г. Ростов-на-Дону
02 Июля 2020 16:16:21

«Себестоимость яиц растет быстрее, чем цена»

По словам генерального директора Аксайской птицефабрики Натальи Шумечковой, птицеводческий бизнес сейчас чувствует себя не очень хорошо. Зарабатывает на продаже яиц не тот, кто их производит. Рентабельность птицефабрик колеблется на сегодняшний день от 0% до 1,5%. Наценка торговых сетей на яйца иногда достигает 70%.
«Себестоимость яиц растет быстрее, чем цена»
Чтобы чувствовать себя лучше и повысить рентабельность, Аксайская птицефабрика присоединилась к нацпроекту «Производительность труда и поддержка занятости», вводит бережливое производство и меняет маркетинговую стратегию. N поговорил с генеральным директором Аксайской птицефабрики Натальей Шумечковой о плюсах и минусах нацпроекта, причинах низкой рентабельности птицефабрик и влиянии курса доллара на производство яиц.

N: — Как давно вы присоединились к нацпроекту «Производительность труда и поддержка занятости»? На каком этапе его реализации сейчас находитесь?

Н.Ш.: — Мы подключились к проекту весной 2019 года и принимаем участие в четырех направлениях программы. Первое — улучшение знаний в экономике экспорта. Два специалиста прошли обучение по программе «Акселератор экспортного роста». Второе — повышение квалификации сотрудников. 20 человек отправились на курсы в ДГТУ. Третье направление — программа для руководителей «Лидеры производительности». Я приняла в ней участие и получила возможность пройти стажировку в Южной Корее. Четвертая программа предполагает внедрение на птицефабрике бережливого производства. В качестве пилотного потока выбрали сбор, комплектацию, сортировку и отгрузку яиц. Мы начали работу в октябре 2019 года и 4 апреля 2020 года завершаем процесс внедрения. Параллельно внедряем бережливое производство в подразделениях кормоцеха и автопарка. В планах в течение 2020 года — охватить все подразделения птицефабрики.

N: — Почему для вас актуально участие в проекте?

Н.Ш.: — Первое письмо с предложением участвовать в проекте пришло в 2018 году. Тогда никто не понимал, что это и зачем. Основным мотивом принять участие в программе была возможность получить инвестиционный кредит с льготной ставкой 1%, который обещали предоставить участникам проекта. Одно дело коммерческая ставка 5-7%, другое дело — 1%: практически бесплатные деньги. Программа предусматривает не только финансовую поддержку. Участие в проекте помогает преодолевать административные барьеры и приветствуется госслужбами.

N: — Каковы первые итоги участия в программе?

Н.Ш.: — Существенный результат мы увидим в конце текущего года. Сейчас идет процесс изменения мышления сотрудников. У нас появилась стратегия развития на несколько лет вперед с четким пониманием того, как нам переориентировать структуру продаж и закупок, совершенствовать отчетность внутри компании и аналитику. Мы привыкли искать «слонов», а проблемы часто кроются в мелочах. Когда нужно улучшить результат работы, обычно звучит фраза: «Давайте купим новое оборудование». Сейчас мы понимаем, что некоторые изменения можно внедрять на производстве и без финансовых затрат. Если бы эти знания мы получили лет 5-6 назад, иначе повернули бы свой корабль, провели модернизацию с меньшими затратами.

N: — За счет чего планируете увеличивать производительность? Как будете оптимизировать процесс производства?

Н.Ш.: — Полгода мы выявляли проблемные точки на пилотном отрезке производства совместно с ФЦК и РЦК (федеральный и региональный центры компетенций. — N) делали замеры, анализировали, насколько рационально используется рабочее время, и пр. Искали пробелы в работе, где люди просто простаивают, лишний раз расслабляются. Поняли, что сотрудники при сборе выполняют много ненужных движений, лишний раз бегают вокруг линии и теряют время. Попытались оптимизировать процесс. Сделали переходник через ленту для передачи яиц, чтобы персонал не бегал вокруг линии и продуктивнее работал. Условно, собирал не 100, а 150 яиц за одно и то же время. Женщины на яйцесборе катали тележку с яйцом весом 180 кг. Мы пересмотрели процесс, вместо женщины поставили мужчину, изменили конструкцию тележки и схему ее перемещения по цеху. Стало легче и комфортнее, эффективность труда возросла.

Важно, чтобы коллектив был мотивирован. Например, на яйцесборе у нас работало три трактора. Мы посчитали и увидели, что собирать и отвозить яйцо на сортировку могут две машины. Третьего тракториста направили на другие работы. Двум оставшимся распределили часть заработной платы третьего тракториста. Они понимают, что есть ради чего стараться, лишний раз дать газку, а не курить.

N: — Будет ли предприятие пользоваться льготами, которые дает участие в проекте?

Н.Ш.: — Программа предусматривает много льгот, но, к сожалению, не для нас. Птицефабрика по своему ОКВЭД не попала в список предприятий, которые могут взять кредит. В него вошли компании, которые занимаются переработкой, а мы производственники. Ни птицеводы, ни животноводы, ни растениеводы не могут воспользоваться льготным 1-процентным кредитом. Этот вопрос Аксайская птицефабрика уже подняла в Минэкономразвития Ростовской области. Обещали направить необходимые для решения проблемы документы в Москву.

Программа предусматривает льготу по налогу на прибыль. Ею мы тоже воспользоваться не можем, потому что не являемся плательщиками налога на прибыль. Сельхозтоваропроизводители освобождены от его уплаты.

N: — Для реализации какого проекта вы хотели бы взять кредит?

Н.Ш.: — Нам нужно завершить реконструкцию производства, начатую в 2011 году. Для этого необходимо около 150 млн руб. на строительство двух птичников для кур-несушек и 50 млн руб. — на создание нового корпуса для молодняка. Мы обратились в Минэкономразвития Ростовской области с просьбой оказать нам финансовую поддержку как участникам нацпроекта.

N: — Какой поддержки вы ждете? Как она может быть оказана?

Н.Ш.: — Можно обратиться к опыту других регионов. В Нижегородской области, например, для участников нацпроекта была разработана программа возмещения части стоимости приобретенного оборудования.

N: — Требует ли участие в нацпроекте каких-либо затрат со стороны предприятия?

Н.Ш.: — От участника программы «Лидеры ПРО» требуются лишь затраты на проезд в Москву, проживание в отеле и командировочные расходы. В период занятий организаторы берут на себя кофе-брейки и обеды. Если оценивать уровень московских специалистов, то можно сказать, что знания мы получили бесплатно. Затраты компенсировались с лихвой.

Внедряя бережливое производство, половину проблем, выявленных в ходе диагностики пилотного участка, решаем без каких-либо финансовых затрат. Перераспределяем работу между сотрудниками. Есть проблемы, для исправления которых требуются инвестиции в модернизацию. Сейчас нам нужно купить два яйцесборщика общей стоимостью 40-50 млн рублей.

N: — Каких результатов вы хотите достичь?

Н.Ш.: — Мы ставим цель к 2021 году увеличить производительность труда на 10%, к 2022-му — на 15%, к концу 2023-го мы должны выйти на 30-процентный рост. Такие ориентиры поставлены перед коллективом, но я понимаю, что если хотя бы 50% из поставленных задач мы решим, это уже будет большой победой. Когда ты десятилетиями работаешь по одной схеме, сложно быстро перестроиться. Возможно, итоговый показатель будет несколько ниже заданного.

N: — Участие в нацпроекте как-то повлияет на количество сотрудников предприятия, возможны ли сокращения в связи с ростом производительности труда?

Н.Ш.: — Нет, мы испытываем достаточно серьезный кадровый голод. Мало кто хочет работать на производстве. Привлечь сегодня способного молодого специалиста, из которого можно было бы вырастить главного зоотехника или главного врача, сложно. Поработает год, наберется опыта и уйдет, потому что уровень заработной платы в сельском хозяйстве оставляет желать лучшего. Птицеводство — низкодоходный бизнес, маржинальность маленькая. Последние три года птицеводческие предприятия не очень хорошо себя чувствуют. Рентабельность птицефабрик колеблется на сегодняшний день от 0% до 1,5%. По итогам 2019 года рентабельность Аксайской птицефабрики составила 1,2% Соответственно, говорить о высоких зарплатах в этой отрасли сложно. Среди предприятий Аксайского района мы по уровню средней заработной платы занимаем второе место. Она составляет 27 тыс. руб., этого недостаточно, люди хотят больше. Средний возраст сотрудников Аксайской птицефабрики составляет 48-50 лет. Около 60 человек из 370 работают на аутсорсинге. Даже если какие-то процессы и будут сокращены, то только за счет аутсорсинга.

N: — С чем связываете низкую рентабельность? Какие проблемы испытывает птицеводство?

Н.Ш.: — Перепроизводство яиц в России составляет около 10% от необходимого количества. У нас нет проблем с реализацией, но есть проблемы с ценой, по которой у нас покупают продукцию. Разница между той ценой, которую потребители видят на полках магазинов, и той, по которой товар приобретается у производителя, достаточно большая. Наценка сетевых магазинов на яйца, бывает, доходит до 70%. Зарабатывает не тот, кто производит, и эту ситуацию мы изменить не можем. Многие предприятия сбывают лишние яйца за копейки. Поэтому нам сложно устанавливать более выгодную цену.

N: — Вы упомянули о реконструкции производства, которую проводите с 2011 года. Что было сделано за это время?

Н.Ш.: — Мы реконструировали 65% площади корпусов по содержанию птиц. Старую технику заменили на новое немецкое оборудование Salmet. Понемногу вкладываем средства в модернизацию комбикормового завода. В реконструкцию инвестировали около 350 млн рублей. Мы рассчитываем так, чтобы период окупаемости каждого проекта не превышал 5 лет. Примерно 70% инвестиций окупились.

N: — Когда планируете завершить модернизацию?

Н.Ш.: — Это будет зависеть от того, как поведет себя рынок. Последние вложения были сделаны два года назад. На ближайшие 2,5 года у нас пока нет никаких инвестиционных проектов. Решимся на них, только если получим 1-процентный кредит и какие-то преференции как активный участник нацпроекта. В этом случае, конечно, мы пойдем дальше.

N: — Как за последние годы изменились объемы производства и продаж птицефабрики?

Н.Ш.: — Последние два года мы производим 230-240 млн штук яиц в год и стараемся держаться на этом уровне. Численность кур-несушек составляет в среднем 700 тыс. голов.

N: — Стоит ли перед вами задача увеличить объем производства?

Н.Ш.: — В условиях перепроизводства рынок не требует увеличения объема. Беда в том, что некоторые птицефабрики сегодня все-таки пытаются наращивать производство. Рынок почувствовал бы себя лучше, если бы все остановились и сказали: «Давайте останемся с прежними объемами и подумаем, как продавать товар с прибылью». В 2014-2015 гг. чистая прибыль нашей компании достигала 170 млн рублей в год, сегодня это всего лишь 20 млн рублей, которых недостаточно для развития компании. Себестоимость производства яиц растет. ЮФО один из самых дорогих регионов по стоимости зерновых. За последние два-три года цены на зерновые выросли на 60%, а они составляют 52% в структуре себестоимости яиц.

N: — Каково соотношение производимой предприятием продукции?

Н.Ш.: — Основной продукт — это яйцо. Оно занимает около 93% в структуре продаж. 5% приходится на мясное производство. Для всех птицефабрик оно убыточно, но от него никуда не денешься. Не выкидывать же птицу на улицу.

Совсем небольшой процент занимает производство комбикорма. Сейчас мы продаем его мелким подсобным хозяйствам. Раньше экспортировали комбикорм. В 2018 году в Ростовской области начались проблемы с птичьим гриппом, и регион был признан неблагополучным. Экспортные поставки закрыли. Мы потеряли один из наиболее маржинальных источников прибыли. Надеюсь, в ближайшее время мы возобновим поставки на экспорт. Предварительно нам подтвердили, что ограничения сняты.

N: — Почему производство мяса убыточно?

Н.Ш.: — Мы покупаем суточного цыпленка условно за 1 рубль. Почти 4 месяца молодая птица выращивается в корпусе молодняка. В это временя мы несем только затраты на кормление и прочее. Они ложатся на себестоимость курицы. Затем мы переводим птицу из корпуса молодняка в промышленный корпус несушек. Мясо несушки полезное, вкусное, не напичкано никакими гормонами, но его себестоимость превышает 100 рублей. Кому я продам курицу-несушку за такие деньги, когда цыпленка-бройлера можно купить за 70 рублей? Мясо в яичном бизнесе считается убыточным, это побочный продукт. Чтобы минимизировать убытки, производитель либо ищет покупателей и продает курицу живой, либо отправляет на забой.

N: — Какова география продаж?

Н.Ш.: — Это юг России. Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края, Дагестан. Экспортировать яйца невыгодно. На юге России мы ставим ценник выше, чем за границей. Экспортная цена закупки совсем неинтересная.

N: — Как вы реализуете продукцию? Какую долю занимают прямые поставки в торговые сети, а какую — на оптовые базы?

Н.Ш.: — Сейчас торговые сети составляют более 70%, 30% занимают оптовые покупатели и небольшие магазины. Ситуация на рынке постоянно меняется. В регион приходят новые торговые сети, мелкий бизнес и небольшие магазины постепенно вымирают. Всего несколько лет назад ситуация была иной: сети занимали 30% в структуре продаж птицефабрики, небольшие магазины — 50%.

N: — Многие производители сейчас открывают собственные розничные магазины. У вас таких планов нет?

Н.Ш.: — Мы открыли первый фирменный магазин осенью прошлого года. Он находится на рынке «Алмаз». Психологически долго не решались на это. Собственный магазин обычно открывают компании, у которых большой ассортимент. Мы продаем только яйцо. Правда, сегментируем его на разные категории. Мы рискнули, открыли этот магазин, ввели поштучную реализацию яиц, сделали уютный дизайн, но проект пока подтверждает, что торговать одним яйцом однозначно нерентабельно. Привлекли личное подсобное хозяйство, которое поставляет в магазин маринованные яйца и другую продукцию. Хотим показать, что из яиц можно делать все что угодно. У этой точки появилось много мелких оптовиков, которые приезжают и покупают ящиками, но это не тот оборот, который мы хотели бы иметь.

N: — В Ростовской области есть несколько крупных птицефабрик, при этом на прилавках много производителей из других регионов. С чем это связано?

Н.Ш.: — Магазины никогда не покупают продукцию у одного поставщика. Если замыкаешься на одном поставщике, он начинает диктовать условия. Когда появляется конкурент, можно требовать снижения цены. Кроме того, есть сети, которые ищут поставщиков через торги. Они доступны любому предприятию. Никто не смотрит при выборе на качество, только на цену закупки. Сети не всегда отдают предпочтение производителям, а зря, ведь только на производстве можно соблюсти все необходимые требования по хранению и доставке товара в магазины.

N: — Как можете оценить конкуренцию на тех рынках, где продаете свою продукцию?

Н.Ш.: — Конкурентов много. Мы шагаем рядышком с Таганрогской и Краснодарской птицефабриками. Много яиц привозится в регион из Воронежа. Несколько крупных птицефабрик Подмосковья и Санкт-Петербурга поставляют свое яйцо. Наша производственная доля в регионе составляет 20%.

N: — Каковы ваши конкурентные преимущества?

Н.Ш.: — Качество, совершенно другое мышление и безумная работоспособность, направленные на удовлетворение потребностей наших потребителей.

N: — Последние несколько лет регулярно происходят вспышки птичьего гриппа. Что делаете, чтобы обезопасить предприятие от инфекций и вирусов?

Н.Ш.: — На территории фабрики стоят звуковые пушки, которые разгоняют синантропную птицу, обрабатываются корпуса, дороги, транспорт. Проводим разъяснительную работу с персоналом, санитарно-ветеринарная комиссия делает регулярные обходы. Используем санпропускники, дезинфицирующие коврики и прочее.

N: — Пользуетесь ли услугами страховщиков?

Н.Ш.: — Нет. Лучше эти деньги направить на покупку дополнительной спецодежды и дезинфицирующих средств.

N: — Падение рубля и укрепление доллара оказывает какое-то влияние на работу предприятия?

Н.Ш.: — Многие компоненты, используемые в кормлении птицы, поставляются из-за границы, в том числе из Китая. Поставщики уже звонят нам и говорят, что будут поднимать цены. Рентабельность и так невысока в птицеводстве, соответственно, если себестоимость вырастет, финансовое состояние ухудшится.

N: — «Автодор» подавал иск к Аксайской птицефабрике о принудительном изъятии 33 гектаров земель сельхозназначения для строительства Аксайского обхода, и суд удовлетворил требования дорожников, назначив вам компенсацию в размере 1,95 млн руб. Вы остались довольны ее размером?

Н.Ш.: — Судебный иск появился, потому что мы не согласились с ценой, которую нам предложили. Эти деньги не компенсируют потери. Те земли, которые изымаются, — это прилегающая к трассе M-4 «Дон» территория. У собственника были планы развивать там инфраструктуру.

Ключевой момент, из-за которого мы можем пострадать, — это закрытие нашего съезда на трассу M-4 «Дон» на 1083-м км в связи со строительством новой дороги. Птицефабрика должна соответствовать санитарно-ветеринарным требованиям. Одно из них — два выезда. Сейчас мы этот вопрос пытаемся решить с правительством Ростовской области и «Автодором». Ведем переговоры, чтобы нам обеспечили второй съезд. Если его не будет, мы получим предписание о приостановке деятельности.

N: — На протяжении нескольких лет показатели выручки держатся примерно на одном и том же уровне, а прибыль уменьшается. С чем это связано?

Н.Ш.: — Рынок яйца нестабилен. Темп роста себестоимости производства яиц намного выше темпа роста цены нашей продажи. После Нового года цена обвалилась до 32 рублей за десяток. После Пасхи тоже традиционно происходит спад. Последние несколько лет прибыль держится на уровне 20 млн руб. Финансовые результаты 2019 года остались на уровне 2018 года. В ближайшее время будем менять маркетинговую стратегию и активно внедрять принципы бережливого производства, что позволит нам увеличить производительность труда.

О собеседнице. Наталья Сергеевна Шумечкова родилась в 1976 г. Окончила Южно-Российский государственный технический университет по специальности юриспруденция. С 1996 года по 2011 год работала в Новочеркасском отделении № 1799 Сбербанка России. Была заведующей универсальным дополнительным офисом № 1799/065 Новочеркасского отделения № 1799 Сбербанка России. С 16 февраля 2011 года занимает должность генерального директора ООО «Аксайская птицефабрика».

О компании. ООО «Аксайская птицефабрика» — одно из крупнейших птицеводческих хозяйств в Ростовской области. Предприятие было создано в 1972 году как птицефабрика «Южная». В 1999-2000 гг. было реконструировано и преобразовано в ЗАО «Аксайская птицефабрика», а в 2017-м — в ООО «Аксайская птицефабрика». Мощность предприятия составляет 700 тысяч кур-несушек. В год Аксайская птицефабрика производит 230-240 млн штук яиц. В 2017 и 2018 годах выручка предприятия составила 819,3 млн руб. и 863 млн руб. соответственно. 2017 год предприятие завершило с чистой прибылью 19,3 млн руб., 2018-й — 19,6 млн. Собственником птицефабрики является Павел Калюжный.

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ
Практика бизнеса
image
Выручка гуковского ЗАО «Швея» по итогам 2019 года выросла на 26% и составила 231,9 млн рублей, чистая прибыль выросла на 1,8%, до 28,1 млн рублей, об этом есть информация в годовой бухгалтерской отчетности компании. На 31 декабря 2019 года у общества не было обязательств, кредиторская задолженность составляла 17 млн рублей.
Практика бизнеса
image
Ростовская дистрибьюторская компания «Донпродукт+», по словам ее директора Дмитрия Дуброва, конкурирует на рынке с транснациональными и федеральными поставщиками за счет постоянного поиска новых ниш. В прошлом году она наладила поставки в мясные лавки.
Практика бизнеса
image
Магазины сети «ВкусВилл», похоже, подобрали ключи к рынку донской столицы. Парадоксально, но ставка на средний класс, наиболее чувствительный к доброму слову и грамотной рекламе, похоже, срабатывает. Сеть открыла уже четыре магазина.
Практика бизнеса
image
Винодельня «Эльбузд», по словам ее владелицы Татьяны Гончаровой, демонстрирует положительную динамику развития за счет выхода в новые торговые сети.
Просмотров: 7785

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Практика бизнеса
image
Сервис заказа такси планирует нанести изображение вратаря молодежного состава ФК «Ростов» Дениса Попова на машину, если футбольный клуб даст на это разрешение. Кроме того, «Ситимобил» предложил бесплатные поездки молодежному составу «Ростова». Эксперт говорит, что такая акция вполне удачный PR-ход, который повышает лояльность по отношению к бренду.
Практика бизнеса
image
Президент ассоциации IT-компаний Таганрога BrainHorn Максим Болотов считает, что у Ростовской области есть окно возможностей для формирования в Таганроге мощного IT-кластера.
Практика бизнеса
image
Для всероссийского голосования по поправкам в Конституцию донские предприятия поставили средств защиты от ковида на 164,1 млн рублей. Затраты, связанные с новой коронавирусной инфекцией, увеличили расходы на голосование в Ростовской области на 46%.
Практика бизнеса
image
Бизнес вынужден оперативно трансформироваться к новой реальности. Ограничения, связанные с пандемией, когда-нибудь снимут, но переждать «до лучших времен» не получится, уверена Мария Христолюбова, заместитель начальника управления по работе с малым бизнесом ПАО КБ «Центр-инвест». Эксперт рассказала, какими банк «Центр-инвест» видит своих клиентов в ближайшей перспективе.
Реклама на сайте и в газете
Заказать