г. Ростов-на-Дону
02 марта 2021 02:19:22

Съели хлебец мира

Производители хлебцев «Елизавета» и «Молодец» после 2,5 года судебных споров заключили мировое соглашение.
Съели хлебец мира

Смоленский производитель хлебцев «Елизавета» больше не хочет банкротить своего ростовского конкурента ЗАО «Молодец» и взыскивать с него 173 млн рублей. «Молодец» обязался не использовать три оспариваемые этикетки. После 2,5 года судебных разбирательств по патентному спору стороны заключили мировое соглашение.


Екатерина Дубовая, совладелица «Молодца»: «Главное — что нам в таких условиях удалось обеспечить бесперебойную работу: ни один контракт, ни одна отгрузка за все это время не были отменены». Фото из архива N.

На заседании областного арбитражного суда 5 февраля судья Сергей Корх несколько раз переспрашивал представителей Елизаветы Малик (ей принадлежит ООО «Елизавета») и ЗАО «Молодец» о серьезности намерений своих доверителей.

— Это долговременное решение? Нам нужно понять: есть ли экономические основания для этого мирового соглашения? — недоверчиво вопрошал он.

Представитель истца Григорий Яблонский подтвердил, что «факт отказа от гигантской суммы (172,7 млн руб. — N) — действительно воля ИП Малик и ООО “Елизавета”». После небольшой паузы он добавил, что истцы отдают себе отчет в своих действиях, последствия им известны. Судья, утверждая мировое соглашение, поздравил представителей истцов и ответчика с завершением спора и отметил, что «сегодня и Малик молодец».

За 2,5 года судебных разбирательств конкурирующие производители хлебцев прошли все инстанции: первая, кассация и надзорная встали на сторону смоленской «Елизаветы», апелляция посчитала, что аргументы «Молодца» убедительнее. В разговоре с N совладелица ростовской компании Екатерина Дубовая отмечала (см. N, № 1035), что процесс всерьез начали воспринимать только после проигрыша в первой инстанции, тогда же «Молодец» сменил юристов. Заявления «Елизаветы» о том, что три этикетки «Молодца» схожи с их упаковками до степени смешения, в ростовской компании сначала считали абсурдными и несостоятельными. В «Молодце» настаивали, что этикетки появились у них раньше елизаветинских, но компании-конкуренту удалось раньше зарегистрировать их в Роспатенте. Первую инстанцию «Елизавета» выиграла, изменив первоначальную сумму иска с 4,8 млн до 172,7 млн рублей. Компания воспользовалась ст. 1515 Гражданского кодекса, разрешающей взыскивать либо точную сумму ущерба от незаконного пользования интеллектуальными правами (до 5 млн руб.), либо потребовать двукратный размер стоимости продукции, произведенной нарушителем за весь спорный период. «Елизавета» выбрала второе и требовала от «Молодца» заплатить двукратную выручку за оспариваемую продукцию, произведенную в 2009–2010 гг.

В июне 2013 года «Елизавета» подала на банкротство ростовской компании, но суд отказал смоленцам. В июле этого же года «Молодец» добился отсрочки выплаты 172,7 млн рублей. С 11 октября компания должна была начать ежемесячно в течение двух лет выплачивать «Елизавете» по 8,6 млн рублей, но из-за того, что в этом же месяце судебный акт первой инстанции отменили ввиду новых обстоятельств, выплаты так и не начались. Под новыми обстоятельствами подразумевалось постановление Президиума Высшего арбитражного суда по схожему патентному спору: в нем говорилось, в частности, что размер компенсации по статье 1515 ГК РФ должен исходить из принципов соразмерности компенсации последствиям нарушения. А согласно заключению оценочной компании, которое ИП Малик добровольно представила суду в 2011 году, сумма ущерба составила 4,8 млн руб­лей.

— В условиях пересмотра решения первой инстанции истцы, на мой взгляд, решили, что дальнейшая война не принесет им результата, а сил и энергии заберет много, — сказал N представитель «Молодца» в суде Игорь Степанов. — Стало понятно, что мы, как и представители «Елизаветы», можем еще долго предлагать дальнейшие варианты защиты интересов своих клиентов. Если идти по всем инстанциям, спор мог бы занять еще минимум года два.

Как сообщил N представитель «Елизаветы» Григорий Яблонский, мировое соглашение устраивает всех, перед Новым годом Николай Дубовой (совладелец «Молодца») и Анд­рей Малик (сын Елизаветы Малик и директор «Елизаветы») встретились и договорились обо всем.

Согласно мировому соглашению, этикетки ростовской компании все-таки признаются контрафактными и подлежат уничтожению и изъятию из оборота, но в «Молодце» еще весной 2013 года на всякий случай сделали ребрендинг этих упаковок.

— «Молодец» признал нарушение исключительных прав на использование трех этикеток, — сказал г-н Яблонский. — Взыскание средств изначально не было нашей основной целью, мы просто увидели дополнительную возможность.

Екатерина Дубовая на прошлой неделе сообщила N, что убытки компании они еще не подсчитывали:

— Главное — что нам в таких условиях удалось обеспечить бесперебойную работу: ни один контракт, ни одна отгрузка за все это время не были отменены.

Просмотров: 1143

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Конфликты
image
Выдавая разрешение на реконструкцию «H2O», сотрудники ростовского департамента архитектуры не заметили в проекте надземный переход, который выходил за пределы строительного участка, что не соответствует градостроительным нормам. Когда ошибка была обнаружена, департамент выпустил распоряжение об отмене разрешения, но не объяснил в нем, почему ошибочное разрешение было выдано. Из-за отсутствия объяснений суд  признал это распоряжение незаконным.
Конфликты
ООО «СЗ ККПД-Инвест» (входит в ГК «ПАТРИОТ») проиграло судебный спор с Росреестром, который отказал компании в регистрации права собственности на построенную трансформаторную подстанцию в Левенцовке.
Конфликты
image
Основной кредитор «Белой птицы — Ростов» банк «Траст» подал в Арбитражный суд Ростовской области заявление о применении к должнику правил о банкротстве сельскохозяйственных предприятий. Если эти правила будут применены, агропредприятия получат приоритетное право покупки имущества птицефабрики на торгах.
Конфликты
image
В Ростове на территории парк-отеля «Надежда» заработала частная мини-автодорога. Администрация города пообещала защитить интересы жителей соседнего дома очень редким путем — введением публичного сервитута на частную собственность.