Сегодня 24 сентября 2019 года

Погода в Ростове +13°

18.01.2013 15:52

Сколько стоит голос одного акционера?


Собрание акционеров компании «Донской табак», состоявшееся 5 июня в Театре Горького и длившееся 10 часов, по накалу страстей не уступало иной драме. Крупные инвесторы устроили переворот в правлении, а мелкие акционеры, как им и положено, старались в этой борьбе продать свои голоса подороже.

Первое в истории компании собрание ее акционеров началось в 10 часов утра 5 июня в присутствии владельцев 571662 голосов, или 92,6% голосующих акций. В зале Театра Горького собралось 1200 человек (еще столько же, в основном членов ТК, оформили на свои акции доверенности, услуги нотариусов обошлись АО в 602 тыс. рублей).

Интрига акционерного собрания была предсказана задолго до его начала и сводилась к борьбе за пост генерального директора общества. Накануне собрания расстановка сил была следующей. Из 693305 акций голосующими были признаны 617346 (или 89% от всего числа акций). Фонду имущества Ростовской области принадлежало 29% акций (из них 20% — голосующие), Донкомбанку — 13,2% и лояльным банку неизвестным инвесторам — около 7%. Далее шло безбрежное море членов трудового коллектива, получивших по закрытой подписке 51% акций и продавших часть их Донкомбанку накануне собрания акционеров. Таким образом, перед собранием (с учетом неявки на него владельцев 7,4% голосующих акций) вес альянса крупных инвесторов составлял 48,6% в общей доле акционеров. Было также известно, что все крупные инвесторы, в том числе и Фонд имущества, будут выступать единым фронтом против действующего генерального директора Евгения Балалы в пользу второго кандидата, снабженца фабрики Ивана Саввиди. И поскольку в альянсе внешних ин­весторов доминировал Донкомбанк, вопрос стоял так: свалит ли Донкомбанк Балалу? Причем специалисты из различных инвестиционных институтов, участвовавших в этой игре по разные стороны, сходились во мнении, что Донкомбанк явно сильнее и его поддержит около 65% акционеров.

Сразу сообщим, что они оказались правы, хотя победа альянса крупных инвесторов оказалась отнюдь не такой хрестоматийной и очевидной, как можно было ожидать. С первого момента стало ясно, что генеральный директор АО знал о своем шатком положении. В своей борьбе за переизбрание он сделал ставку на трудовой коллектив, который хорошо знал историю того, как предприятие превратилось из аутсайдера в престижное предприятие области.

В 1985 году на ДГТФ дотла сгорели склады. Убыток составил 40 млн крепких советских рублей. По ценам восьмилетней давности это равнялось 57 миллионам 143 тысячам пачек лучших ростовских сигарет «Космос».

В 1988 году по Закону СССР «О государственном социалистическом предприятии» на ДГТФ выбрали нового директора — Евгения Балалу. Бизнес-план директора предлагал к 1993 году заново отстроить склады, создать собственный автопарк и ввести десятипроцентную экономию сырья.

В 1990 году ДГТФ списала убытки и нормализовала отношения с банками. В погоне за экономией фабрика научилась вместо десяти сигарет делать одиннадцать, что сберегало ей по ценам 1993 года полтора миллиона рублей ежегодно. (Правда, гуляющие в цехах слухи утверждают, что и сегодня десятая часть продукции фабрики разворовывается.) Разбогатевшее предприятие закупило автотранспорт под 100% своих потребностей, построило складскую базу в Батайске и достраивает еще одну на 15 тыс. кв. м на старом пепелище. «Мы сделали все, что наметили в 1988 году», — заявил собранию акционеров Е. Балала, заканчивая исторический раздел своего отчетного доклада.

Переходя к итогам последнего года, кандидат довел до акционеров также следующие результаты деятельности общества за четыре последних месяца 1992 года (с момента реорганизации ДГТФ в АО «Донской табак»). За эти четыре месяца было реализовано продукции на 2 млрд 534 млн руб. Балансовая прибыль составила 778 млн 240 тыс. руб. Общество перечислило акцизные сборы и НДС в сумме 70 млн рублей. Кроме того, поскольку АО «Донтабак» внесено в список монополистов, для него был установлен лимит рентабельности (до которого прибыль облагается обычным 32-процентным налогом) — 40%. Фабрика его регулярно превышала. За это она заплатила налог на сверхлимитную прибыль — 290 млн рублей.

По грубым оценкам, за 4 месяца каждый рубль уставного капитала общества (УК = 138661000 руб.) принес 5 рублей 41 копейку, или 1683% годовых. А за вычетом налога на прибыль — 3 рубля 81 копейку прибыли на 1 рубль УК, или 1143% годовых. Эффективность производства (отношение балансовой прибыли к затратам) можно оценить на уровне 59%, что выше среднего по стране показателя.

На 1 января 1993 года баланс компании составил 1 млрд 977 млн рублей. Основные средства — 424,4 млн.

Запасы и затраты — 1 млрд 9 млн; денежные средства и дебиторская задолженность — 543 млн руб­лей.

Докладчик не привел результатов хозяйствования в 1993 году. Как удалось выяснить позже, суточная выработка сигарет и папирос по фабрике сегодня — 43 млн штук при плане на 1993 год в 10 млрд штук. Мощности загружены на 70%. И это не предел: оборудование самортизировано полностью несколько раз. Известно, что в феврале «Донтабак» добился от властей повышения цен на продукцию. В некоторой степени это было знаком сочувствия предприятию, пережившему зимой острейший сырьевой кризис.

Однако трезвое понимание ситуации подсказывало, что не анализ экономики фабрики, какой бы успешной ни была ее динамика, а только перспектива личных доходов могла принести необходимые голоса мелких пайщиков. Поэтому главный акцент в своем отчете Балала сделал на уровень зарплаты работников, социальные достижения (у фабрики едва ли не самые мощные в области бартерная и жилищная программы) и дивидендную политику акционерного общества. Последняя фраза отчитавшегося директора: «Бартер был, есть и будет!» — потонула в таких аплодисментах, что среди наблюдателей появились первые сомнения относительно всесильности консолидированного пакета 48% голосующих акций. Эти сомнения укрепились, когда в бой попыталась вступить другая сторона в лице председателя Донкомбанка Максота Султанова. Комментируя отчет генерального директора, он вполне резонно заметил, что не услышал обстоятельного доклада о деятельности компании как экономического субъекта в течение сентября — декабря прошлого года, как значилось в повестке собрания. Однако в ответ зал так затопал, что банкир предпочел сменить тему. И тут же наступил на больную мозоль трудового коллектива, подняв вопрос о процедуре приватизации ДГТФ. Дело в том, что уже около полугода обсуждается законность акционирования табачной фабрики по второму варианту, по которому 51% акций продается персоналу предприятия. Основания для сомнения есть: 4 сентября 1992 года постановление правительства РФ закрепляло в собственности государства контрольные пакеты акций ряда агропромышленных предприятий. В их числе и табачно-ферментные заводы. Однако сторонники легитимности приватизации ДГТФ отнесли это ограничение только к предприятиям первичной обработки табачного листа. Им в ответ противники нашли пункт, где однозначно говорится, что ограничение распространяется на табачные фабрики безо всякого упоминания о «ферментной» специализации (то есть на предприятия, выпускающие сигареты-папиросы, чем напрямую занимается АО «Донской табак»). Но как бы там ни было написано, разрешение на приватизацию ДГТФ по второму варианту акционирования было завизировано 28 августа зампредом Госкомимущества Петром Мостовым, на неделю опередив указанное постановление правительства. И это неоспоримый аргумент трудового коллектива и стоящих за ним структур, которые постарались руками ТК сохранить прежнее руководство компании и его курс.

Таким образом, Донкомбанк дважды кровно обидел многоглавого своего компаньона, настроив против себя практически весь трудовой коллектив. За это и поплатился. Желание акционера, рано посчитавшего себя хозяином положения, провести расследование деятельности общества в прошлом году, просто проигнорировали, наглядно объяснив, что 48% еще не 51%. А следующее выступление сторонников Балалы, подготовленное инвестиционной компанией «Ростов­инвест», едва ли не поставило крест на любой попытке переворота в совете директоров. В контексте этого выступления действительной новостью для массы акционеров прозвучало сообщение, что иностранные компании (R. J. Reinolds Tobacco Co и BТ) уже обрели контроль над двумя крупнейшими табачными фабриками в Санкт-Петербурге и Москве, подчинили своему влиянию украинскую табачную промышленность. И даже ближайший сосед «Донтабака» — Краснодарский табачно-ферментный завод — на 49% находится в руках американского гиганта Philipp Morris. К тому же тот прибрал к рукам кубанские плантации табачных культур — единственные в России. Образ рос­товской фабрики (третьей по мощности в стране), одиноко противостоящей чужакам, вызвал у простых акционеров те чувства, которые и должен был вызвать. А заключительный лозунг: «Коней на переправе не меняют», — стал даже на некоторое время девизом последующих выступ­лений.

С интересом следившие за борьбой специалисты из нейтральных группировок, правда, не торопились однозначно комментировать ситуацию. Они ожидали программных выступлений кандидатов. Хотя и признавали: сторонники Балалы — в фаворе и им удалось объединить вокруг себя неожиданно значительное число голосов.

Но в этот момент Донкомбанк нашел решение, возможно, сыгравшее роль в будущем распределении симпатий во время выборов нового гендиректора. Дважды вызвавший негодование ТК председатель Донкомбанка отказался от новых выступлений. И сделано это было прежде, чем в них успели бы прозвучать мотивы, созвучные программе Саввиди, и всем стало бы ясно, кто здесь кто. Саввиди, таким образом, представал как независимый кандидат, а его задача сводилась к тому, чтобы увести у Балалы хотя бы 3% голосов.

Противостояние
Иван Саввиди, поддержанный Донкомбанком и Фондом имущества, выдвинул программу агрессивного маркетинга, жесткой экономии (до 50%) и перевооружения фабрики без учас­тия иностранцев. Работая снабженцем, он отлично усвоил принцип «Не продавай, что производишь, а производи то, что покупают». А покупают, по его расчетам, сигареты без фильтра и папиросы, которые к тому же относятся к безакцизным товарам. Этот тезис, принятый и Балалой, Саввиди обострил и довел до формулы: «“Донтабак” будет не только производить лишь то, что покупается, но еще и сам будет это продавать». Сеть фирменных магазинов, по замыслу автора, принесет дополнительную прибыль, сравнимую с прибылью от производства. Промышленную базу также намечено диверсифицировать и начать выпуск несвойственной фабрике продукции: ТНП и оборудования для табачных фабрик. Отказ от иностранных инвес­тиций выглядит достаточно наивным, поскольку в СНГ оборудование для табачных производств не выпускается. Стоимость же одной из 30 требующихся фабрике линий приближается к 8 млн долларов (по ценам ведущих производителей — немецких фирм Korber и Hayni). А призвав опираться на свои силы, Иван Саввиди не указал, на какие именно. Сомнительно, что Донкомбанк — большой друг компании после победы своего протеже на выборах гендиректора — сможет даже в роли финансового агента разыскать для перевооружения компании необходимую сумму в российских карманах.

Евгений Балала пал жертвой своего же собственного акцента на социальную защиту ТК, сделанного в отчетном докладе. Его более продуманная, по мнению консультантов N, чем у конкурента, концепция развития совершенно не интересовала мелких акционеров — работников АО, разогретых лозунгами и обещаниями высоких дивидендов. А идеи кандидата были следующие. Зимний кризис с сырьем побуждает компанию сбалансировать поставки табака из Содружества и дальнего зарубежья. Экономический упадок в Армении, где сейчас бедствует союзный монополист сигаретных фильт­ров — Ереванский завод, требует перевести эту операцию в ростовскую компанию. Экономия обещает составить 1,5–2 млрд рублей в год. Уже есть выгодное лизинговое предложение со стороны Японии.

Особенно тревожно будущее фаб­рики, 100% оборудования которой изношено. В ближайшие два-три года ожидается, что приобретенные и переоборудованные иностранными инвесторами украинские, московская и питерская «табачки» выбросят на российский рынок огромное количес­тво сигарет первого и второго классов. Вот почему «Донскому табаку» тоже не обойтись без иностранных инвестиций. Руководство компании стояло за ограниченное 25–30 процентами участие западного капитала. Philipp Morris и Reinolds, требовавших контрольный пакет, такая схема не устроила. Однако появилось третье заинтересованное лицо, которое, подумав, согласилось на условия «Донтабака». Одновременно в программе Балалы предлагалось активно разрабатывать другой сегмент рынка — рынок сигарет без фильтра. В случае наступления конкурентов он может стать амортизационной подушкой для компании.

Как было сказано, акционеры хладнокровно выслушали эти тезисы и аплодисментами их не прерывали. Тысяче акционеров не нужен был план действий, а требовался отчет о прибылях и убытках на одну акцию с большим пассивным остатком. Последней ошибкой директора было то, что он слишком настойчиво просил у собрания полномочий на залог имущества без каких-либо ограничений. Причина этой настойчивости крылась в том, что компания просрочила ряд важных кредитных выплат и засомневавшиеся банки попросили обеспечить свои ссуды залогом. Не открывая этого факта, Балала пытался договориться с собранием и не смог, добавив очков сопернику, который тактично обошел этот вопрос стороной.

Саввиди победил, сумев переманить почти 15% голосов мелких акционеров. Эксперты N обратили внимание на то, что кандидат большое место в единственном своем выступлении отвел социальной программе АО и доходам акционеров, в то время как Балала, наоборот, посвятив тому же свой отчетный доклад, совершенно упустил этот момент в предвыборном заявлении. Мелкие же акционеры запомнили того, кто говорил об отдыхе, лечении, жилье и зарплате последним. Тем более что Саввиди пообещал к концу года зарплату работникам АО поднять до 200–210 тысяч рублей и начислять будущие дивиденды по стажу работы (специалисты отметили незаконность подобного распределения прибыли акционерного общества). Итог голосования: 61% против 37% в пользу Саввиди.

Как можно было отметить, обе группировки в своей борьбе совершенно забыли о сторонних мелких инвесторах, у которых скопилось 2–3% акций компании: в управлении этот пакет мало что значил. Но те едва ли будут расстроены. Дивиденд за четыре месяца 1992 года составил 166 рублей. Собрание утвердило предложение совета директоров о поквартальном начислении дивиденда в 1993 году на том же уровне его ставки — 250% годовых. И если не принимать всерьез обещание Саввиди раздавать разные дивиденды работникам АО и внешним акционерам, настроение их должно быть в порядке. Курс акций достиг 3000 рублей. И будет расти, потому что Донкомбанк возобновил скупку акций «ДТ» у мелких инвесторов, которую он прекратил в мае, посчитав, что при его пакете дело в шляпе. Не исключено, что на новом собрании (оно может быть созвано в этом году для утверждения нового устава) ему не удастся обеспечить себе большинство за счет поддержки мелких акционеров. Так что лучше подстраховаться.

Новый интерес банка в том, чтобы изменить устав общества, составленный по типовому уставу АО, предусмотренному приватизационным законодательством. Поскольку же предприятие больше не относится к «приватизируемым», логично будет привести его основной документ в соответствие с Постановлением правительства России № 601 «Об акционерных обществах». Кстати, участие Донкомбанка в капитале «Донского табака» отметим особо. Покупка Донкомбанком доли компании, как и покупка инвестиционной компанией «НИПЕК» через своего агента «Биопроцесс» 18% акций АО «Уралмаш» и 20% АО «ЗИЛ» группой финансовых и торговых фирм на чековых аукционах, — этап одной долгожданной тенденции. Финансовый и торговый капитал начал трансформироваться в промышленный. Первые финансово-промышленные группы, безусловно, не делают погоды на российском рынке инвестиций. И если на уровне автогигантов на это трудно рассчитывать в скором будущем, то союз Донкомбанка и «Донтабака» — готовый полигон для подобных мероприятий.

Владислав Беззубов

1993 год


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

15171 просмотр
Для добавления комментария необходимо авторизоваться
Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2018 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 261/81, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин