г. Ростов-на-Дону
29 января 2022 03:58:54

«Из производителя трансформируемся в производителя-торговца»

По словам гендиректора ростовского обувного предприятия ООО «Бекар» Антона Ростовцева, компания отказалась от работы с крупными розничными сетями и сделала выбор в пользу интернет-торговли, благодаря которой сегодня продает обувь под собственными брендами по всей России.
«Из производителя трансформируемся в производителя-торговца»

В условиях снижения рентабельности производства обуви и дефицита кадров в этой сфере компания «Бекар» диверсифицирует свой бизнес: помимо собственного производства обуви компания размещает заказы на производство под своими брендами Yuros, Coexo и InYour на сторонних предприятиях. Благодаря выходу на Wildberries прирост продаж в этом году по сравнению с прошлым составил 1,47 раза.

N: — Каковы сегодня объемы производства обуви у вашей компании?

А.Р.: — У нас есть оптовые партнеры, для которых мы изготавливаем обувь, и наше собственное производство для розничных продаж через Wildberries. В совокупности производим около 170-180 тысяч пар в год.

N: — Когда начали сотрудничество с Wildberries?

А.Р.: — Мы начинали в 2018 году с малого, тренировались, пробовали, набивали шишки, ни о каком заработке речь не шла. Очень плотно занялись этим в конце 2020 года, привлекли много средств, в том числе кредитных и своих собственных оборотных, и полномасштабно зашли весной этого года. На сегодняшний день мы обладаем достаточным запасом товара на Wildberries. Мы диверсифицируем свой портфель, потому что заниматься только оптовым производством обуви невыгодно, на сегодняшний день оно низкомаржинально и не дает развиваться. Помимо собственного производства мы размещаем заказы на производство обуви под нашими брендами у сторонних предприятий для продажи на Wildberries по всей России. Так постепенно из производителя трансформируемся в производителя-торговца.

N: — Сколько составил объем инвестиций в размещение на Wildberries?

А.Р.: — Если брать кредитные и оборотные деньги, я думаю, что к концу года он достигнет более 1,5 млн долларов, или более 100 млн руб.

N: — Как оцениваете сотрудничество с маркетплейсом?

А.Р.: — К минусам можно отнести необходимость готовить большой пакет документов, у маркетплейса есть определенные требования к подготовке товара к отгрузке, изготовлению этикеток, баркодов честный знак и т. д. Кроме того, логистика осуществляется за наш счет, мы поставляем свою продукцию по складам по всей России, чтобы Wildberries на всю страну отображал нашу страницу. Это дорого, накладно, но того стоит. Продажи на маркетплейсе растут, в этом году по сравнению с прошлым годом прирост продаж у нас в целом уже составил 147% (1,47 раза).

На Wildberries у нас уже большой ассортимент, мы размещаем и мужскую, и женскую обувь в разных ценовых сегментах, чтобы охватить как можно больше клиентов. Совместно прорабатываем скидки и даем возможность людям покупать качественную обувь по достаточно выгодной цене. Wildberries позиционирует себя как жесточайший дискаунтер. В работе с ним мы завышаем цены. Если мы дадим нашу реальную рыночную цену продажи, к примеру, зимней обуви из натурального меха, которая у нас стоит 5,5-6 тыс. руб., Wildberries потребует скидку, соответственно, нам эту обувь придется продавать по 2 тыс. руб. и уйти в минус.

N: — Какие бренды у вас представлены на Wildberries?

А.Р.: — В настоящее время у нас есть три бренда, один из них — Yuros — был создан еще моим отцом, основателем компании, в 1998 году. Еще 2 бренда — Coexo и InYour — мы создали в 2020 году как раз под размещение на маркетплейсе. Обувь Coexo в португальском стиле относится к среднему ценовому сегменту. Бренд InYour — к масс-маркету и рассчитан на женщин и мужчин возраста 22-45 лет и выше.

N: — Вы работаете с оптовиками по всем этим брендам?

А.Р.: — Это наши бренды, для оптовиков мы делаем обувь под их брендами. Их очень много, в том числе Dino Ricci, Shoiberg, NexPero, El Tempo, Spur, Respect, Loiter и т. д. Эта обувь продается в розничных магазинах по всей России.

N: — Собственную розницу не планировали развивать?

А.Р.: — В свое время мы планировали открывать собственные магазины, но, к счастью, не стали. Это огромные вливания, которые себя не оправдывают. Нужно строить собственные склады по всей России, своими силами осуществлять логистику, вкладываться в аренду и содержание помещений. Тем более сейчас можно выходить на конечных потребителей через маркетплейсы, минуя все эти трудности. Думаю, что в ближайшие 10-15 лет будет век интернет-продаж. Мы видим жесточайшее наступление маркетплейсов, в скором времени они поглотят большую часть розницы. Все большее количество людей уходят в онлайн. К примеру, в Америке, стране с одной из сильнейших экономик мира, где люди работают сутками, очень развита доставка. Американцы уже практически не ходят по магазинам и все покупают в интернете: одежду, обувь, технику, продукты. Несмотря на то что конкуренция растет, мы видим, что рынок интернета настолько огромен, что даже если будут заходить новые игроки, по нашему прогнозу, в ближайшие 5-7 лет места хватит всем.

N: — С крупными сетевыми магазинами работаете?

А.Р.: — Нет, по факту розничные сети в России работают с рентабельностью в лучшем случае 20-25%. Мы работаем с гораздо большей рентабельностью на маркетплейсе.

N: — В 2020 году участники рынка отмечали, что крупные сети предлагают им цены, которые практически равны себестоимости.

А.Р.: — Да, у нас был опыт работы со всеми сетями, в том числе Kari и Zenden, с Respect мы поддерживаем дружеские отношения, а не бизнес. Крупные сети дадут заработать максимум 3-6%. В нынешнем мире работать за такие деньги не нужно, я бы сказал, что это опасно и не дает развиваться бизнесу. Поэтому мы в свое время просто перестали работать с сетями по обоюдному согласию.

N: — Местные производители в прошлом году отмечали, что объемы производства обуви у них с каждым годом снижаются, ситуация подходит к критической черте.

А.Р.: — Многие люди в Ростове занимаются производством обуви, это могут быть небольшие, средние цеха или более крупные фабрики. Они занимаются в основном работой с оптовиками и со своей розничной базой клиентов. Соответственно, выше определенного уровня прыгнуть они не могут, и за последние 5-7 лет, когда курс доллара выстрелил вверх, началось самое печальное: рентабельность бизнеса стала очень низкой. Она снижалась катастрофически с каждым годом. Работы было много, но владельцы бизнеса не могли развиваться: закупать новое оборудование, приобретать новые помещения, сделать более качественную логистику по размещению производства, что делаем сейчас мы. Мы работаем по договорам услуг подряда на изготовление обуви и размещаем заказы на готовых производствах в разных регионах России. Это позволяет нам более выгодно и быстро осуществлять производство. Мы тоже зажаты своим производством, потому что качественных кадров в этом бизнесе, к очень большому сожалению, уже не осталось.

N: — Как вы решаете проблему с кадрами?

А.Р.: — Это очень большая проблема, потому что люди в эту сферу идти не хотят. Мало кто сейчас хочет садиться за швейную машинку или за сапожный стол. Наша основная фабрика, которой руководит мой отец, находится в Шахтах. Раньше там было очень крупное техническое училище, где обучали модельеров, швей. Сейчас не осталось ничего. В Ростове тоже много что закрылось. Соответственно, мастера, профессионалы своего дела, которые работают в этой сфере, все уже возраста 45+, а 55-60% из них уже практически пенсионного возраста. Это тоже одна из причин, по которой мы начали диверсифицировать и распределять по разным корзинам свой бизнес, потому что гонка за людским трудом в этой сфере скоро достигнет апогея, и оплата за работу будет достигать сумасшедших цифр, лишь бы набрать сотрудников.

Крупные российские производители пытались делать собственные школы и техникумы, вкладывали в это большие деньги, но из 1000 обученных людей оставалось работать, наверное, 5-10%. Мы прогнозируем, что в ближайшие 10 лет работников в обувной сфере практически не останется, потому что большинство нынешних сотрудников уйдет на пенсию. Поэтому перестраховываемся и начинаем развивать другие сферы бизнеса, чтобы себя обезопасить.

N: — Сказалась ли на вашем производстве пандемия коронавируса?

А.Р.: — У нас в 2020 году падение оборота составило лишь 35%. Мы не считаем это большим спадом. Я знаю, что многие рухнули вполовину, а то и больше. У нас были заказы, мы платили налоги, кредиты, зарплаты, своим поставщикам. Достаточно сильно помогла государственная программа, мы смогли получить деньги на своих официально оформленных сотрудников, это была для нас существенная помощь.

N: — Как на ваше производство повлияло введение обязательной маркировки обуви?

А.Р.: — Безусловно, маркировка сильно затруднила процесс работы. КПД сотрудников снизился, все стало очень медленно и долго. Сказать, что маркировка повлияла на контрафакт, я не могу, потому что этого не вижу.

В этом году себестоимость обуви, производимой в России, выросла минимум на 15-20%, а китайской в долларовом выражении — на 7-8%. Наши покупатели на весенний и летний сезоны предпочитают китайскую обувь, потому что она дешевле. Что касается осеннего и зимнего сезонов, китайской обуви с нашей тягаться сложно, поскольку наши кожи и подкладочные материалы более устойчивы в суровую российскую зиму. Китайская обувь не выдерживает российских морозов.

N: — Сегодня вы развиваете еще и собственное производство подошв, как вы к этому пришли?

А.Р.: — Мы развиваем это направление еще с 2013 года, но из-за финансовых моментов не всегда могли им плотно заниматься. С 2016 года мы основательно за него взялись. Нам предстоит еще долго его развивать, но это направление перспективное, рентабельность в совокупности составляет 35-40%. 12 человек на поточном производстве на литейных станках могут производить до 2,5-3 тысяч пар подошвы в сутки. А для того чтобы произвести 2,5-3 тысячи пар готовой обуви, нужно около 1000 квалифицированных сотрудников. Вот в чем выгода этого бизнеса. Плюс можно делать пресс-формы для МЧС, МВД, там низкий ценник, но огромные объемы производства и гарантия государства, это очень много значит.

N: — Ваша компания в этом году в очередной раз воспользовалась гарантийной поддержкой. Насколько это удобный инструмент?

А.Р.: — С Гарантийным фондом мы работаем давно, это уже третья сделка. Мы планировали получить финансирование в Сбербанке по льготной ставке на текущие расходы: закупку материала, оплату текущих расходов и налогов. Для этого нам нужно было обеспечение на всю сумму кредита. Поэтому мы решили снова обратиться в фонд, и нам снова помогли. Мы себя зарекомендовали ответственными заемщиками за более чем 20 лет работы, у нас богатая кредитная история, и мы всегда выполняем свои обязательства.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ
Практика бизнеса
image
Донской производитель обуви Basarab приступил к строительству собственного производственного комплекса площадью 1,5 тыс. кв. м в Пролетарске. До сих пор компания работала на арендованных площадях. Бизнес обувщика растет на фоне снижения выпуска обуви в России.
Сделки
image
ЗАО «Донобувь» стало победителем аукциона и заключило контракт с Федеральной службой охраны (ФСО) РФ на поставку обуви для военнослужащих на сумму 23,49 млн руб.
Практика бизнеса
image
Виктор Шевченко, генеральный директор ООО «Трейдберри», производителя экзотических снеков под брендом «Вкусы мира», заключил контракт с крупным маркетплейсом WildBerries и за месяц работы реализовал на этой платформе объем, сопоставимый с продажами в федеральной сети гипермаркетов.
Промышленные товары
image
Донские производители обуви осваивают систему маркировки, которая призвана очистить рынок от контрафактной продукции. По словам представителей отрасли, с её внедрением на производство ложится дополнительная нагрузка в виде закупки оборудования, программного обеспечения, найма новых сотрудников. Все это происходит в условиях сокращения продаж.
Новые компании
image
Предприниматель Инна Яцко, получив опыт в Америке, вернулась в родной Пролетарск и организовала собственное производство обуви. Мужская и женская обувь под брендом BASARAB реализуется через собственный сайт и Instagram. Предприятие в Пролетарске под руководством Инны Яцко производит по 100–130 пар обуви в день. География продаж обширна: покупают как в России, так и за рубежом.
Просмотров: 5504

Справка

Антон Ростовцев

Антон Юрьевич Ростовцев родился 28 ноября 1990 года в Ростове. Окончил Ростовский государственный торгово-эконмический университет в 2011 году. Вслед за отцом, Юрием Ростовцевым, основателем компании «Юрос», пришел в обувной бизнес. Развивает компанию «Бекар» с 2010 года. Женат, воспитывает двоих детей.

ООО «Бекар»

Производство обуви ООО «Бекар» было основано в апреле 2010 года. Компания работает с крупными оптовыми компаниями по всей России. С 2016 года развивает собственное производство подошвы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Практика бизнеса
image
Объявление о продаже грузового терминала ростовского порта появилось на платформе Avito. После того, как оно было замечено СМИ, публикацию сняли с сайта. Стоимость объекта составляет 570 млн рублей.
Практика бизнеса
image
Компания «Интер Ойл», подконтрольная предпринимателю и депутату ЗС РО Арутюну Сурмаляну, завершает строительство небольшого коммерческого объекта с офисными помещениями и выставочным залом на улице Красноармейской, где ранее планировала возвести крупный жилой комплекс. Причину смены планов владелец компании не комментирует. По предположению экспертов, попросивших об анонимности, скорее всего, объект строят для того, чтобы получить преимущественное право выкупа участка и затем уже построить на этой территории ЖК.
Практика бизнеса
image
Ростовская консалтинговая ГК «Свои люди», помогающая предпринимателям продавать свою продукцию в другие страны, в 2021 году открыла два филиала — в Казахстане и в ОАЭ.
Практика бизнеса
Кредиторы АО «Агрофирма “Приазовская”» приняли решение реализовать имущество должника путем замещения его активов и создать на базе этого имущества АО «Ресурс “Агрофирма Приазовская”».