руководить заводом после его вывода на полную мощность?

И.Б.: — В компании я уже 18 лет, до 2011 года жил и работал в Венгрии, в последнее время был начальником производства на заводе в г. Орошаза. Предложение о переезде поступило очень неожиданно, но, взвесив все «за» и «против», я согласился. Вот уже 2,5 года работаю здесь, живу в Шахтах и уезжать не планирую: неделю назад ко мне переехала жена с детьми, они уже ходят в шахтинскую школу.

Просмотров: 864

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Крупные компании
image
По итогам 2019 года четыре донские компании — участницы топ-200 журнала «Форбс» сократили выручку и переместились на несколько строчек вниз.
Крупные компании
image
Ростовское ООО «СЗ “МСК-Инвест”», входящее в группу компаний «МСК» — крупнейшего застройщика в Ростове, изменило соотношение долей учредителей. Головная компания холдинга с бенефициарами в Гонконге снизила свою долю до 49%. Возможно, группа стремится войти в список системообразующих компаний, претендующих на господдержку.
Крупные компании
image
Таганрогский котлостроительный завод «Красный котельщик» (ТКЗ) участвует в проекте «Большой Усть-Илимск» Группы «Илим». Продукцию донских котлостроителей установят на заводе, который, по планам, войдет в число крупнейших мировых производителей чистоцеллюлозного картона.
Крупные компании
image
ПАО ТКЗ «Красный котельщик» зарегистрировал допэмиссию акций в размере 650 млн штук номинальной стоимостью один рубль за акцию. Ценные бумаги планируется разместить по закрытой подписке в пользу компании «НордЭнергоГрупп», которую контролирует миллиардер Алексей Мордашов.
Реклама на сайте и в газете
Заказать