г. Ростов-на-Дону
19 Февраля 2020 09:54:53

«К 2020 году мы должны выйти на федеральный уровень»

Владелец одной из самых крупных в регионе служб автоэвакуации Михаил Забашта активно продвигает услуги компании по всей России. Только с начала 2017 года Служба 300-20-20 открыла представительства в четырех городах страны, увеличив сеть до 15 точек. Собственник планирует до декабря открыть еще 20 направлений, что сделает ростовскую компанию в 2,2 раза больше.
«К 2020 году мы должны выйти на федеральный уровень» Михаил Забашта
Михаил Забашта. Фото Михаила Мальцева. В 2016 году выручка Службы эвакуации и технической помощи 300-20-20 выросла на 12% при плановом показателе роста в 5,7%. Это произошло на фоне общего падения рынка на 40–45%. Дальнейшее развитие компании Михаил Забашта видит в диверсификации бизнеса и региональной экспансии. Ежемесячно владелец службы автоэвакуации планирует открывать по две-три точки в различных городах России. N: — Насколько успешным был для вас 2016 год? М.З.: — В 2016-м мы добились неплохих результатов. В целом по компании рост составил 12%. Это хорошо, если учесть, что плановый показатель прироста в нашем бизнесе находится на уровне 5,7% в год. Если такого прироста нет, год плохой. Если показатель выше, год отличный.

По итогам первых месяцев 2017-го могу сказать, что он складывается еще успешнее. Так, в марте у нас обороты уже в 2 раза выше, чем год назад. Тогда выручка была чуть более 3 миллионов рублей в месяц, сейчас она — около 7 миллионов. Это при том, что в прошлом году в нашем центральном ростовском подразделении прироста практически не было, а весь рынок эвакуации упал на 40–45%. Кстати, и в целом по стране, и в отдельных регионах ситуация аналогичная.

N: — В таком случае за счет чего вашей компании удается развиваться и расти? М.З.: — По ряду причин. Во-первых, мы активно продвигаем наши услуги как внутри Ростовской области, так и в других городах России. Сейчас в нашей пока небольшой сети 15 подразделений. Из них девять было открыто с 2010 по 2015 годы, два — в прошлом году и четыре — в этом.

Все последние открытия — за пределами домашнего региона: Ялта (Крым), Пушкино (Подмосковье), Волжский (Волгоградская область) и Воронеж. Это небольшие точки, по три-пять машин, которые работают в пределах федеральных трасс.

В наших ближайших планах — прийти до декабря 2017-го еще в 20 городов. Думаю, темпы по открытию двух-трех точек в месяц мы выдержим. Кстати, сейчас готовятся к открытию наши подразделения в Ленинградской области и Волгограде.

Во-вторых, мы оптимизировали бизнес-процессы, что повысило и уровень контроля за перемещениями наших эвакуаторов (все машины оборудованы спутниковыми системами ГЛОНАСС), и оперативность реакции на обращение: попробуйте позвонить на наш единый номер, вы сразу же услышите голос диспетчера, а ближайший эвакуатор приедет к вам за считанные минуты. И это далеко не все. 

Сегодня современные технологии позволяют эффективно управлять нашим бизнесом при помощи смартфона. Здесь (поднимает телефон. — N) — все: бухгалтерия, статистика по загруженности наших водителей, отчетность, онлайн-банк. Нам нет смысла держать огромный штат бухгалтеров. Мы все сами прекрасно работаем с «1С». Спасибо нашему партнеру — ростовской компании «Гэндальф».

В-третьих, и это, пожалуй, самое главное, у нас уникальный штат водителей, которые заряжены на общий успех. Схема сотрудничества с ними проста и прозрачна: я сдаю им в аренду свои эвакуаторы, они возвращают мне 70% от выручки, а 30% оставляют себе. 

В среднем заработок каждого водителя составляет 40–50 тысяч рублей в месяц, что, например, для такого города, как Ростов, хорошие деньги. Не говоря уже о Таганроге, Каменске-Шахтинском, Шахтах, Волжском и так далее.

Каждый наш водитель заинтересован в том, чтобы выполнять как можно больше заказов, причем качественно, не повышая и не снижая цен. От всего этого напрямую зависит его личный доход.

N: — То есть водители для вас не подчиненные, а партнеры? М.З.: — Да, с каждым заключаем договор как с индивидуальным предпринимателем. Обеспечиваем их мобильной связью, план­ше­тами-смартфонами, оказываем рекламную поддержку. Работаем строго в рамках правового поля. Аналогичная ситуация с диспетчерами: они тоже работают как ИП. У нас всего пять диспетчеров, которые принимают и обрабатывают до 500 звонков в сутки. И диспетчеры тоже заинтересованы в том, чтобы буквально каждая заявка была выполнена. Хотя накладки случаются.

N: — Среди автолюбителей бытует мнение, что все эвакуаторы живут за счет тесного сотрудничества с дорожной полицией. М.З.: — Здесь каждый зарабатывает как может. Конечно, есть и такие, о ком вы говорите. И это даже не крупные игроки. Крупные как раз основную ставку делают на коммер­ческую эвакуацию. И ниши поделены. Например, наш ближайший конкурент — «Авто­рейнд­жер-Дон» — работает с юрлицами и автосалонами. Мы — с частниками, очень сложной категорией, которую тем не менее можно и нужно обслуживать. Заявки по линии ГИБДД тоже выполняем. Но в общем потоке заказов их доля невелика. Например, статис­тика за сегодня (берет смартфон, показывает. — N). Выполнили в Ростове 64 заявки, из которых всего три — доставка автомобилей на штрафстоянку.

N: — Почему вы решили развиваться за счет выхода в другие регионы, а не за счет усиления позиций в Ростовской области, где за шесть лет у вас сформировались и имя, и репутация? М.З.: — В Ростове, как и в других крупных городах России, очень плотный рынок и жесткая конкуренция. Причем конкуренция своеоб­разная. С одной стороны, появилось много мелких игроков, которые имеют один, два, три эвакуатора и работают только на себя: сотрудничают с ГИБДД, пытаются заниматься коммерческой эвакуацией, оказывая услуги частным автовладельцам. Такими ИП становятся бывшие владельцы небольших автосервисов, моек. Даже несколько наших водителей купили по автоэвакуатору и стали абсолютно самостоятельными. С другой стороны, свои службы эвакуации появились у страховых компаний, аварийных комиссаров. В общей сложности на долю мелких игроков приходится около 40% ростовского рынка. 60% принадлежит двум-трем крупным компаниям.

Ситуация с небольшими городами иная. Во-первых, через наш кол-центр все чаще стали поступать заявки из других регионов. И раньше мы их просто дарили, потому что нет смысла гнать машину из Ростова, например, в Калач-на-Дону, из Волгограда доедет быст­рее. Во-вторых, мелкие игроки стали уходить с локальных рынков, чтобы заняться чем-то другим. Причина понятна: уровень доходности в нашем бизнесе — всего 10–12%, на периферии и того меньше. Эффективно работать здесь можно только на больших оборотах. Иначе просто держишься на плаву, едва сводишь концы с концами. Так вот, к нам стали поступать предложения о приобретении этих микробизнесов: проще говоря, предлагают купить технику. Каждое предложение рассмат­риваю, встречаюсь с хозяевами, предлагаю сотрудничество под моим флагом. То есть не покупку у них эвакуаторов, а аренду. С теми, кого убеждаем в целесообразности такого подхода, работаем.

N: — Именно так произошло в четырех городах, в которых вы открылись с начала этого года? М.З.: — В каждом случае ситуация складывалась по-разному. Например, в Ялте у нас работают четыре собственные машины и одна арендованная. Но, в принципе, наша сеть на сегодня — это содружество предпринимателей-единомышленников, с каждым из которых Служба эвакуации 300-20-20 заключила отдельный договор.

N: — По нашим наблюдениям, львиную долю вашего парка составляет собственная техника. Например, только в Ростове это более 30 единиц. Плюс регионы. Сколько вы инвестировали и еще намерены инвестировать в развитие компании? М.З.: — Наши основные инвестиции — покупка автомобилей. Их, как правило, берем в рассрочку у поставщиков — партнеров ГАЗа. Машины эксплуатируем и рассчитываемся за них в течение года. Например, в прошлом году приобрели четыре единицы. Средняя стоимость каждой — в пределах 2 миллионов рублей. Сколько еще инвестируем, пока трудно сказать. Многое зависит от ситуации в каждом конкретном регионе. А еще наши инвестиции — это собственные средства: всю полученную прибыль я направляю на развитие. К помощи банков и сторонних инвесторов не прибегаю.

N: — Какова дальнейшая стратегия развития вашего предприятия? М.З.: — Прежде всего, активное развитие бизнеса на территории России. К 2020 году я намерен создать компанию федерального уровня. К этому времени ИП Забашта М. Ю. превратится в ООО, а наши иногородние точки, которых будет в несколько раз больше, — в филиалы. Мы сможем оказывать полный комплекс услуг любому автолюбителю, передвигающемуся по любой из федеральных или региональных дорог, что называется, «по единому билету». С учетом тренда в сторону развития внутреннего автотуризма наши услуги (эвакуация авто после ДТП или в случае серьезной неисправности, техническая помощь на дороге, срочный ремонт и т. д.) будут востребованы.

Во-вторых, расширение спектра услуг. Например, одно время у нас заказывали эвакуаторы для перевозки спецтехники, в частности погрузчиков. Мы приобрели погрузчики, а также небольшие установки по укладке асфальта и бордюров, мини-катки, и теперь наши водители не только возят такую технику, но и сами осуществляют с ее помощью весь спектр работ. В планах — создание групп быстрого реагирования для спокойного разрешения конфликтных ситуаций на дорогах, бригад неотложной медпомощи (были случаи, когда наши водители спасали жизнь участникам ДТП) и предоставление автомобилей на замену в случае, если происшествие произошло на трассе и у потерпевших нет возможности спокойно добраться до места назначения.

В-третьих, диверсификация бизнеса. В конце прошлого года мы недалеко от строящегося международного аэропорта Платов (в Аксайском районе области) приобрели территорию в 1,5 гектара для создания авторизованного сервисного центра по обслуживанию коммерческого транспорта. На территории есть здания, в которых уже сейчас можно организовать 12 ремонтных постов. Мы намерены увеличить их количество до 40 и подписать соглашения с четырьмя основными поставщиками микроавтобусов на наш рынок — дистрибьюторами ГАЗа, «Хендай», «Форда» и «Фольксваген Групп». Учитывая трафик маршруток, который возникнет после запуска аэропорта, можно полагать, что наши новые услуги будут востребованы.

Кроме того, в 2016 году на территории Шахтинской колонии организовали небольшое производство изделий из натурального камня (в частности, змеевика), которое мы также намерены развивать. Спрос на раковины, мини-бассейны, купели и подобные изделия растет, поскольку они в 10–15 раз дешевле импортных аналогов. Доставку заказчикам в любой регион осуществляем сами.

Беседовал Владимир Андреев

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ