Сегодня 17 ноября 2017 года

Погода в Ростове +1°

24.12.2014 15:57

Смена «пролетарского» тандема

Ольга Курушина
«Город N» №50 (1109), 22 ДЕКАБРЯ 2014

Назначение первого лица городской власти в Ростове стало одним из важнейших событий уходящего года. На смену тандему Чуб — Чернышев, выросшему из Пролетарского района ростова, пришел новый: Голубев — Горбань из подмосковного ленинского.

На смену старейшему по стажу муниципальной работы российскому градоначальнику Михаилу Чернышеву (21 год на посту) пришел экс-вице-губернатор области Сергей Горбань. Вместе с мэром в прошлое, возможно на время, ушли и всеобщие выборы. Отставка Чернышева, скорее всего, стала свидетельством окончательного ухода из активной политической жизни региона пресловутой «старой команды» выходцев из Пролетарского района Ростова, которых сменили «новички» из подмосковного Ленинского. Эксперты считают, что причина профессионального долголетия экс-мэра кроется в его дипломатических способностях и умении, по меньшей мере при бывшем губернаторе, ставить интересы тандема выше собственных и даже городских. Сергей Горбань, если повезет, останется в истории города как человек, подготовивший Ростов к чемпионату мира по футболу.

Назначая Михаила Чернышева главой Ростова, Владимир Чернышева (справа) ожидал, что в городе будет порядок. Эксперты считают, что экономические интересы экс-губернатора и членов прежней команды Чернышевым учитывались всегда. Фото из архива N.
Назначая Михаила Чернышева главой Ростова, Владимир Чуб (справа) ожидал, что в городе будет порядок. Эксперты считают, что экономические интересы экс-губернатора и членов прежней команды Чернышевым учитывались всегда. Фото из архива N.

Попал в историю
Сложно сказать, что останется на страницах «Википедии» через несколько лет в разделе «Мэр Ростова Михаил Чернышев». Можно вспомнить, что при нем в 1990-e начали широко отмечать День города и специальную норму о праздновании даже занесли в городской Устав. Впервые такой праздник случился 24 сентября 1994 года.

Может быть, там будет строчка и о 250-летнем юбилее Ростова, отмеченном в 1999 году. Подготовка к этой годовщине высветила многие новые процессы в жизни города. Пожалуй, впервые так агрессивно применялась практика поборов с предпринимателей «на юбилей». «Город N» тогда писал о волне возмущения, вызванной этим административным «рэкетом». Власти откровенно выжимали деньги из предпринимателей, установив квоты «спонсорства» в зависимости от профиля и оборота фирмы. Бизнесмены роптали и жаловались в газету, но официальных жалоб никто не подал.

Комментируя эту ситуацию в интервью газете, мэр говорил тогда: «Когда предприниматель понимает, о каком проекте идет речь, когда он понимает свою роль, он гораздо больше вложит средств, чем в том случае, когда из него делают просто болвана: ты дай деньги, и не понятно, куда они пойдут... Это от недальновидности тех аппаратных работников, которые занимаются этим делом. Здесь, я считаю, максимальный эффект может быть тогда, когда проекты разрабатываются совместно, когда они открыты и понятны».

Радовало одно — что большая часть собранных таким образом денег пошла на благое дело. В ходе подготовки к юбилею был достроен Музыкальный театр, 20 лет до этого стоящий долгостроем, восстановили колокольню кафедрального собора. Были спорные проекты: например, поставили памятник Димитрию Рос­товскому. Переложили тротуары на Б. Садовой от вокзала до Театральной площади — более 45 тыс. кв. м плитки, облагородили сотни фасадов в центре города, открыли Текучевский мост, провели множество других благоустроительных работ.

Пожелания мэра сделать проекты открытыми и понятными редко реализовывались. К примеру, более чем за 20 лет работы так и не были решены до конца проблемы благоус­т­ройства и реконструкции центра. В итоге, исчерпав все более или менее пригодные для строительства площадки, застройщики ушли из центра на окраины, в соседние муниципалитеты, потому что мэрия так и не смогла разработать систему льгот и преференций для предпринимателей, реконструирующих и расселяющих центральные трущобы.

Ростов в 1990-е стал одним из первых городов России, решивших проблему городских перевозок с помощью частных компаний, образоваться которым помогла кредитная программа Всемирного банка. Но прошло время, и сегодняшний городской транспорт в предкризисном состоянии. Разговоры о метро все больше напоминают рассуждения 1990-х о монорельсе: дорого и сложно.

Кому реформировать систему, кому эксплуатировать
Ирония судьбы и прежнего мэра, и нынешнего главы администрации заключается в том, что начало их деятельности связано с назначением, а не с выбором ростовчан.

21 июля 1993 года сессия Рос­товского городского Совета согласовала кандидатуру главы города, представленную губернатором Чубом. Мэром стал Михаил Чернышев, глава администрации Пролетарского района. На этом посту он сменил Юрия Погребщикова.

Владимир Чуб представил Михаила Чернышева и рекомендовал его как «мягкого и тактичного человека»:

— Я знаком с ним давно, знаю его положительные качества, рассчитываю на него, что в городе будет порядок.

Михаил Чернышев выделил для себя два основных рабочих принципа: большой потенциал города должен заработать на критических участках и все действия городских властей должны быть направлены на социальную поддержку жителей города и на создание максимально благоприятных условий для самореализации горожан.

114 из 144 присутствовавших на заседании депутатов проголосовали за согласование назначения. Сидящий в президиуме Владимир Чуб сразу же подписал соответствующее постановление — так описывал процедуру прихода Михаила Чернышева в городскую власть «Город N» летом 1993-го.

В своих интервью, а также в мемуарной книге «И верь, и бойся, и проси» первый мэр города Юрий Погребщиков, чьи взгляды на управление городом не совпали в тот момент с губернаторскими и общественными, рассказывает о том, как возникла кандидатура его преемника, Михаила Чернышева.

Из интервью «Городу N»: «Я предложил его губернатору, и это предложение было немедленно одобрено. Чернышев считался наиболее авторитетным из глав городских районов. К его мнению прислушивались. Губернатор согласился потому, что он всегда был членом его команды, выросшей из Пролетарского района. Кроме прочего, это было и своевременное назначение, поскольку наступало время людей, склонных не реформировать систему, а спокойно эксплуатировать ее.

Я знал, что назначение после меня такого человека, как Михаил Анатольевич Чернышев, даст возможность области более монолитно сформировать управление территорией. Они (мэр и губернатор. — N) явно подходили друг другу более как члены одной команды, а по своим человеческим чертам Чернышев был значительно более осторожен и менее активен в таких преобразованиях, которые могли вызвать критику в его адрес».

Как возникла идея сделать градоначальником Сергея Горбаня, никто не может сказать точно. Политолог Александр Мамитов напоминает, что губернатор Голубев и новый сити-менеджер Ростова связаны еще работой в Ленинском районе Мос­ковской области:

— Наверное, у них своя история взаимоотношений. Но это показательно, что новый руководитель области ставит главой областного центра своего проверенного человека.

6 ноября, представляя Сергея Горбаня ростовской Думе, Василий Голубев отметил, что городу нужны системные перемены. А сам новый глава заявил:

— ...Все, что мы будем делать в городе, — это будет продолжение политики губернатора и тех программ, которые реализуются в области.

Говоря о Чернышеве, Александр Мамитов напоминает, что тот довольно долго оставался у власти за счет лояльности и преданности экс-губернатору:

— Экономические интересы губернатора и членов прежней команды, насколько я знаю, Чернышевым учитывались всегда. Большинство вопросов разруливалось. Жестких проблем в городе почти не было.

Один очень показательный пример из 1990-х связан с масштабнейшим областным проектом — строительством автозавода в Таганроге. Рос­товская мэрия оказалась на время втянутой в этот проект на самых невыгодных условиях. (Подробнее см. материал «Расцвет и крах донского Детройта»).

Политтехнолог Владислав Волков считает, что Михаил Чернышев отличался от других возможных претендентов на мэрское кресло в Рос­тове предсказуемостью и нежеланием глубоко вмешиваться в дела людей, от которых зависел город:

— Ни рейдерством, ни чем-то таким, чем могли бы заниматься люди более смелые, он не занимался. Такие руководители гораздо лучше приживаются, чем любящие рубить сплеча, принимать волевые решения. В 1990-е это было хорошо, а в тучные годы, когда можно было побороться за большие инвестиции, конечно, требовался другой человек. И тогда Ростов мог бы обогнать Краснодар и стал бы реальной столицей юга России. Но теперь уже поздно.

Владислав Волков напоминает, что Ростов долгие годы играл роль донора областного бюджета.

— За счет Ростова жило много проектов и муниципальных образований области. Мэр никогда не был менеджером-максималистом, таким Чубайсом, добивавшимся своего во что бы то ни стало. И в этом смысле Чернышев — неэффективный менеджер. Не знаю, он был таким по доброте души или боялся Чуба. Такой человек, как Сергей Горбань, требовался Ростову лет 10 назад, а сейчас даже не понятно, хороша ли его активность или нет, — считает он.

От слуха к слуху
Слухи о том, что Михаил Чернышев уйдет в отставку, сопровождали экс-мэра почти с того момента, как Василий Голубев стал губернатором области. Их первая волна поднялась еще летом 2010-го. Но сначала мэр в своем блоге сообщил, что информация о его возможной отставке по состоянию здоровья не имеет под собой оснований. А затем и губернатор Василий Голубев опроверг слухи о скорой отставке градоначальника.

— Во-первых, он (Чернышев. — N) избран совсем недавно. Сущест­вует законодательство, которое определяет решение таких вопросов, поэтому это слухи, — заявил губернатор журналистам.

Законодательство сыграло свою роль позднее, летом 2014-го. Хотя у губернатора были претензии к работе мэра, до публичного конфликта дело не доходило. Разве что после январского снежного коллапса работу городских властей признали неудовлетворительной. Постоянный контроль и кураторство городских проблем было поручено Сергею Горбаню.

Эксперты отмечают, что, возможно, от внешних проявлений неудовольствия стороны удерживались не только в силу хорошего воспитания. Причиной поддержания статус-кво могли быть связи и влияние Михаила Чернышева в структурах «Единой России» и даже администрации президента. Мэр много лет возглавлял президиум Совета российских городов. Его супруга Зоя Степанова с 2003 года является депутатом Госдумы, а в 2011 году она была региональным координатором «Народного фронта». С декабря 2011-го в Совете Федерации заседает Владимир Чуб, добившийся сенаторского места от Мурманской области.

Самым тяжелым в карьере Михаила Чернышева, наверное, мог быть 2011 год. В ноябре прокуратура области вспомнила, что в декабре 2001 года Чернышев своими постановлениями незаконно изъял из федеральной собственности 5,66 га в Ботаническом саду (принадлежит ЮФУ), затем разделил на участки между рядом физлиц для строительства жилья, один из них достался его близкой родственнице. Чернышев вместе с родственницей — совладельцы этого участка площадью 1400 кв. м. Прокуратура направила в Следственное управление СК по Рос­товской области материалы для возбуждения против Чернышева дела по статье о злоупотреблении должностными полномочиями из корыстной заинтересованности, повлекшем тяжкие последствия. Уголовное дело так и не было возбуждено.

Летом 2011 года против дочери мэра Ольги Чернышевой было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере» за сделки с земельными участками, принадлежавшими сельхозпредприятию Аксайского района. Суд признал ее виновной, но наказания она избежала по амнистии.

Губернатор Василий Голубев (справа) и глава администрации Ростова Сергей Горбань (в центре) связаны еще работой в Ленинском районе Московской области. Представляя Сергея Горбаня ростовской Думе, Василий Голубев отметил, что городу нужны системные перемены. А сам новый глава заявил: «Все, что мы будем делать в городе, — это будет продолжение политики губернатора и тех программ, которые реализуются в области. Фото Михаила Мальцева.
Губернатор Василий Голубев (справа) и глава администрации Ростова Сергей Горбань (в центре) связаны еще работой в Ленинском районе Московской области. Представляя Сергея Горбаня ростовской Думе, Василий Голубев отметил, что городу нужны системные перемены. А сам новый глава заявил: «Все, что мы будем делать в городе, — это будет продолжение политики губернатора и тех программ, которые реализуются в области». Фото Михаила Мальцева.

Позднее были снежные коллапсы в декабре 2012-го и в январе 2014-го. Губернатор выражал публичное неудовольствие, горожане требовали отставки, но снег таял, а в руководстве города мало что менялось.

Мэр преуспел в обосновании своих действий или бездействия с правовой точки зрения, виртуозно доказывая, что в рамках имеющихся правовых полномочий он делал все, что мог.

Летом 2013 года появилась новая волна слухов, «выпроваживающих» мэра. В качестве нового места работы рассматривался Совет Федерации. И в интервью «Городу N» Михаил Чернышев хоть и туманно, но все-таки допускал такой вариант «развития карьеры». Но выборы в Заксобрание, дающие право добиваться места в верхней палате парламента, прошли, а мэр остался на своем посту.

Ушел на повышение
«Решение вопроса» пришло с неожиданной стороны. В мае этого года Госдума предоставила регионам право самостоятельно определять порядок избрания глав местного самоуправления. А уже в июле в Рос­товской области был принят закон о главах городских округов, согласно которому функции городских глав будут выполнять спикеры городских дум, а главы администраций (сити-менеджеры) будут выбираться на конкурсной основе.

Всем было понятно, что важнейшая цель законопроекта — отмена прямых выборов мэров. Чернышев не скрывал, что новая модель ему не нравится:

— На мой взгляд, прямые выборы — самый лучший вариант, наемный руководитель зависит все-таки от того лица, которое его назначает.

Но закон приняли, и, по мнению экспертов, у Чернышева не стало причин держаться за мэрское кресло дальше. Он понимал, что главой администрации его видеть не хотят. Все так называемые перспективы избраться в городскую Думу следующего созыва, чтобы, может быть, стать главой города, хлопотны и не бесспорны.

Одним словом, в предложении губернатора занять место зама плюсов оказалось больше, чем минусов, считает Владислав Волков:

— Я не знаю, как ощущает себя Чернышев. Думаю, что очень сложно оказаться вне бюрократического механизма тому, кто отдал ему всю жизнь. А потом страшно уходить в неизвестность. За время нахождения на посту накопился груз решений, которые принимались если не с нарушениями, то в вынужденных обстоятельствах, и каждый хочет получить какую-то страховку, а статус российского пенсионера ни от чего не страхует. Поэтому он предпочел остаться. Для Голубева присутствие Чернышева в команде — это способ показать, что накануне выборов в области улажены все конфликтные ситуации, со старой командой произошло примирение. Чернышев занимается ключевой темой — развитием ростовской агломерации. И кто там знает, что нет никакой агломерации на самом деле?..

К тому же найти толкового замгубернатора в наше время не так-то просто. Даже в сити-менеджеры приходится отдавать лучшие кадры. Одним словом, Михаил Анатольевич, покинув пост мэра, получил больше, чем потерял.

Один из собеседников N говорит, что приближение зимы могло ускорить отставку мэра.

— В марте все равно пришлось бы уходить, вполне возможно, что в никуда, а зимой еще бы «двоек» понаставили. А так он ушел как бы на повышение. Насколько я знаю, — добавляет человек, знакомый с ситуацией, — в администрации президента не настаивали ни на отставке, ни на продолжении работы. Так что, скорее всего, решение об уходе мэр принял сам. Может быть, с мыслью о том, чтобы попасть в 2016 году в Госдуму.

Александр Мамитов считает, что Голубев наверняка хотел мягкого, бесконфликтного выхода из ситуации с заменой мэра Ростова, в конце концов, эту операцию можно было отложить до выборов новой Думы в сентябре будущего года:

— А новая должность экс- мэра, мне кажется, плавный уход на пенсию, но он уйдет на нее не как проигравший, а как человек, которого оценила и новая областная власть.

Политолог Юрий Гиренко полагает, что системный склад ума и способности дипломата помогали Михаилу Чернышеву в разных ситуациях находить оптимальную линию поведения:

— Несомненно, человек заурядный столько лет на таком посту продержаться не смог бы. Михаил Чернышев — это яркая и интересная страница в истории Ростова. Я пока ничего не могу сказать про тандем Голубев — Горбань. Старт бурный, но цыплят по осени считают. В случае с тандемом Чуб — Чернышев мы имели дело с избранным губернатором и избранным мэром, а сейчас имеем дело с губернатором, который еще не избран, и, по сути, с назначенным чиновником. Это другие функции, другая ответственность, к тому же Горбань не единовластный начальник города. Есть еще глава города. Если руководителей трое, то это уже не тандем. Как это будет работать, пока не знаю. Эпоха Чернышева, по большому счету, еще не закончилась. Работают многие люди, назначенные им. Но не думаю, что может состояться его политическое возвращение, свою большую политическую роль он уже сыграл.

Еще один эксперт, попросивший об анонимности, вспомнил, что, будучи главой миллионного города в 1990-е и нулевые, мэр никогда не имел личной охраны:

— Для меня это показатель того, что он играл по правилам. Это было основой политической и физической выживаемости. Принципы и правила нового тандема, думаю, повторятся. Главной в этой связке была и будет возможность лоббирования интересов города на уровне областной власти. В последние годы это было упущено, а сейчас возрождается. Это может стать конкурентным преимуществом Ростова. Когда отсутствует лоббизм — это плохо.


Общие жизненные университеты
Михаил Чернышев и его супруга Зоя СтепановаМихаил Чернышев и его супруга Зоя Степанова окончили один вуз — Ростовский-на-Дону институт сельскохозяйственного машиностроения (нынешний ДГТУ).
Оба с начала 1980-х годов на партийной и советской работе в Пролетарском районе Ростова.
С 1985 года Михаил Чернышев работал заместителем председателя исполкома Пролетарского райсовета, замруководителя организационно-инструкторского отдела исполкома Ростовского облсовета, затем замом главы администрации Пролетарского района Ростова.
В июле 1993 года он был назначен главой города. Затем в декабре 1996 года, в 2000, 2004 и 2010 годах ростовчане избирали его мэром.
Экс-мэр награжден несколькими орденами, удостоен звания «Почетный строитель России», награжден почетной грамотой Президента РФ, пять раз поощрялся Благодарностью Президента РФ.
Имеет ученую степень доктора экономических наук.
Зоя Степанова стала работать инструктором орготдела Пролетарского райкома КПСС в 1981 году.
С 1985-го она — секретарь исполкома, зампредседателя и председатель Пролетарского райсовета.
В августе 1993-го была назначена главой администрации Пролетарского района.
В 1997-м — замгубернатора — управляющий делами администрации области.
Депутатом Государственной Думы избирается с 2003 года.


В 1990-е мэр тесно общался с народом

Михаил Чернышев

Пожалуй, самый массовый в истории города митинг прошел в Ростове 27 марта 1997 года.

По разным оценкам, на Театральной площади в день Всероссийской акции «За труд, зарплату и социальную справедливость» собралось от 10 до 50 тысяч человек. Наименьшую цифру называла милиция. Максимальную — лидер областных проф­союзов Василий Воронин. В акции принимали участие посланцы многих городов области. Накануне завершили примирительные процедуры и получили право на забастовку почти 40 предприятий области. Причиной массового выступления стали колоссальные долги по зарплате. К марту 1997-го они достигали 1 триллиона 300 млрд неденоминированных руб­лей. На некоторых предприятиях денег не платили с декабря 1995 года.

Героями акции были ростсельмашевцы. Колонна «Сельмаша» от заводоуправления до Театральной площади шла следом за символичес­ким гробом, на котором крупными буквами было написано: «Машиностроение».

Невозможно ответить однозначно, как должны поступать власти, когда народ выходит на митинги и демонстрации (проще перечислить то, что нужно было им сделать для предуп­реждения акций протеста). Наверное, самое мудрое решение — все-таки ограничиться поддержанием общест­венного порядка. Но в этот раз на площади была едва ли не половина заместителей губернатора, которые двусмысленно смотрелись на трибуне в моменты, когда митингующие и ораторы от оппозиции требовали отправить в отставку президента и правительство.

Но для большинства митингующих «власть» — это те, кого они знают в лицо. Поэтому повышенное внимание выпало на долю Михаила Чернышева. Он около часа вел у заднего борта грузовика-трибуны, за спиной ораторов, «свой» митинг. Объяснял пенсионерам про льготы в оплате жилья, про задержки пенсий и, может быть, приобрел в этом разговоре несколько десятков сторонников, хотя и не переубедил многих отчаявшихся горожан.

Надо сказать, беседы Михаила Чернышева с митингующими требовали от него определенного мужест­ва. По окончании митинга толпа, которой в этот момент было, в общем-то, все равно, на ком выместить раздражение и даже злобу, прижала ростовского мэра к борту грузовика. Окружив Михаила Чернышева плотным кольцом, не прекращая скандировать «Позор!» и «В отставку!», митингующие преградили ему путь к машине. Только благодаря расторопности милиции удалось довести мэра до автомобиля без происшествий.


Теги: Сергей Горбань, Михаил Чернышев, Василий Голубев, Владимир Чуб

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

19325 просмотров
Для добавления комментария необходимо авторизоваться   
Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2017 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 259, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин