Сегодня 15 декабря 2018 года

Погода в Ростове -1°

24.11.2018 23:17

«Рак — это символ Дона, один из главных жителей реки»

Екатерина Кравченко
«Город N» №46 (1304), 27 ноября 2018

«Рак — это символ Дона, один из главных жителей реки»

Детская писательница Светлана Фадеева недавно вернулась в Ростов с парижского Книжного салона русской книги. Ее сборник «Сказки дедушки Рака» получил диплом «За красивый русский язык и глубину текста книги».

Писательница Светлана Фадеева рассказала N о том, как обитатели Дона стали героями сказки, можно ли жить сегодня на средства от продажи книг и что не так с российскими издательствами.

N: — Как вы стали писателем?

С.Ф.: — Я училась на факультете иностранных языков и одновременно была гидом для иностранцев, путешествующих по Золотому кольцу России, потом работала на поезде «Восточный экспресс», следовавшем из Москвы в Пекин. Я увидела огромное количество удивительных мест, постоянно общалась с новыми людьми, работала с группами из Турции, Германии, Франции, Италии, США. Детективы я там писать не начала, но удивительных историй набралось немало. Может быть, когда-нибудь напишу отдельную книгу о том периоде своей жизни. Так прошли 6 лет, и в какой-то момент я устала от кочевой работы. Мне захотелось оседлого образа жизни. Я коренным образом все изменила и устроилась на работу в проектный институт в Ростове. До сих пор не могу объяснить свои действия. При этом я была очень рада, что оказалась в новой, непривычной для себя среде технических специалистов, многому у них научилась, но я привыкла к другой жизни, к другой обстановке, к ярким событиям, которые происходили вокруг. И в какой-то момент мне стало не хватать этого творческого созидания. В итоге в один прекрасный день во время перерыва я начала писать свою первую сказку. Когда все обедали, мои пальцы неустанно стучали по кнопкам. Было это лет 10 назад.

N: — А когда вышла ваша первая книга?

С.Ф.: — Я долго писала в стол. Писала, потому что не могла не писать. Даже не помышляла о том, что когда-нибудь буду это обнародовать. Так продолжалось года полтора. Мне было важно понять, насколько хорошо я пишу, услышать оценку специалиста. И случилось невероятное, почти сказочное. По телевизору я увидела передачу о писателе Юрии Ильиче Харламове. Когда услышала его слова, сразу поняла: это тот самый человек, к которому мне нужно обратиться. Я узнала, что живет он в Ростовской области, в селе Генеральском. Наугад отправилась на его поиски, останавливалась то там, то тут, спрашивала у местных жителей и так нашла его дом. Он очень тепло принял меня, напоил чаем. Я оставила свои рукописи. Вскоре Юрий Ильич позвонил мне, наговорил много теплых слов и очень удивился тому, что я нигде не печаталась. Сказал, что мне обязательно нужно публиковаться. Редактор первого издательства, куда я обратилась, связался со мной на следующий день и предложил заключить два контракта. Это тоже можно назвать волшебным моментом, ведь многие писатели годами ждут ответа от издателей. Так началась моя официальная творческая деятельность. Я никому об этом не рассказала. Думала, вдруг что-то не получится. Даже родители, с которыми я всегда всем делилась, узнали об этом, только тогда, когда вышла первая книга. Это было в 2012 году. Сейчас у меня четыре опубликованные книги: «Червячок Чарли», «Случай в Пингвинии», «Таинственное исчезновение» и «Сказки дедушки Рака».

N: — Вы представляли свой сборник «Сказки дедушки Рака» на Книжном салоне русской книги в Париже. Расскажите, как он проходил, как приняли вас и вашу книгу.

С.Ф.: — На протяжении трех дней русские и французские писатели представляли свои книги и встречались с читателями. Это удивительный книжный праздник, все рады друг другу. Никакой политики, одна любовь к литературе. Ощущение, что ты перенесся в XIX век, где играют на фортепиано и говорят по-французски.

Я была координатором детской программы Русского салона. Для меня это было, конечно, безумно почетно и волнительно. Хотелось оправдать ожидания людей.

Принимали нас с восторгом. У иностранцев огромный интерес к русской культуре! Они читают Шолохова, знают, где Дон. Их покорил дедушка Рак. Я встретилась со своими французскими читателями, которые покупали «Сказки дедушки Рака» на парижской выставке в марте. Тогда они не говорили по-русски. Сейчас они уже читают. Это очень трогательно, когда ты видишь, как взрослый мужчина подписывает карандашом незнакомые слова в книге. Это были французы, которые стали изучать русский язык.

Сборник «Сказки дедушки Рака» получил диплом «За красивый русский язык и глубину текста книги». Наград удостоились и типография, и художник, и издательство. Оценили всех, кто принимал участие в создании книги.

За три дня Книжный салон посетили тысячи человек. Было много детей. Практически каждый задавал вопросы, кто-то хотел сделать доклад о книге в школе. Книжный салон во Франции — это определенная культура времяпрепровождения. Люди приходят утром и проводят там целый день: ходят, слушают, смотрят, посещают мероприятия, знакомятся с авторами, беседуют, потом обедают и вечером опять возвращаются. У нас я такого не встречала. Мы могли бы проводить такие же мероприятия, и, уверена, люди, с неменьшим интересом посещали бы их. У нас есть Вешенская, которая могла бы стать столицей литературных фестивалей. Любовь к литературе нужно воспитывать. Это то, чего нам сильно не хватает. Сейчас единственное место, где ведется большая подвижническая работа, — Донская публичная библиотека. Таких мест должно быть больше.

N: — Есть ли планы по изданию книги за рубежом?

С.Ф.: — Да, есть интерес и предложения с французской стороны. Возможно, это будет двуязычная книга.

N: — Вы говорили, что написали «Сказки дедушки Рака» «по воспоминаниям о тихом Доне». Кто из донских обитателей стал их героем?

С.Ф.: — Книга написана по воспоминаниям о шолоховских местах. Мой папа родился в станице Вешенской — на хуторе Кружилинском. Когда я была маленькая, мы часто ездили туда. Там совсем другой Дон. Первая сказка называется «Тихая заводь». Рак — это символ Дона, один из главных жителей реки. Он выступает мудрым, помогающим разрешить споры, возникающие в подводном мире. Есть там и ерш, и жерех, и разбойники окуни.

Эта книга не о стандартных зайцах и лисицах, а о необычных персонажах. Многие явления природы и неодушевленные предметы я очеловечила. Сказка «Одуванчик и Синичка» рассказывает о цветке, который в одиночестве рос у холодного родника и однажды влюбился в Синичку, которая прилетала утолить жажду. Вразумить его пытаются и пожилой Мак, и сестры Ромашки, и Незабудка, и задорный Василек. Это сказка о том, как можно полюбить кого-то совсем на тебя непохожего, как можно страдать, когда у тебя нет друзей. В конце мы слышим слова Незабудки, которая говорит о том, как часто там, в небесной дали, мы пытаемся найти то, что находится совсем рядом, стоит лишь присмотреться. Ведь иногда мы совершенно не замечаем людей, которым мы дороги, которые нас любят.

В другой сказке я оживила угольки. Их хорошенько залили водой после пикника на берегу реки, но догорать и превращаться в безжизненные полешки им совсем не хотелось, и они изо всех сил дули друг на друга. Их спас и забрал к себе домой лесник. С появлением угольков его жизнь преобразилась. Он теперь не задерживается, а спешит домой, где его ждут и любят. И если вдруг ночь застанет вас в тех глухих и далеких местах, вы не отчаивайтесь, а хорошенько оглядитесь по сторонам. Среди деревьев вы увидите огонек, горящий в доме старого лесника. Там всегда вам будут рады. Героями сказок становятся облака, цвета радуги, шишки.

Книга вдохновляющая. Она о том, что нужно стремиться осуществить свои истинные желания, свою настоящую мечту, не бояться, не отчаиваться, не сдаваться перед трудностями. Эта книга помогает ответить на вопросы, которые волнуют каждого из нас с малых лет: что такое ответственность? как жить в гармонии с природой? что такое любимое дело и как его найти? где та страна, что зовется Детством? Книга посвящена любви к друзьям, семье, к братьям нашим меньшим.

N: — Детям какого возраста адресована книга?

С.Ф.: — От нуля до 13, хотя читают и взрослые. Вообще, я противник возрастного деления. На одной моей книге поставили ограничение 6+, но ее можно читать в любом возрасте. Там же никого не съели, не убили. Да, я согласна, есть книги 18+, но как можно определить, что читать от шести до десяти, а что после. Одному ребенку в 10 лет интересно читать про Колобка, а другому уже в 3 года не интересно.

N: — Хорошая детская книга обязательно должна быть поучающей, обучающей?

С.Ф.: — Если честно, я не очень люблю игровые книги. Я все-таки склоняюсь к художественной литературе. У нас сейчас все направлено на игровое, развлекательное. Мне кажется, книга все-таки должна побудить читателя мыслить. Он может быть полностью не согласен с автором, но для меня важно, чтобы начался внутренний монолог: «Я бы поступил на месте героя вот так…» Назидательный аспект должен быть безусловно, но это должно быть сделано ненавязчиво, между строк, чтобы читатель даже не понимал, что в книге заложены какие-то базисные фундаментальные ценности. Иначе это будет жутко скучно и похоже на школьный учебник. В России часто сталкивалась с тем, что незнакомое слово предлагали заменить. Например, «утлая льдина». Возможно, оно не популярно в разговорной речи, но ведь это книга. Как у ребенка будет расширяться словарный запас, если мы будем делать текст примитивным, под тот уровень, на котором ребенок находится?

N: — Как вы придумываете сюжет и героев?

С.Ф.: — Когда я пишу книгу, у меня в голове как будто прокручивается мультфильм. Я вижу этих персонажей, их движения, вижу, как они разговаривают, как общаются, и просто облекаю это в слова.

Иногда, наблюдая за природой, глядя на небо, на облака, не замечаешь, как начинаешь воображать, что-то додумывать, представлять. И вот уже рождается сказка. Я не выдумываю героев специально. Ими становится все то, что нас окружает. Стоит лишь внимательно присмотреться.

N: — Как долго вы пишите сказку?

С.Ф.: — Основная часть пишется, как правило, быстро, в состоянии вдохновения. Это очень необычное состояние, когда у тебя перед глазами проплывает сюжет. Оно может возникнуть днем, утром, вечером, в транспорте, где угодно. Дальше начинают нанизываться детали, выстраивается полная композиция, сюжет. Большое количество времени отнимает редактура, корректура, отлавливание блох. Могу написать за вечер, а редактировать месяцы.

Меня вдохновляет посещение выставок, музеев. Люблю подолгу стоять перед картинами. Своим появлением сказка «Таинственное исчезновение» обязана картине Ивана Шишкина «Пень». В ней есть все цвета и оттенки ранней осени. Они и стали героями сказки.

Бывают моменты, когда не хочется ни писать, ни говорить. Ощущение, что тебе, как сосуду, надо наполниться, чтобы потом отдавать. В такие моменты читаю Достоевского и Довлатова. Это, можно сказать, два любимых писателя, после чтения которых я чувствую невероятный прилив сил и энергии. Как будто надо духовно подкрепиться, нельзя работать голодным.

N: — Кто для вас является авторитетом и примером среди детских писателей?

С.Ф.: — С детства любила писателей, которые рассказывали о природе, о братьях наших меньших. Это Михаил Пришвин и Константин Ушинский. Книги Виталия Бианки зачитаны до дыр. Мне нравится творчество Юрия Харламова и Андрея Усачева. Одна из настольных книг — «Приключения Эмиля из Лeннеберги» Астрид Линдгрен. Люблю «Маленького принца» Экзюпери, «Книгу джунглей» Киплинга, «Сказки дядюшки Римуса» Харриса. Много детской литературы заказываю из других стран и читаю в оригинале. Детские книги очень глубокие, в них много мыслей. Просто важно это уметь разглядеть.

N: — Чтобы быть хорошим детским писателем, обязательно иметь своих детей?

С.Ф.: — Мне кажется, связи здесь нет. А те, кто пишет детективы и триллеры? Какую связь с их реальной жизнью это имеет? Почему-то принято считать, что сказки пишутся сначала для своих детей. У меня пока детей нет. Может быть, кого-то собственные дети подталкивают, может быть, такие авторы чуть больше погружаются в детский мир, чуть больше понимают потребности и нужды детей. Они как-то от всего взрослого, материалистичного отходят в детское, а я оттуда никогда не выходила и, мне кажется, вряд ли выйду. Во мне мир детства не угас. Я так себя ощущаю.

N: — Кто ваш первый читатель?

С.Ф.: — Семья. Только близкие могут дать самую объективную оценку. Мой супруг, даже если миллион читателей оценит, не похвалит, если считает, что это плохо. Он очень критичный читатель.

N: — Ваши книги издает минское издательство «Беларусь». Что не так с российскими, ростовскими издателями?

С.Ф.: — Как актер находит своего режиссера, так и писатель находит своего издателя. Если вы имеете схожие убеждения, общее видение конечного результата работы, тогда и дело ладится. С белорусским издательством у нас абсолютное единодушие, творческий тандем. Для меня очень важно, что нет экономии на бумаге, на обложке, что книги печатаются не в каких-то непонятных китайских типографиях, а, например, в президентской типографии А. Г. Лукашенко.

N: — С какими проблемами вы как автор сталкивались в отношениях с издателями?

С.Ф.: — Прежде всего, сталкивалась с отсутствием нужной компетенции и профессионализма у российских издателей. Редакции говорят об экономизации расходов, удешевлении производства. Экономят на редакторе, на корректоре, на художнике, на верстальщике. Я в России могла услышать, что технолог был пьяным, поэтому «поплыли» зеленый и синий. В Белоруссии есть понятие ГОСТ, а у нас только техусловия. Мне хочется работать с людьми, которые во главу угла ставят качество книги. «Беларусь» — это государственное издательство, это знак качества. Это очень важно. Книга, напечатанная в государственном издательстве, автоматически попадает во все библиотеки страны. А российские библиотеки, увы, не имеют такой возможности. И все, что им остается, — это просить автора преподнести книги в дар. Цена книги — 1250 руб. Сколько может автор подарить? Мы стараемся проводить какие-то акции, разыгрываем, дарим участникам конкурсов, но это песчинка, это капля в море. Хотя когда-то, по законам Советского Союза, книга автоматически попадала во все библиотеки. В Беларуси книги сразу отправляются в магазины, а не лежат на складе. Я прихожу в книжные магазины Минска, и половина продавцов узнает меня по фотографии в книге. Когда получаешь награду, телевидение и пресса звонят, интересуются, министр поздравляет.

N: — Можно ли жить на средства от продажи книг?

С.Ф.: — Нет. По большому счету, детская литература сегодня — это волонтерский, подвижнический проект. Он не может приносить никаких результатов, кроме духовных. Ни детская литература, ни детские мультфильмы никогда не будут самоокупаемыми. Это, прежде всего, духовная жизнь, формирование каких-то ценностей. С детей нельзя получать прибыль. В советское время книги выходили миллионными тиражами, потому что все это поддерживалось на государственном уровне. Государство было тем цензором, идеологом, который занимался отбором и предоставлял читателю материал. Сейчас люди абсолютно потеряны. Они подходят к полкам и по-прежнему берут только книги проверенных советских мастеров. Я всегда призываю: не бойтесь покупать книги современных авторов. Обращайте внимание на текст и на картинки: текст должен быть качественным, а картинки — добрыми, глядя на них, должно возникать сопереживание.

N: — Чем вы занимаетесь помимо написания книг?

С.Ф.: — Я занимаюсь альпинизмом и скалолазанием. В 2015 году поднялась на Эльбрус. А вообще, преподаю французский и английский язык в частном порядке.

N: — Поделитесь планами на будущее.

С.Ф.: — Мы сейчас иллюстрируем пятую книгу, которая должна выйти в начале 2019 года. Это сказка «Лесной обед» в стихах. Мой первый стихотворный опыт.

N: — Вы пробовали писать для взрослых?

С.Ф.: — Сказки — это мир моей души. Я не смогла бы писать ни триллеры, ни романы. Я живу сказкой.


Теги: Светлана Фадеева, «Сказки дедушки Рака», парижский Книжный салон русской книги

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

965 просмотров


Для добавления комментария необходимо авторизоваться
Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2018 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 259, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин