Сегодня 11 декабря 2019 года

Погода в Ростове +3°

28.02.2013 15:14

Подковерная радиация


О радиационном ЧП на «Тагмете» общественность получила информацию только сегодня, спустя два года после аварии и вопреки воле руководства завода.

Нынешней осенью с территории ОАО «Тагмет» вывезли радиоактивные отходы. Этим закончилась ликвидация последствий происшедшего в ноябре 2004 года резкого повышения уровня радиа­ции в одном из цехов предприя­тия. Все это время информация о случившемся не выходила за рамки документооборота между уполномоченными инстанциями вопреки требованиям закона о необходимости информировать население о радиационной опасности.

В редакцию «Города N» поступил совместный пресс-релиз таганрогской общественной организации «Комитет народного контроля» и альтернативного профсоюза «Тагмета» СОЦПРОФ. В нем сообщалось, что в ноябре 2004 года на ОАО «Тагмет» произошла плавка радиоактивного металла. В результате, по сведениям авторов пресс-релиза, радиационный фон в мартеновском цехе повысился в несколько раз и рабочие получили вредные для здоровья дозы облучения. При этом руководство завода не предало факт огласке, а судьба отлитого в тот момент металла остается неизвестной.

«Город N» запросил соответ­ствующую информацию в прокуратуре области, ФСБ, администрации области. Замминистра промышленности РО Владимир Бартеньев на основе информации от и. о. управляющего директора «Тагмета» В. Мульчина попытался объяснить корреспонденту N ситуацию. Руководство «Тагмета» получило от газеты официальный запрос, но единственной реакцией был неофициальный визит представителя завода в редакцию с целью объяснить, почему сейчас писать об этом несвоевременно.

До 60 раз выше нормы.
Причиной ЧП в ноябре 2004-го стало попадание в переплавлявшийся металлолом радиоактивного источника (скорее всего, прибора в защитном кожухе, что позволило успешно миновать дозиметрический конт­роль).

Факт повышения уровня радиации и вывоза радиоактивных отходов (РАО) подтверждают и руководство завода, и многочисленные документы проверяющих органов: да, в мартеновской печи № 6 12 ноября 2004 года был обнаружен цезий-137. Интересно, что в отчетах для прокуратуры специалисты «Тагмета» сообщают, что обнаружили повышение фона 11 ноября при плановом осмот­ре. Печь остановить приказано было только на следующий день.

— По официальным данным, мощность дозы в мартеновской печи составила от 350 до 1500 мкР/ч при естественном гамма-фоне 10 мкР/ч, — говорит Алексей Цивенко, бывший работник «Тагмета», руководитель СОЦПРОФ (организации официально зарегистрированной, но с гораздо меньшей численностью, чем основной заводской профсоюз).

В документах «Тагмета», относящихся к строительству склада временного хранения радиоактивных отходов, доза излучения измерена в микрозивертах. По действующим в России нормативам (НРБ-99) эффективная доза облучения для населения не должна превышать 1 миллизиверт в год. Если поделить, это 0,11 микрозиверта в час. Это естественный фон. Измерения в мартеновском цехе «Тагмета» 12 ноября 2004 года показали от 0,18 до 6 мкЗв/час, т. е. в 60 раз выше нормы.

Через несколько недель мартеновская печь была разобрана, а радиоактивные отходы вывезены на оперативно построенный на территории «Тагмета» спецсклад (кстати, недалеко от пляжа, в водоохранной зоне Азовского моря).

Алексей Цивенко собрал заявления рабочих, связывавших ухудшившееся состояние здоровья с радиацией. Таганрогский помощник депутата Госдумы Рубена Бадалова Александр Пономарев (он же возглавляет Комитет народного контроля) настоял на проведении прокурорской проверки. Природоохранная прокуратура г. Таганрога провела расследование по статье «Сокрытие информации о чрезвычайной ситуации». Вердикт: ввиду отсутствия состава преступления в возбуждении уголовного дела отказать.

По всем законам экологическая безопасность не может быть секретом. Статья 6 закона РФ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» обязывает организации сообщать о ЧС через СМИ. Нам не удалось найти в интернете ни одной ссылки на публикации, относящиеся к 2004–2005 гг., в которых упоминалось бы о происшествии на «Тагмете». Ничего не знали журналисты города. В одном из официальных ответов «Городу N» сообщили, что «Тагмет» разместил информацию на своем сайте. Однако ее найти не удалось, хотя архив новостей содержит данные за четыре года. Единственной новостью за 12.11.2004 значится: «Завершен капитальный ремонт в трубопрокатном цехе № 1». ФСБ РО сообщает, что «не располагает сведениями» о том, что какая-либо информация по поводу происшествия признана секретной.

Вопросы без ответов.
В августе рабочие «Тагмета» показывали корреспондентам N место, где якобы находится хранилище отходов. За ним — Азовское море, рядом — вышки с мощными прожекторами. На фото территории заводского мусороотвала, сделанном со спутника на maps.google.com, видно, как близко расположен могильник к густонаселенным районам Таганрога (ул. Адмирала Крюйса, 31/1). В середине августа активисты записали на видео рейсы спецмашин предприя­тия «Радон», начавших разгружать могильник. По договору «Радон» обязан вывезти отходы до 1 декабря 2006 г. на свой полигон, но, по всей видимости, он сделал это заранее. По документам контейнеры должны содержать только битый кирпич. Это низкоактивные отходы. А где же высокоактивные — сам радиоактивный источник и металл, среди которого он был?

— Где 250 тонн металла, которые в тот день плавили в печи? Насчет выплавленной стали Роспотребнадзор дал заключение, что она была в пределах естественного фона, при этом в кирпичах стены было до 1500 микрорентген, что в 150 раз превышает этот фон. Так не бывает! — говорит Александр Пономарев.

Заместитель областного министра промышленности Владимир Бартеньев объясняет на основе присланного ему из «Тагмета» факса:

— Из плавки, находящейся в печи перед ее остановкой, были отлиты слитки. Металл признан безопасным в радиационном отношении и допущен к использованию без каких-либо ограничений.

— Такого, чтобы металл в печи остался чистым, не может быть, — считает Алексей Яблоков, советник Российской академии наук, председатель фракции «Зеленая Россия» в партии «Яблоко». — Должна была возникнуть наведенная радиоактивность и образоваться высокоактивные отходы. С ними предприятия системы «Радон» не имеют права ничего делать.

Рабочим, написавшим заявления о связи своих заболеваний с радиацией, пришел официальный ответ от главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко: «Щитовидная железа является «критическим органом» при воздействии радионуклида йод-131, в данном случае загрязнителем был цезий-137».

— Цезий действительно вряд ли связан с раком щитовидной железы. Но широкий спектр заболеваний обеспечен, — комментирует академик Яблоков. — Конечно, люди должны были переоблучиться! Но кто и на сколько — можно решить только в результате специального расследования и исследования. Радиация такая штука, что мгновенно могла быть только острая лучевая болезнь, но тут речь не идет о таких дозах. Средние дозы могут вызвать увеличение числа лейкемий, нарушения иммунитета. Период полураспада цезия-137 — около 30 лет. Так что проблема радиоактивной плавки еще долго будет актуальной.

Александр Пономарев и Алексей Цивенко собираются продолжать расследование ситуации, используя для этого все законные методы.

— Нужна всеобщая диспансеризация рабочих и жителей ближайших районов: радиоактивная сажа из газоотводной трубы могла осесть на город. Нужны выявление точного числа пострадавших и их реабилитация. Нужен сплошной мониторинг радиационного фона по всему городу. Наконец, нужно найти, куда ушел «фонящий» металл, и изъять его для захоронения, — говорит Александр Пономарев.

— Руководство «Тагмета» ведь здравомыслящие люди, к тому же, вы знаете, на заводе сертифицирована система управления качеством. Наверное, они все тогда сделали правильно, — говорит Владимир Бартеньев. — Зачем было предавать ситуацию широкой огласке? Конечно, любому предприятию, работающему с ино­странными партнерами, информация даже о ликвидированных инцидентах невыгодна.

Юлия Уракчеева

2006 год

Радиоактивный металлолом и трубы в Ростовской области в последнее время обнаруживаются часто. На пресс-конференции в конце октября начальник Южного таможенного управления Игорь Литвинов удивил цифрами: с начала года на постах выявлено более 1600 случаев перемещения радиоактивных грузов через границу, в основном это металлолом, который везут из Украины в Россию. Г-н Литвинов рапортует, что системы дозиметрического контроля «Янтарь» работают и грузы дальше границы не пропускают. В начале октября, по сообщению пресс-службы областного управления МЧС, в порту Ростова на подъезде к пункту сдачи металлолома задержали «Газель» с «фонящим» металлом, пришедшую из поселка Красный Колос Аксайского района. Водитель сказал, что ничего не знает. В начале сентября там же задержали машину с радиоактивными буровыми трубами, которые владелец якобы нашел на свалке на ул. Закруткина. Примерно в то же время на сухогруз «Леонид Заякин» в рос­товском порту погрузили несколько тонн опасных труб, попавших в общую груду металлолома, но вовремя остановились и в Турцию не отправили. Так или иначе, радиоактивный металлолом по Ростовской области ходит. Нет гарантии, что случай в ноябре 2004 года, о котором общественность — то есть мы с вами, жители области, — ничего не знала, был единственным. Существует возможность тихо замести следы ЧП, которой и пользуются предприятия, работающие с иностранными партнерами. ОАО «Тагмет» ни в какой форме не ответило на запросы «Города N» за все те недели, пока готовилась публикация: увы, по закону частное предприятие общаться с газетой не обязано.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

4248 просмотров
Для добавления комментария необходимо авторизоваться
Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2018 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 261/81, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин