Сегодня 15 декабря 2019 года

Погода в Ростове +7°

28.02.2013 15:56

Юрий Песков: «Мои дед и прадед были священниками»


Масштаб личности Юрия Пескова как-то привычно соотносится с масштабами предприятия, которое он в течение двадцати лет возглавлял, с масштабами сельмашевских новостроек, развернувшихся в 1970–80-х годах. По степени пафоса и драматизма в его речах, по умению приковывать к себе внимание аудитории, по природному артистизму его вполне можно поставить в один ряд с Федором Шаляпиным или Борисом Штоколовым. Но для ростовчан он останется скорее одним из тех, кто в XX веке сыграл в жизни города одну из ведущих ролей.

Поговорить с Юрием Александровичем корреспонденту N удалось на заводе «Аксайкардандеталь» во время празднования 60-летнего юбилея директора предприятия Павла Покровского. Песков был заранее осведомлен об интересе корреспондента, однако, развернув предложенный ему свежий номер N с текстом «про “Ростсельмаш”», понял, с кем имеет дело. Он нахмурился и заявил: «Мы с вами постоянно спорили. Ваша газета неправильно отражала события на “Ростсельмаше”». Корреспондент N, почувствовав, что его рассуждения общеэкономического плана ничего не дадут, а новогодние поздравления читателей газеты от Юрия Пескова могут не состояться, обреченно развел руками. Песков еще раз выразительно посмотрел на корреспондента, но потом, списав, очевидно, все на «ошибки молодос­ти», пригласил его для интервью. Чувствовалось, что главное, что тревожит сейчас Юрия Александровича, — это вовсе не Новый год, а то, будет ли работать «Ростсельмаш», будет ли чем убирать хлеб, как выжить в нынешних условиях крестьянину и т. д. Поэтому и интервью получилось праздничным по-деловому.

N: — Расскажите, пожалуйста, о том, как вы стали директором комбайнового гиганта.

Ю.П.: — Я заканчивал ростовскую спецшколу ВВС № 10. Это в районе Доломановского и Красноармейской. Затем попал в Уральское летное училище, потом получил травму. В феврале 1955 года я вернулся в Ростов и попытался устроиться на «Ростсельмаш». Замдиректора завода по кадрам сказал, что «инвалиды на «Ростсельмаше» не нужны». Я ушел работать учеником токаря на радиаторный завод. Работал позже токарем, монтажником, подрабатывал на огранке, на заливке, на формовке — семью надо было содержать, у меня тогда сестра младшая была на руках и больная раком мать. Поступил в РИСХМ на вечернее отделение и проучился там семь лет. На втором курсе просидел два года, т. к. не смог преодолеть одного преподавателя (политэкономии. — N). В 1962 году, когда нам из-за новочеркасских событий на две недели перенесли защиту диплома, институт я все-таки закончил, причем закончил его с отличием. И пришел работать на «Ростсельмаш» заместителем главного механика завода. В 1967-м мне предложили должность замначальника производственного управления, в 1973 году я стал главным инженером завода, а в 1978-м был назначен генеральным директором.

N: — Как вы обустроили свою личную жизнь?

Ю.П.: — В 1958 году я женился на Тамаре. В мае будущего года нашей семье исполняется уже сорок лет. Александру Юрьевичу сейчас 37.

N: — Чем сейчас занят ваш сын?

Ю.П.: — Он тоже закончил РИСХМ (как «цветник») и сейчас работает замом директора алюминиевого литья по коммерции (литейный завод входит в холдинг «Ростсельмаша». — N). Чтобы содержать семью, имеет и небольшое собственное дело.

N: — А вы сами чем сейчас занимаетесь?

Ю.П.: — Сельским хозяйством. У меня участок в 40 соток в ста километрах от Ростова, в глухом селе. И я вижу все страдания крестьян. У меня сердце кровью обливается, когда выращен урожай и его нечем смолотить.

N: — В течение того времени, когда вы возглавляли завод, сменилось не одно поколение руководителей страны. С кем из них вам пришлось общаться?

Ю.П.: — В свое время я общался почти со всем составом Политбюро — Воротниковым, Гришиным, Капитоновым, Сусловым. С Ельциным Борисом Николаевичем много раз встречались. Я знаком с ним с 1970-х годов, когда он был секретарем Свердловского обкома по строительству, а я -— главным инженером завода. Мы познакомились, когда я ездил в Свердловск осваивать методы непрерывного строительства жилья. С Борисом Николаевичем у меня очень хорошие человеческие отношения. Сейчас в связи с его занятостью попасть к нему уже гораздо труднее.

N: — Тогда уже можно было как-то предсказать его дальнейшую карьеру?

Ю.П.: — В то время, наверное. Нет, но когда он оказался в Москве и попал в опалу, можно было предположить, что он станет президентом.

N: — В чем секрет вашей феноменальной памяти, о которой буквально ходят легенды?

Ю.П.: — Вся моя жизнь — это «Ростсельмаш». Я по восемнадцать часов работал на «Ростсельмаше» без выходных дней. Однако это не значит, что я не ходил в театр и кино. Я тут в одной газете написал, что мой потенциал не был полностью использован. Но как бы то ни было, все, что я сделал, остается людям. Я ни одного дня из своей биографии не вычеркнул бы, хотя она была очень сложной, как сама жизнь.

N: — Давайте попробуем сменить тему на более соответствующую предпраздничным настроениям. Как вы встречаете Новый год?

Ю.П.: — Я обычно встречаю этот праздник дома, стараюсь увидеть детей и внуков, но не всегда это получается. Мои дед и прадед были священниками. Наверное, семейные рождественские и новогодние традиции у меня в крови.

N: — А на производстве вам встречать его не приходилось?

Ю.П.: — Был один такой праздник, когда мы не могли завершить год и 31 декабря ставили на комбайны радиаторы. Мы тогда пели «В лесу родилась елочка» прямо посреди заводской площадки.

N: — Поздравляют ли вас в Новый год ваши бывшие коллеги?

Ю.П.: — Связи с друзьями я не потерял, меня все поддерживают, и я стараюсь отвечать тем же. Из близких друзей я постоянно общаюсь с Геннадием Георгиевичем Бадиковым — мы с ним с детства вместе, и он сейчас работает замом главврача нашей больницы. Есть Сергей Николаевич Седов — зам главного энергетика «Ростсельмаша», мы тоже дружим с детства и он был шафером на моей свадьбе. Да вообще, я не обижен друзьями — это и вся дирекция, и все начальники цехов, и рабочие.

N: — Чего бы вы хотели пожелать в новом году ростовчанам, каким бы вы хотели увидеть свой завод?

Ю.П.: — Я вижу, что «Ростсельмаш» выходит из замкнутого круга. В этом году не убрано из-за нехватки техники, по официальным данным, 12 млн т зерна. Я думаю, что эта цифра на самом деле еще больше — 20 млн т, т. е. почти 20 трлн рублей осталось лежать на полях. Для того чтобы выжил «Ростсельмаш», нужно всего 4 трлн. Если завод работает — это значит, что есть работа и в Морозовске, и в Миллерово, и в Аксае, и в Сальске, и в Таганроге и почти 2 трлн руб. бюджетных отчислений. Главное, чего я хочу пожелать ростовчанам, это ростсельмашевского терпения. Выдержать еще какое-то короткое время, каких-нибудь 2–3 месяца, и все станет на свои места. Я поздравляю всех с Новым годом и желаю, чтобы в новом году — году Тигра — не было никаких войн, катаклизмов — все идет по строго намеченному плану и Россия все равно останется великой державой.

Беседовал Валерий Павлов

1998 год


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

10864 просмотра
Для добавления комментария необходимо авторизоваться
Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2018 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 261/81, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин