Сегодня 23 ноября 2017 года

Погода в Ростове -1°

22.08.2017 14:14

«Я выставил все, что касается донской казачьей гвардии»

Екатерина Кравченко
«Город N» №32 (1240), 21 августа 2017

На протяжении 27 лет Николай Новиков, предприниматель, историк по образованию, собирает военно-историческую коллекцию, посвященную судьбе гвардейских казачьих полков. Именно она и стала основой экспозиции культурно-выставочного центра «Донская казачья гвардия», который уже несколько месяцев работает в Ростове на базе ДГТУ. 

Николай Новиков
Николай Новиков, предприниматель
На коллекцию эксперта Министерства культуры РФ по историческому оружию Николая Новикова обратили внимание после его выставки «Донская казачья гвардия в мундире: два юбилея», которая проходила в Старочеркасской в 2015 году. Ее высоко оценили участники проходившего тогда Всемирного конгресса казаков. Многие предметы и документы, которые в дар новому ростовскому музею передали друзья Николая Новикова из парижского Музея лейб-гвардии Казачьего полка, уникальны.

N: — Расскажите, когда и как вы заинтересовались историей казачества?

Н.Н.: — В детстве мне попались интересные книги о войне 1812 года, где были детально прорисованы солдаты русской и французской армий и казаки. С этого все, наверное, и началось. Мне кажется, казачество сыграло в войне 1812 года огромную роль. Если бы не казачье ополчение, то не знаю, куда дошел бы Наполеон: не только до Москвы, наверное, но и до Сибири. Он говорил: «Дайте мне одних казаков, и я завоюю с ними весь мир!» Коллекционировать тоже начал в детстве — солдатиков. Как и все мальчишки, не избежал этой участи. Хотел быть военным, но в старших классах передумал и решил стать военным историком. Поступил на исторический факультет РГУ, был членом военно-исторического клуба, работал преподавателем истории и офицером-воспитателем в Донском императора Александра III казачьем кадетском корпусе в Новочеркасске (первом возрожденном кадетском корпусе в России) в начале 1990-х годов. Попутно во время учебы и работы мне попадались вещи, которые представляли коллекционный интерес. Я их собирал и продолжаю это делать уже в течение 27 лет. Одна из моих прабабушек была донской казачкой станицы Манычской, наверное, мне что-то и от нее передалось.

N: — Расскажите подробнее о коллекции: что она из себя сейчас представляет? О каких страницах истории рассказывает?

Н.Н.: — Коллекция посвящена в основном истории донской казачьей гвардии, трем воинским подразделениям дореволюционного периода: лейб-гвардии Казачьему Его Величества полку, на протяжении двух веков охранявшему российских императоров, лейб-гвардии Атаманскому Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полку, лейб-гвардии 6-й Донской казачьей Его Величества батарее. Но я увлекаюсь не только историей казачьей гвардии, которая в коллекции представлена формой казаков и офицеров, снаряжением, вооружением, документами, фотографиями, а вообще военной историей казачества. Огромное количество гравюр, картин с портретами офицеров и казаков, фотографий и документов хранится в электронном архиве. Он насчитывает около 25 тысяч единиц.

N: — А предметы быта собираете?

Н.Н.: — Только предметы военного быта. Сеялками, веялками, прялками, которые стоят в каждом музее, честно говоря, не интересуюсь.

N: — С чего началась коллекция? Что было в ней первым предметом?

Н.Н.: — Первым серьезным предметом был подлинный мундир урядника лейб-гвардии Казачьего полка. Он достался мне в довольно потрепанном виде, пришлось его добросовестно реставрировать. Этот мундир и сейчас составляет гордость моей коллекции. Стоит в витрине, полностью укомплектован подлинными эполетами, петлицами, пуговицами, снаряжением, шароварами, кивером. У меня с его появлением, как говорят игроки, масть пошла. Стали попадаться фотографии с казаками-гвардейцами, подлинное уникальное офицерское лейб-казачье мундирное шитье образца 1914 года, знаки отличия и т. д.

N: — Есть ли какой-то предмет, который вы мечтаете иметь в коллекции?

Н.Н.: — Честно говоря, мне сейчас сложно о чем-то мечтать. С начала 2000-х годов я являюсь членом Объединения лейб-гвардии Казачьего полка во Франции. В Париже существует музей истории этого полка, который казаки во время революции и Гражданской войны спасли от уничтожения и вывезли из Петербурга, а затем из Новочеркасска за границу. Эти бесценные реликвии — штандарты, награды, оружие, полковое серебро — я держал в своих руках.

N: — Центр как-то сотрудничает с музеем во Франции?

Н.Н.: — Я с его представителями в дружеских отношениях, многие предметы и документы они передали мне в дар, разрешили сделать репродукции портретов командиров лейб-гвардии Казачьего полка, которые никогда не показывались и не публиковались в России. Мне подарили пачку подлинных купюр периода Гражданской войны из полкового денежного ящика, номерную книгу последнего командира полка Ильи Николаевича Оприца «Лейб-гвардии Казачий полк в годы революции и Гражданской войны», изданную тиражом всего 100 экземпляров, паспорт полковника лейб-гвардии Атаманского полка Константина Митрофановича Грекова, который был градоначальником Ростова-на-Дону во время Гражданской войны. В России эти экспонаты можно увидеть только в нашем музее.

N: — Дорого ли ценятся на рынке антиквариата предметы истории казачества?

Н.Н.: — Конечно, нынче в связи с распространением интернета и аукционных цен это все стало дорого. Раньше люди не знали цену таким вещам, информации не было. Коллекционеры — мир наш довольно-таки тесный — встречались и договаривались между собой. В начале 2000-х очень часто по своей работе мне приходилось ездить во Францию, Германию, Бельгию, США. Я попадал там на антикварные аукционы, приобретал некоторые вещи, которые представлены в коллекции. Сейчас такие предметы многими отслеживаются в интернете, на них сложилась определенная цена. Старинная военная форма и холодное оружие стоят очень дорого. Что же, всего не купишь, но я стараюсь находить предметы, касающиеся военной истории донского казачества, и пополнять коллекцию.

N: — Коллекционирование предметов военной истории требует больших финансовых затрат. Расскажите о своей предпринимательской деятельности.

Н.Н.: — Помимо исследовательской, музейной и выставочной деятельности я занимаюсь военным антиквариатом. Наверное, я из тех счастливых людей, для которых хобби является еще и любимой работой. Более 17 лет я езжу на различные зарубежные антикварные выставки и слеты, занимаюсь экспертизой старинного холодного оружия, военной формы и предметов снаряжения. Определяю подлинность всех этих предметов, их культурную ценность и рыночную стоимость. К сожалению, рынок старинного оружия сейчас почти на 80% наводнен подделками. Поэтому и обращаются ко мне коллекционеры, чтобы не стать жертвой недобросовестных дилеров антикварного рынка.

N: — Как возникла идея открыть центр?

Н.Н.: — Как любой коллекционер, я хотел показать свою коллекцию широкой публике. На протяжении четырех лет обращался в разные чиновничьи структуры, писал запросы с просьбой предоставить помещение. На все получал отписки, в которых говорилось, что казачьих музеев в области хватает и что с патриотизмом у нас все хорошо. Зеленый свет был дан после моей выставки «Донская казачья гвардия в мундире: два юбилея», которая проходила в Старочеркасской в 2015 году. Она должна была закончиться в августе, но правительство области попросило продлить ее. В октябре того же года в Старочеркасской проходил Всемирный конгресс казаков. На нем присутствовали патриарх Кирилл, члены российского и областного правительства, атаманы всех казачьих войск. Выставку высоко оценили, она получила хорошие отзывы. После этого правительством области был начат поиск подходящего помещения. Значительная роль в появлении нашего культурно-выставочного центра, безусловно, принадлежит также и ректору ДГТУ Бесариону Месхи. ДГТУ полностью взял на себя оформление выставочного зала. Силами университета был разработан дизайн помещений, был сделан отличный ремонт, установлены витрины, закуплены шторы, ковровые дорожки, мебель и оборудование для лекционного зала, кондиционеры. Сейчас центр является структурным подразделением ДГТУ. В его штате три человека — руководитель, хранитель фондов и администратор музея. Не знаю, сколько точно потратил университет на открытие центра, но я потратил на этот музей почти половину жизни.

N: — В чем вы видите основную задачу центра, его миссию?

Н.Н.: — В первую очередь, это задача просветительская. Мы нашими лекциями и экскурсиями стараемся донести до посетителей историческую правду о той России, которая существовала до революции. В постреволюционный период эта правда была многократно искажена. Некоторые историки, утрируя, утверждали, что гвардейцы умели лишь маршировать. Люди, побывав у нас на экскурсии, понимают, что русская императорская армия, а ее гвардия в особенности, — это отдельный мир со своими традициями. Мир этот после революции, к сожалению, исчез, но, может быть, когда-нибудь он в России и возродится. В своих экскурсиях мы в основном делаем упор на интересные факты и рассказы о биографии людей, которые и создавали славу русской гвардии. Это были умнейшие и способнейшие люди, элита русского общества! Самоотверженные, верные долгу и присяге, с манерами и воспитанием настоящих джентельменов, защитники своего государства, готовые пожертвовать своей жизнью ради России. Да и позже, уже в эмиграции, многие из них стали талантливыми писателями, поэтами, инженерами, профессорами.

N: — Что, по вашему мнению, может вызвать наибольший интерес у посетителей, удивить их?

Н.Н.: — Сейчас, в наш век информации, сложно кого-то чем-то удивить. Но сама тема нашей экспозиции и впрямь необычная. Особый интерес вызывают рассказы об уникальных исторических фактах. Допустим, о том, как простой донской казак спас жизнь императрице Екатерине II, о «голой атаке» донских казаков-гвардейцев на лагерь французов в 1812 году, о героической атаке трехсот лейб-казаков в битве при Лейпциге в октябре 1813 года, не давших изменить судьбу Европы и мира и во много раз превзошедших подвиг трехсот спартанцев. О таких людях, я считаю, нужно снимать фильмы, на их примерах воспитывать нашу молодежь. Сейчас в Ростовской области, если объективно посмотреть, устанавливают памятники одному лишь атаману Платову, но ведь подвиги совершали и другие наши земляки. Я думаю, они тоже достойны памяти о них.

N: — Какая часть вашей коллекции представлена в музее?

Н.Н.: — Около 70%. Я выставил здесь все, что касается темы донской казачьей гвардии. Всего в нашей экспозиции находится сейчас чуть более 400 экспонатов. С некоторыми экспонатами мне помогли и мои товарищи, за что я им очень благодарен.

N: — Вы как-то сказали, что в постсоветский период казачество стало возрождаться. В чем это выражается? Разве сейчас, когда образ казаков с нагайками становится анекдотическим и воспринимается часто с иронией, мы можем говорить о возрождении былой славы?

Н.Н.: — Казачество стало возрождаться в начале 1990-х годов. Но то, чего хотели казаки, и то, что получили сейчас, — это «две большие разницы». Конечно, казак, который ходит по улицам в униформе, стилизованной под форму начала ХХ века, с нагайкой в руках, многим кажется сейчас карикатурным. И не без причины. Всему свое время. Я думаю, что в начале прошлого века, в период царствования императора Николая II никто из казаков не додумался бы надеть казачью одежду времен Петра I или Екатерины II и расхаживать в ней по улице. Сочли бы за сумасшедшего, скорее всего. Времена меняются, меняется мода, меняется национальное самосознание, мышление.

В первую очередь, будущее казачества я вижу в возрождении, ну скажем так, казачьих войск как отдельного вида вооруженных сил, которые могли бы нести особую военную службу. Это люди, которые живут на своей земле и собираются раз в неделю на территории воинской части, проводят военные и тактические занятия, а в нужный момент привлекаются как воинские подразделения для решения каких-то оперативных задач или, например, в помощь МЧС. Примерно так формируются части Национальной гвардии США. Что мешает то же самое сделать нам? Да еще с нашими столетними казачьими военными традициями?

N: — А современной России с мощной профессиональной армией и ядерным оружием это нужно?

Н.Н.: — Думаю, что да. Ведь даже при наличии ракет, стратегических бомбардировщиков, атомных подводных лодок роль пехоты в войне еще никто не отменял. Ни одна территория никогда не считается захваченной, пока на нее не ступила нога пехотинца. Я вижу казачьи войска как подготовленные мобильные части, выполняющие особые задачи, например на границах государства. В помощь другим родам войск вооруженных сил, конечно.

N: — Может ли человек, не являясь потомком казаков, называть себя им и надевать форму? Казак сегодня — кто это?

Н.Н.: — Это бывало и раньше, до революции, существовали казаки приписные. В той же казачьей гвардии были офицеры, которые по своему происхождению донскими казаками не являлись. Они подавали прошение в полк, полк рассматривал кандидатуру и давал согласие на службу, приписанные к определенной станице ехали на Дон, получали добро от станичного схода (обычно сделав какое-то значительное денежное пожертвование на станичную школу или церковь) и становились полноправными казаками. И сегодня также все зависит от казачьего общества, которое существует в станице. Признает оно человека казаком — значит казак!

Для меня настоящие казаки сегодня — это те люди, которые борются за восстановление утраченной казачьей культуры, открывают памятники, восстанавливают и спасают исторические здания, связанные с казачьей историей, заботятся о природе своего родного края, занимаются с молодежью, работают в кадетских корпусах и т. д. В этом будущее казачества.

N: — Вы наверняка знаете о конфликтной ситуации в станице Еланской, где на территории частного музея установлен памятник атаману Краснову. Многие требуют его снести. Какой стороны в этом споре придерживаетесь вы?

Н.Н.: — Я считаю, что памятники сносить — это вандализм. Даже диктаторам. Мы тогда уподобимся одному печально известному соседнему государству, раздираемому сейчас внутренними конфликтами. Любые памятники — наша история, хотим мы этого или нет. В нашей стране должны быть памятники всем: и белым, и красным. Причем в одинаковом количестве. Это же должно быть и в названиях населенных пунктов и улиц. Только тогда наступит в нашем обществе окончательное гражданское примирение, затянувшееся почти на столетие.

N: — Суть конфликта не в том, что памятник установлен белогвардейцу, а в том, что он установлен человеку, сотрудничавшему с фашистами.

Н.Н.: — Краснов на этом памятнике изображен не в немецкой форме, а в форме генерала от кавалерии лейб-гвардии Атаманского полка периода Гражданской войны во время его атаманства на Дону. Для некоторых людей из числа белых эмигрантов Вторая мировая война стала продолжением Гражданской. Могу привести интересный факт о том, что происходило в Объединении лейб-гвардии Казачьего полка в 1940-е годы. Один из офицеров полка, полковник Семен Николаевич Краснов, племянник атамана П. Н. Краснова, приехал в Париж на одно из собраний в форме генерал-майора вермахта и во время обеда стал произносить тост за победу германского оружия, за немецкую армию, которая поможет казакам освободить Россию от большевиков. Председатель Объединения Илья Николаевич Оприц, пользовавшийся большим авторитетом в русской военной эмиграции, незаметным жестом столкнул бокал вина со стола, он разбился, тост сорвался и не прозвучал. Поэтому разные мнения были и в то время, даже среди бывших боевых соратников… Но это все, конечно, отголоски явившихся для нашей страны национальной трагедией революции и Гражданской войны.

N: — Поделитесь своими планами и планами центра на будущее.

Н.Н.: — В первую очередь, будем расширять экспозицию, добавим материалы по персоналиям рядовых казаков и офицеров гвардейских казачьих частей с их фотографиями в отличном качестве. Сделаем витрину, посвященную донской породе лошадей — основного боевого товарища казака на службе. Еще одна часть экспозиции будет посвящена жизни Объединения лейб-гвардии Казачьего полка в эмиграции. Добавим экспонаты, рассказывающие о противниках казаков в войне 1812 г. и в Первой мировой войне. В экспозиции появятся манекен французского кирасира в стальных кирасе и каске с конским хвостом, немецкие кайзеровские награды, головные уборы и штыки. Планируем проводить и передвижные выставки. В моей коллекции есть еще 12 манекенов в форме казаков разного времени, которые я сейчас доукомплектовываю. В будущем хочу сделать большую выставку, посвященную обмундированию Войска Донского.

Полгода назад у нас появился уникальный экспонат — подписной сундук казака лейб-гвардии Казачьего Его Величества полка Лариона Сидоровича Скачкова, аж 1884 г.! С таким сундуком казак уезжал из Петербурга со службы домой. В нем он хранил все свои личные вещи и подарки семье. В сундуке всегда лежал список вещей. Один из таких списков есть в моей коллекции. Хотим наполнить сундук вещами согласно этому документу. Ну, а дальше все желающие смогут открыть его и прикоснуться к живой истории. Когда все за стеклом, не так интересно, особенно детям. Материалов по казачьей военной истории у меня довольно много. Могу создать еще несколько музеев, если найдутся помещения, финансы, спонсоры.

Уже сейчас у нас много посетителей, мы вошли в каталоги туристических компаний Ростова, к нам постоянно обращаются иностранцы с заявками на проведение экскурсий. С сентября ждем поток школьников, кадетов, студентов. В центре есть лекционный зал, в котором уже сейчас проходят научные конференции, лекции, заседает историческая комиссия войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское». Осенью выходит моя книга под названием «Форма и вооружение донских казаков в период наполеоновских войн». Это первое серьезное исследование донского казачьего мундира в нашей стране.

N: — У вас много направлений деятельности. Вы предприниматель, историк, коллекционер, основатель музея. Кем себя больше ощущаете?

Н.Н.: — Наверное, просто гражданином своей страны.


О собеседнике. Николай Леонидович Новиков родился в 1972 году в Ростове-на-Дону. В 1994 году окончил исторический факультет РГУ. Индивидуальный предприниматель. Занимается продажей антиквариата, его экспертной оценкой, выставочной деятельностью. Является экспертом Министерства культуры РФ по историческому оружию, военной форме и снаряжению, членом Объединения лейб-гвардии Казачьего полка (Франция), членом исторического совета войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское». Основатель КВЦ ДГТУ «Донская казачья гвардия». Участвовал в возрождении Донского императора Александра III казачьего кадетского корпуса (г. Новочеркасск).


Теги: Николай Новиков, коллекции, выставки

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

4213 просмотров


Для добавления комментария необходимо авторизоваться

СПРАВКА

Николай Новиков

Николай Леонидович Новиков родился в 1972 году в Ростове-на-Дону. В 1994 году окончил исторический факультет РГУ. Индивидуальный предприниматель. Занимается продажей антиквариата, его экспертной оценкой, выставочной деятельностью. Является экспертом Министерства культуры РФ по историческому оружию, военной форме и снаряжению, членом Объединения лейб-гвардии Казачьего полка (Франция), членом исторического совета войскового казачьего общества «Всевеликое войско Донское». Основатель КВЦ ДГТУ «Донская казачья гвардия». Участвовал в возрождении Донского императора Александра III казачьего кадетского корпуса (г. Новочеркасск).

Самое читаемое


Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2017 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 259, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин