Сегодня 28 мая 2018 года

Погода в Ростове +13°

18.01.2018 14:47

«Даже бухгалтер сможет оформлять таможенную декларацию»

Татьяна Дудник
«Город N» №01 (1259), 16 января 2018

По словам руководителя ГК «ТАМГА» Валерия Болюченко, его компании разрабатывают программные продукты, автоматизирующие и упрощающие процесс передачи, обработки и выпуска таможенных деклараций

Валерий Болюченко
Валерий Болюченко
Перевод таможенных процедур в электронную форму предусмотрен новым Таможенным кодексом Евразийского экономического союза (ТК ЕАЭС). Внедрение разработок ЗАО «ТАМГА» позволяет не только ускорить процесс обработки и выпуска деклараций, но и избавить участников ВЭД от субъективности таможенных инспекторов, поскольку все решения будет принимать информационная система. Внедрение нового бухгалтерского софта позволит даже бухгалтерам оформлять декларации. Автоматизация также позволит усилить интеграцию таможенной и налоговой служб, следящих за передвижением все большего числа товаров.

N: — Какие главные изменения на рынке внешнеэкономической деятельности (ВЭД) вносит вступивший в силу с этого года ТК ЕАЭС?

В.Б.: — Новеллы этого документа, прежде всего, предусматривают перевод всех таможенных процедур в электронную форму. Это обусловлено тем, что все больше и больше внедряется автоматическая регистрация деклараций на товары и их выпуск, а также электронный транзит. При этом Федеральная таможенная служба (ФТС) ставит перед собой задачу довести количество автоматически зарегистрированных деклараций до 99%, а автоматически выпущенных — до 80%.

Все эти новации позволят не только по-новому организовать работу ФТС за счет реформирования таможенного администрирования, но и значительно снизить административную нагрузку на бизнес. Сейчас в России разрабатывается концепция, призванная выделить два направления в таможенном оформлении. Это документальный и фактический контроль. В РФ почти 100% деклараций оформляется в электронном виде. Теперь надо минимизировать людские ресурсы и сроки таможенного оформления.

N: — Какие работы в связи с этим выполняет ЗАО «ТАМГА» в интересах ФТС?

В.Б.: — С недавнего времени ФТС, в том числе и с нашей помощью, внедрила технологию автоматической регистрации таможенных деклараций (ТД) и их автоматический выпуск. До этого существовала технология таможенного оформления, производящаяся на таможенных постах, как правило, приближенных к участникам ВЭД. Это были порты, пограничные пункты пропуска и др. При этом декларанты, давно находящиеся в своих офисах, общаются с таможенной службой с помощью информационных систем путем передачи электронных копий ТД в ФТС, а далее идет перераспределение информационных потоков, в том числе и на тот таможенный пост, где находился груз. Мы с нашими партнерами более 3 лет разрабатывали технологию, которая позволит произвести концентрацию информационных потоков в 10-18 центрах электронного декларирования. В нашем регионе действует прообраз такого центра, созданный на базе Ростовской таможни.

N: — А сколько постов занимались таможенным оформлением раньше?

В.Б.: — Их было около 450. В рамках новой технологии декларант будет подавать ТД в информационную систему ФТС, где и будут происходить все проверки. Принятие решения о допуске ТД к таможенному оформлению теперь будет производиться не на посту инспектором, а информационной системой на уровне ФТС. Такие решения стали возможными, в том числе и благодаря новому ТК ЕАЭС. Теперь если декларантом соблюдены все требования к порядку заполнения ТД и если он не находится в зонах риска, то его декларация сразу же принимается к таможенному оформлению, на уровне ФТС проходит соответствующая проверка ТД, и товар выпускается. Еще в ноябре прошлого года Крымская таможня нам сообщила, что участник ВЭД поразился скорости принятия решения о выпуске товара таможенной службой. На это у таможни ушло 3 минуты.

N: — А как быть с фактическим контролем? Раньше вы говорили о том, что, несмотря на наличие электронного декларирования, товар быстро все равно не выпускают.

В.Б.: — По новой технологии инспектор не будет принимать решения о досмотре груза. Если система не обнаружит рисков, то груз и машина не будут досматриваться. Например, «Донской табак» постоянно везет табак, закупленный по одному большому контракту. И номенклатура, и стоимость товара таможенному органу известны. Что там смотреть? А вот если товар везет новая компания, на это стоит обратить внимание. Но на таких участников ВЭД приходится 1-2% от всего объема. Система решает и эти вопросы. Но это не значит, что такая декларация обязательно попадет в риски. Например, рыночная цена товара $ 100, а компания ввозит по $ 120, зачем досматривать товар? Но если товар по $ 100 закупается по $ 200 — это уже вывоз капитала. Риск может быть связан и со страной ввоза: из Сирии могут привезти оружие, из Афганистана — наркотики. Есть и другие категории рисков — товарные, экономические, страновые и т. д. То есть физический досмотр товара нужен только в этих случаях.

Так уже сегодня экспортные декларации в больших объемах обрабатываются по этой технологии. Импортные декларации — в меньшей степени, примерно 10%. Эту технологию мы прорабатывали, в том числе и в рамках нашего государственного контракта, заключенного с Евразийской экономической комиссией.

N: — А что будет с декларацией, если она не идеально оформлена?

В.Б.: — Если появляется проблема с ТД, то система отправляет ее на дополнительную обработку. На этом этапе и вступают в игру центры электронного декларирования, где система действует по принципу свободной кассы «Макдоналдса» — то есть распознает, какой центр электронного декларирования недостаточно загружен, и отсылает туда ТД. Центры будут привязаны к регионам. И так как они расположены в разных часовых поясах, это обеспечит возможность обработки ТД в режиме нон-стоп. Если раньше ФТС работала с 8.30 до 17.30, а в субботу, воскресенье отдельные пункты были выходными, то сейчас предлагаемая схема позволит вести работу круглосуточно.

N: — В каком случае система отправляет ТД на дополнительную обработку?

В.Б.: — Например, обнаружена нестыковка в разных документах: в декларации указаны 10 тонн, в товарно-транспортной накладной — 10,05 тонны. Информационная система этого не понимает.

Четкость документального контроля важна еще и потому, что с 2018 года внедряется система прослеживаемости. Сегодня ФТС и ФНС работают в единой цепочке. ФТС оформила товар, выпустила ТД и передала эту информацию в ФНС. Теперь налоговая служба может проследить: у кого находится товар, по какой цене он реализуется. Это все видно до этапа розницы. В ноябре в Евразийской экономической комиссии прошел конкурс на разработку концепции системы прослеживаемости, предполагающей, что все 5 государств-членов Таможенного Союза будут вводить у себя такой регламент. Например, уже внедрена система маркировки шуб, позволяющая определить, были ли уплачены налоги по каждой шубе. Готовится к внедрению система маркировки лекарственных препаратов, на очереди еще ряд товаров. Все это позволит в ближайшее время нам покупать более качественные товары, а не контрафакт.

N: — Вы тоже участвуете в этом процессе?

В.Б.: — Уже более 18 лет мы занимаемся разработкой систем таможенного оформления — это только маленький кусочек огромной системы. В этой части Россия находится в передовиках. Автовыпуска импорта в мире нет, а автовыпуск экспортных деклараций есть только в отдельных государствах.

В нашей компании много наработок, которые могут избавить участников ВЭД от технологических решений, которые ранее проходили в ручном режиме. Например, мы добились того, что в новом проекте закона «О таможенной службе» предусмотрена автоматизированная подача жалоб. Сейчас тем, кто пытается обжаловать решения таможни, надо собирать талмуды документов в достаточно сжатые сроки. Компании тратят много денег и сил на это, а им все равно отказывают как в ФТС, так и в судах. С внедрением нашей технологии эти вопросы существенно упростятся.

N: — Сколько сейчас компаний в вашей группе?

В.Б.: — Три. Например, ЗАО «Центр информационных технологий и инноваций» — это информационный оператор по передаче таможенных деклараций в электронном виде от участников ВЭД в ФТС. За эту работу нам платят коммерсанты. Это лицензионный вид деятельности. Надо аттестовать свои помещения, специалистов, иметь специализированное программное обеспечение, специальное оборудование. Наши конкуренты находятся в других регионах. Реально работающих — 10-15. Учитывая, что ЗАО «ТАМГА» — официальный разработчик ФТС, мы знаем снаружи и изнутри проблемные вопросы, которые могут возникать. Мы решаем их более оперативно, чем другие информационные операторы.

N: — Объем заказов у Центра информационных технологий растет?

В.Б.: — Рынок IT-индустрии сейчас сжимается, так как количество участников ВЭД сокращается. Если есть потребность в налогах, Минфин ставит задачу ужесточить контроль. Если раньше на участников ВЭД смотрели в лупу с двукратным увеличением, то сегодня смотрят через сорокакратную лупу. Однако у нашей компании доходы в 2017 году примерно такие же, как в 2016-м.

N: — Чем занимается третья компания?

В.Б.: — ООО «ТАМГА-Интернэшнл» занимается экспортно-импортными и внутрироссийскими торговыми операциями. Например, сейчас изучаем возможность поставки оборудования из США в Краснодарский край. Мы берем на себя всю сделку: проведение переговоров, совершение экспортно-импортных операций, закупка валюты, транспортно-логистические услуги. Мы знакомы со всеми нюансами внешнеэкономической деятельности. Кроме того, в зависимости от правильности классификации ввозимого оборудования зависит и ставка таможенных платежей. Неправильная классификация ввозимого товара расценивается таможенным органом как нарушение таможенного законодательства, а это предполагает приличные суммы штрафов. Кроме того, декларант попадает под контроль ФТС, полиции, поскольку существует еще и уголовное наказание.

N: — Этими знаниями должен обладать таможенный представитель?

В.Б.: — Перечисленные мной услуги могут оказывать как таможенные представители, так и юристы, аудиторы. Однако институт таможенного представителя сейчас находится в упадке, а разрабатываемая нами технология уничтожит его практически до нуля.

N: — Почему раньше таможенные представители были востребованы?

В.Б.: — Раньше таможенники работали со мной как с таможенным представителем, если и не в приоритетном порядке, то без всяких лишних изысканий, потому что у меня были финансовое обеспечение и профессиональные специалисты. Потом законодательно было введено обеспечение на уровне 1 млн евро. Если участник ВЭД замораживает 1 млн евро и еще 20 млн рублей страховки, то его декларация становится в 100 раз дороже. Он начинает думать, как сэкономить: нанять собственного юриста или пойти к «серому» таможенному брокеру. По этой причине, по моему мнению, легально работающие брокеры и не выдержали конкуренции. «Серые» брокеры могли решить с таможней любые вопросы, поэтому только в основном они на рынке и остались.

N: — Почему новые технологии убьют и «серых» брокеров?

В.Б.: — Раньше они по знакомству подходили к таможенному инспектору и спрашивали: «Мой товар стоит $ 10, я пройду риски?» «Да, даже можешь еще снизить цену на 10%, но мне отчислишь за информацию». Теперь никто ничего знать не будет, даже сотрудники таможни. Когда, например, мы по решению руководства ФТС закрыли для таможенников допуск к нескольким технологическим решениям, недовольство со стороны многих таможенников было по всей стране. Сегодня информационная система позволяет руководству ФТС сжимать кольцо и не допускать туда даже своих. Останется только человек 5, которые могут войти в эту систему и что-то в ней реализовать. Недавно мы были в Армении и обсуждали эту тему на уровне Евразийской экономической комиссии. Я рассказал коллегам о том, что происходит сейчас.

Участник ВЭД подает декларацию, система ее принимает. Если что-то там неправильно, бедный инспектор, поскольку по закону отказать нельзя, сидит и правит ее. Инспектор таможни вместо того, чтобы выпускать 50 деклараций в день, трудится над одной, а 49 участников ВЭД ждут, пока он выпустит эту декларацию. Новый Таможенный кодекс предполагает, что если форматно-структурный контроль не соблюден, то информационная система возвращает декларанту его декларацию, и при этом деньги бюджета не тратятся впустую.

N: — То есть этот участник ВЭД нанимает более грамотного юриста, который правильно все оформит?

В.Б.: — Нет. Он должен выбрать не только грамотного консультанта, но и правильное программное обеспечение. Есть разработчики программных средств, заявляющие, что они все могут. Декларанты посылают в ФТС свою декларацию, заранее не соблюдая все требования, которые предъявляются к электронной структуре документа, и она не проходит форматно-структурный контроль. Декларант в растерянности, товар и фуры стоят, расходы идут, а кто виноват — не понятно.

N: — Это та работа, которую выполняет ваш Центр информационных технологий и инноваций?

В.Б.: — Нет. Разработчиков таких программных средств по стране немного, возможно не больше 5. Мы сейчас на перспективу занимаемся технологией, которая будет работать на уровне бухгалтерской программы, а сейчас ведем переговоры с компанией, которая осуществляет разработку бухгалтерского софта, чтобы внедрить наши модули в бухгалтерскую программу. Если это состоится, то даже бухгалтер сможет оформлять таможенную декларацию. Тогда не понадобятся ни таможенные представители, ни юристы. С нашей стороны практически все готово, мы можем все это сделать за год.

N: — Если технологии развиваются в этом направлении, то услуги «ТАМГА-Интернэшнл» тоже вскоре не потребуются?

В.Б.: — Все эти технологии решают вопросы документального контроля, но есть еще и фактический: кто-то должен еще все это связать. Например, в Хабаровске есть крабы, а в Калининграде их нет. Мы можем заключить и выполнить такую сделку.

N: — Почему компания сама не может купить крабов?

В.Б.: — Например, мы заключили контракт с одним из предприятий в Каменске-Шахтинском. В нашем регионе есть масса производителей подсолнечного масла, но конкурс для этого предприятия на поставку масла в большом объеме выиграли мы. У нас есть оборотные деньги, контракты с перевозчиками, мы знаем, как быстро выполнить работу. Сейчас важно обладать свободными денежными средствами, соответствующими контактами и технологиями, а не собственным имуществом. Найти транспорт для перевозки несложно, а информация о порядочности того или иного подрядчика тоже уже есть в интернете. Но выигрывают те, кто способен сдержать свое слово и обладает профессиональными знаниями и хорошей репутацией.

N: — Много у вас таких клиентов? Как их находите?

В.Б.: — Много, но назвать их не могу. По большей части мы их находим на сайтах закупок, участвуем в тендерах. Во всех контрактах есть условие: обеспечение исполнения контракта в размере 30% от всей его суммы. У нас это все отработано, поскольку мы работаем с госзаказчиками (ФТС, Евразийская экономическая комиссия). Для работы с госзаказчиками мы получали лицензии, аттестаты и т. д. В свое время мы потратили на это много времени и денег, теперь используем накопленный опыт. «ТАМГА» имеет лицензии ФСБ и ФСТЭК России. А Центр информационных технологий — две лицензии от Минкомсвязи.

N: — Превалируют экспортно-импортные операции или внутренние?

В.Б.: — Пока больше внутренних операций, чем внешних. Мы возродили эту компанию только в августе 2017 года. Ранее она находилась в спящем режиме, поскольку мы закрыли деятельность таможенного брокера. Надеемся, что санкции в отношении России в этом году все-таки снимут и экспортно-импортная деятельность компаний расширится.


Теги: ГК ТАМГА, Валерий Болюченко

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

7633 просмотра


Для добавления комментария необходимо авторизоваться

СПРАВКА

Валерий Болюченко

Валерий Евгеньевич Болюченко родился в 1958 г. в Ростове-на-Дону. Имеет два высших образования. Проходил службу в Ростовской таможне. Награжден медалями «За укрепление таможенного сотрудничества» и «25 лет Федеральной таможенной службе». Возглавляет ГК «ТАМГА» с мая 1990 года.

ГК «ТАМГА»

ГК «ТАМГА» основана в 1990 году. В группу входят три компании, в которых трудятся около 70 человек. Основная часть — это программисты. По данным «СПАРК-Интерфакса», выручка ЗАО «ТАМГА» за 2016 год составила 177 млн рублей (-39%). Сумма заключенных контрактов в 2016 году — 205,8 млн руб., в 2017-м — 331,8 млн руб. Собственники: Людмила Кашпарева — 11,64%, ФТС — 7,48%, Валерий Болюченко — 5,53%.
Выручка ЗАО «Центр ИТ и инноваций» в 2016 г. — 24,2 млн рублей. Собственники: Валерий Болюченко — 29,9% и еще 3 физлица. Сумма контрактов, заключенных в 2016 году — 10,6 млн руб., в 2017-м — 16 млн рублей.
Выручка ООО «ТАМГА-Интернэшнл» в 2016 г. — 5,8 млн рублей. Собственники: Валерий Болюченко — 56,9%, ЗАО «ТАМГА» — 39,65%, Виктор Гражданкин — 3,45%. Сумма заключенных в 2017 году контрактов — 12 млн руб.

Самое читаемое


Яндекс.Метрика

Copyright © 2000-2018 Газета «Город N» | Данный сайт является интернет-версией деловой газеты «Город N» | Использование материалов допускается только со ссылкой на «Деловой Ростов» или «Город N» | Учредитель, издатель и редакция ООО «Газета» | Адрес редакции: 344000, Ростов-на-Дону, ул. Варфоломеева, 259, оф. 803-804 | Телефон (факс) редакции: +7 (863) 2 910 610 | e-mail: n@gorodn.ru | Редактор сайта — Алексей Тимошенко | Дизайн сайта — Владимир Подколзин